Личный ад мистера Уайта

Хольмгрен Освальд

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Личный ад мистера Уайта (Хольмгрен Освальд)

Личный ад мистера Уайта

6.7.2015

«- знаете, есть вещи, которые люди могут тебе простить, если ты убедишь их, что иначе поступить было нельзя. Но проблема состоит в том, что сам себя простить ты не сможешь. И будешь нести это бремя до самой гробовой доски».

ПРОЛОГ

Территория США, штат Мичиган.

Март – время, когда погода позволяет одеться легче и свободно гулять, не боясь простудиться. Но темноволосый паренек не изменил своей привычке и вышел на улицу в легком шарфе, повязанном на французский манер. Этот шарф ему подарила мама, а потому он был особенно дорог ему. Перекинув через плечо рюкзак, он шел вдоль набережной. Мальчик не спешил домой, потому что знал – отец сегодня не выезжал на работу, в офисе сгорел щиток. Он работал редактором в местной газете и с виду был интеллигентным человеком. Однако дома превращался в изверга, так что мальчик не горел желанием находиться рядом с ним. Но беспокойство за мать не позволяло ему оставлять ее наедине с отцом, а потому сегодня он торопился покинуть школу.

Живя тринадцать лет под одной крышей с отцом, мальчик не видел от него ничего хорошего, кроме того, что он срывался по каждому поводу и кричал на первого попавшегося. Обычно под горячую руку попадал сам сын, но вот только родитель не распускал руки на него, а выливал весь гнев на мать. Почему его злила малейшая неудача, мальчик так и не понял. Поначалу он боялся отца, избегал его, мать закрывала его дверь на ночь на ключ, а затем он делал это сам. Но становясь старше, сын обнаружил, что на место страху приходит ненависть. Поначалу он испугался, что становится похож на отца, но и это чувство вскоре прошло.

Небольшой двухэтажный домик без всяких гаражей и садов – единственная крупная вещь, которую позволили финансы семьи. Они не жили бедно, но и не разбрасывались деньгами. Сын рос в самых простых, чуть ли не аскетичных условиях, что воспитало в нем неприязнь ко всякого рода пустым тратам. Он не одевался дорого, не приезжал в школу на машине, не размахивал дорогим планшетом и не имел больших карманных денег, но это нисколько не задевало его, не заставляло чувствовать себя приниженно в окружении богатых однокашников. Говорят, если ребенок один в семье, он вырастет избалованным. Мальчик был единственным ребенком у своих родителей, но вот признаков избалованности на себе не обнаруживал. Да, мать окружала его максимальной заботой и всячески его поощряла, но в отличие от других детей, ее сын не воспринимал это как должное, а знал, что обязан в будущем отплатить ей в ответ.

Мальчик остановился у дверей и прислушался: из глубины дома доносился раздраженный голос, в котором он узнал отцовский. Без сомнения отец снова кричал на мать. Мальчик видел, как его мать переживала по этому поводу: она была впечатлительна, и такое обращение могло повлиять не лучшим образом на ее психическое здоровье. Мальчик сжал кулак так, что ногти сильно взрезались в кожу ладони и, поборов волну гнева, открыл дверь.

Голос стал громче и звучал откуда-то со второго этажа. Мальчик бросил рюкзак прямо на тумбочку в прихожей, разулся и скользнул по лестнице наверх. С каждой ступенькой возрастала волна его напряжения, но он пытался оставаться предельно спокойным, чтобы не испортить ситуацию.

- Если этот поганец не начнет учиться, как надо, я отправлю его в интернат!

Мальчик уже не первый раз слышал от отца подобные эпитеты в свой адрес. Определив, что голос доносится из спальни, он на цыпочках подошел к двери. Яркое солнце било в окно через легкие тюлевые занавески, отчего из-под закрытой двери можно было увидеть две тени, периодически менявшиеся местами.

- Он не может тянуть все сразу, разве ты не видишь? – заступалась за сына мать. – Достаточно тех успехов, которых он достиг в других предметах.

- И что он будет делать? Эти его игрушки не принесут никакого дохода - один такой же талантливый уже доигрался до того, что сидит теперь на помойке.

Отец семейства продолжал повышать голос, не считаясь с соседями и не подозревая, что его сын четко слышит каждый звук.

- Наш сын достаточно талантлив, чтобы добиться в будущем результатов.

- В таком случае пусть развивает свой талант в другом месте. Завтра он отправится в интернат.

- Я не отдам своего сына в интернат!

Отец схватил мать за запястье так, что она почувствовала резкую боль. Как озлобленный зверь, он сцепил зубы и сжал ее руку так сильно, что можно было представить, какой отек на запястье останется.

- А я не позволю тебе заступаться за этого засранца, - прошипел он ей на ухо.
- Он это заслужил.

- Не трогай меня!

Он замахнулся, чтобы влепить жене пощечину, когда сзади на него набросились. Мужчина не мог увидеть лицо агрессора и начал терять равновесие из-за внезапного нападения. Горло ему сдавили изо всех сил, дышать становилось тяжелее. Кое-как устояв на ногах, он попытался схватить нападавшего, но в тот же миг почувствовал резкий холод и невыносимую боль в горле, как будто ему туда вонзили нож. Руки напавшего отпустили его, и отец упал лицом вперед. Под щекой он почувствовал жесткий ворс ковра, а через мгновение ворс покрыла теплая вязкая жидкость. В глазах начало темнеть и постепенно сознание его покинуло.

ГЛАВА 1. НЕОБЫЧНЫЙ КЛИЕНТ.

Территория США, штат Теннеси.

Маркус Даррелл был недоволен. За тридцать лет работы в полиции ему приходилось иметь дело с разного рода мерзостью, выслушивать нелестные слова как в свой адрес, так в адрес других, с ним находящихся, ловить грабителей и неудавшихся карманников. Получив звание шерифа и взяв под управление местный полицейский участок, Даррелл отнюдь не мечтал, что работать станет легче. Все так же мелькали перед глазами карманники, убийцы и прочие сомнительные персоны. Но вовсе не это возмущало офицера полиции. Уже пять лет он верховодит в участке, и все также этот участок напоминает проходной двор. Каждый день кого-то уведут, кого-то приведут, к кому-то придет родственник, друг, адвокат, кто-то еще. Молодой человек с покрытым сыпью лицом работает на участке дежурным и еле успевает водить посетителей к камерам.

Однако сегодняшний день разительно отличался от всех остальных. К одному из заключенных под стражу сегодня прислали адвоката. Она была весьма знаменитой персоной, поскольку стиль ее работы отличался от принятых негласных стандартов. Именно благодаря этому стилю она смогла добиться успеха в адвокатской среде. И Маркус Даррелл решил встретить ее лично. Не только потому, что она – знаменитость, но и потому, что ее будущий подзащитный не менее интересен.

Грейс Китон приехала в участок не одна – ее неизменный помощник Норманн Эрл как всегда нес планшет со всеми данными и коммуникатор, куда делал собственные заметки. Пройдя металлоискатели и пропуск, Китон и Эрл остановились около диспетчерской в ожидании шерифа. Участок совсем недавно пережил косметический ремонт, что, впрочем, не коснулось камер. Они как были «графскими развалинами», так и остались.

- Доброе утро!

Даррелл вылетел из диспетчерской так, будто ему было не пятьдесят три вовсе, а на двадцать лет меньше. В двери он не без труда протиснулся: сам он был достаточно тощим, но широкоплечий офицер занимал чуть ли не весь дверной проем и не давал пройти, хотя переговариваться по рации можно было и в другом месте.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.