Подгорное золото

Талова Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Подгорное Золото

Сказка о Слепом Драконе

– Золото хранится под Горой, и сотни храбрецов уходят искать его каждую весну...

Бабка крутит ручку музыкальной шкатулки, и комната полнится резкими звуками, хрипом и скрежетом, шепотом и дыханием, отдаленным гудением и тихим свистом. Шкатулка старее бабки, и, хотя ручка крутится легко, звуки никак не складываются в мелодию...

Ночлег в маленькой пещерке, колючая шерсть одеяла и резная крышка под пальцами. Шкатулка – и зачем Кинни взяла ее? Шкатулка была тем, что связывало вечером сестру, брата и их старую безумную бабку, и только.

– Когда тропы становятся сухими, смельчаки ищут тайные ходы вглубь вечного камня...

Бабкины глаза кажутся сапфирами в свете лампы. В глазах жителей Чэйе-Хенн – небо. Мягкий ночной бархат с блестящими звездными искрами, голубое утреннее стекло, пасмурная серость и темнота предгрозовых туч... Их глаза впитали небо – так говорят. Уже два года, с тех пор как город их вновь полетел, а Хранитель, Финд Чэйе, потерял сердце, не родилось ни одного ребенка с глазами иных цветов.

Кинни насмотрелась на небо за год с лишним так, что оно ей даже снилось. Небо и камень, камень и небо, и весна вне Чэйе-Хенн уже вторая на ее счету. И той, другой, прошлой весной город вновь взлетал, подчиняясь воле Хранителя, поднялся, чтобы проделать путь через чужие земли, торгуя вещами и знаниями волшебного, летающего анклава.

Сложнее всего было не повернуть назад осенью – ведь город вернется зимовать на прежнее место, и Кинни примут с радостью... Она займет домик умершей уже бабки, не тронет вещи брата и будет жить. Просто жить, не вспоминая ничего.

Киан родился на восемь лет позже сестры, а через два года после его рождения болезнь унесла и мать, и отца, но память о них брат с сестрой поделили на двоих. Двухлетний братишка, не осознавая ничего, поднял воспоминания сестрицы и часть их оставил себе. И тем самым уменьшил ее боль... И Кинни двигалась дальше, разыскивая сердце гор и тайные горные тропы.

– Путники находят улу, до которой еще не добрались наши шахтеры, но не это богатство им нужно. Ну а золото... Подгорное Золото стережет самая жестокая тварь подземелий – Слепой Дракон.

Бабка замолкает, хотя ее молчание на этих словах легенды уже давно не вызывает у Кинни с братом никакого трепета.

За пределами равнины, в землях воинственных лордов востока, драконы, бывает, разоряют села, и рыцари доказывают свою доблесть, вступая в бой с огнедышащими. На колдовском севере огромные крылатые змеи обвивают курганы в три кольца и стерегут покой мертвых. По всей земле бродят оборотни-драконы, чьи молодые лица не отражают и сотой доли тех знаний, что хранит разум.

И только здесь дракон слеп. И только здесь дракон ни разу не покинул подземелья. Он существовал, пожалуй, только для двенадцатилетнего Киана.

– Ты веришь в Слепого Дракона, Кинни? – спрашивает бабка.

– Да, конечно.

Нет, конечно, но не стоит спорить с бабкой Оттой и не стоит ее обижать.

– А ты, Киан?

– Нет, – братец отворачивается к стене.

Кинни уже давно, уже годы, бесит эта сказка и эти вопросы, но она раз за разом отвечает «Да», потому что бабка безумна, но тиха, и... пусть повторит сказку в тысячный раз, Кинни не сложно послушать.

Бабка хмурится, тонкие губы начинают дрожать.

– Да, Киан, – произносит Кинни. – Ведь иначе куда пропадают смельчаки, ушедшие на поиски Подгорного Золота?

– Подыхают, – бурчит Киан, натягивая одеяло на голову. – И все.

И все. Киан говорил в бессмысленной злобе, раздражаясь в первую очередь от того, что сам, даже в четырнадцать лет, верил в Слепого Дракона... А в Подгорное Золото верили все: и те, кто уходил на его поиски, и те, кто оставался их ждать.

А потом Киан ушел. За Подгорным Золотом. Кинни слишком поздно поняла это, не успела вовремя покинуть город и потеряла полгода. Даже не стояло вопроса – ждать брата или искать его. Кинни не верила в то, что Подгорное Золото может кто-либо найти.

Бабка плачет, тихо поскуливая, сгорбившись на табурете между кроватями брата и сестры. Это должно вызывать жалость, но вызывает страх. Когда-то Кинни и Киан пробовали ее успокаивать, но со временем убедились – никакие слова не действуют, можно только ждать.

– Да хватит, хватит! – Киан вскакивает с кровати, в бессильной ярости сжимает кулаки и кричит. – Путники попадают в лапы Слепого Дракона, да, я знаю!

– Только самые удачливые, – сквозь слезы бормочет бабка. – Те, кто сумел сбежать от альвов, ведь подземные жители...

– ...начинают охотиться на людей, я знаю, – устало говорит Киан.

Сестра намного терпеливее него.

«Начинают охотиться на людей», – прошептала Кинни, едва открыв глаза поутру.

Страха не было. В конце концов, она знала, на что шла... Даже верила, что никому не найти Подгорное Золото...

Напротив нее, у стены, сидел альв, точь-в-точь такой, каким описывала его бабушка Отта: с худыми жилистыми руками и длинными пальцами, с бледной-бледной кожей, с большими блеклыми глазами, не способными ничего рассмотреть при дневном свете. В нем, в тонком, нескладном на первый взгляд существе, было нечто такое, что надолго удерживало взгляд. Кинни не могла понять, в чем дело, но внезапно подумала, что волосы альва похожи на паутину – такие же светлые и тонкие, – и нестерпимо захотела потрогать их и убедиться, что они так же мягко липнут к рукам.

– Альвы приходят незаметными и пугают людь до седины, – медленно произнес альв. – Ночью твои волосы были темными, а сейчас Фиох видит плохо, скажи, ты поседела?

– Я не испугалась.

Дрогнули тонкие злые губы, Кинни замерла на миг – и кинулась к выходу из пещеры. Зацепившись рукавом и разодрав старую ткань, вылетела наружу, на уступ над изгибом горной тропы, на который забралась вчера вечером.

– Стой!

Кинни не успела сбежать – альв схватил ее за шиворот. Затрещали нитки, Кинни схватилась за горло, но уже через миг тонкие, на удивление сильные пальцы отпустили воротник и вцепились в плечо.

– Здесь Фиох совсем ничего не видит, – пробормотал альв. – Слишком светло. Вернись.

Однако вместо того, чтобы затянуть Кинни обратно, под темные своды, Фиох убрал руку с ее плеча и сам вышел на маленькую каменную площадку. Он застыл ровно на самом краю. Толкнуть в спину – проще простого... Порыв ветра взметнул светлые волосы, Кинни протянула руку – и альв резко развернулся, удержавшись на уступе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.