Дисциплинарный вопрос

Серия: Сага о Форкосиганах [24]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дисциплинарный вопрос ( )

ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ВОПРОС

Юмористический сиквел к "Камасутре для камикадзе"

Автор: M_A

Персонажи: Петер, Эзар, Хенн Рау

Рейтинг: слэш, PG, юмор

- И еще, - сказал генерал граф Петер Форкосиган.
- Эт-та.

Лица всех присутствующих обратились к говорящему. Если уж Петер, что всегда резал правду-матку, не моргнув глазом, медлит с речью, значит, в конце совещания генерал решил вытащить на свет Божий что-то и впрямь интересное.

- Я хотел бы обсудить дисциплинарный вопрос. Один из моих ребят трахнул пленного цета.

Повисла тишина. Слышно было, как проснувшаяся от тепла муха билась о стеклянный колпак керосинки. Да, признаться, в партизанских отрядах бывали всякие случаи... но генерал был первым, кто вот так во всеуслышанье назвал вещи своими именами. Граф Петер явно ждал от подчиненных какой-то реакции. Те медлили, пытаясь понять, какой именно. Генерал нахмурился – ему определенно не нравилось количество лиц, на которых читалось «немедленно дать медаль за заслуги в обороне Отечества».

- Это... рыженький такой, да?
- раздался среди всеобщий тишины деловитый голос Форрейли, белобрысого человека с мелкими чертами лица, что командовал третьей ротой.
- В чине центурий-капитана, кажись? И фамилия такая - короткая, на "эр"... Как же, как же... у нас он тоже бывал... у меня до сих пор в роте шестеро человек невменяемы... мы его в пятую роту передали.
- Он обернулся к командиру пятой роты.
- Что скажешь, Форпопулос? У вас без трупов?

Грек заливисто рассмеялся.

- Еще как без трупов! Мужики-то его без меня меняли, ну, возвращаюсь с задания, натурально - что, думаю, в лагере такое деется? шум, плеск, беготня... и этот, рыженький, мне навстречу идет. Рау, кстати, его фамилия.
- присутствующие попритихли, и Форпопулос, явно польщенный вниманием к нему как к рассказчику, закинул ногу на ногу и устроился поудобней.
- Так вот, значит, идет ко мне этот рыженький, кланяется, натурально, как это у них, цетов, заведено - ах, командир, я тут имею честь гостить у вас в плену - да-да, заметьте, это он так сказал - и вот решил взять на себя смелость приготовить вам ванну... Так что сделали, шутники: он с моим механиком перепрограммировал генератор и силовым полем перегородил ручей - ну, была у нас там такая лужа, курица вброд перейдет - а когда в запруде оказалось достаточно воды, они ее тем же генератором нагрели. Ну и, натурально, уже пол-роты там плещется! сами знаете, как у нас с водой-то.
- Грек пригладил темные волосы.
- В общем, оттянулись мы тогда.

Тут разом заговорили командиры первой, двенадцатой, восьмой, шестой, седьмой и десятой рот.

Как выяснилось, трое из них знали Рау, одному довелось играть с ним в шахматы на раздевание ("чтобы я еще раз сел играть с этим идиотом!"), двое состояли с ним в переписке и еще один чудом спасся из объятий гостеприимного цета, наврав тому, что в Форбарр-султане его ждет очень ревнивый любовник.

Еще через полчаса обсуждений сам собой напросился вердикт - с проблемой надо что-то делать. Генерал Петер все более мрачнел.

- Ну? – обратился он куда-то в пространство. – Вы что скажете, майор?

И только тут до всех присутствующих дошло, что за все время бурного обсуждения сей наболевшей проблемы в штабе бесшумно материализовался майор Форобьев. Форобьев был птицей высокого полета: он ведал связями с внешней разведкой, а также вел учет продовольствия. Он, как никто, умел пикировать внезапно и наводить шороху - как на тех, так и на других - а его пресловутая способность возникать из ниоткуда доводила до инфаркта не только караульных.

Появление Форобьева заставило всех насторожиться. Майор медленно расстегнул планшет, вынул из него документ, скрепленный печатями Цетаганды, и положил его на стол перед генералом.

- Кажется, - медленно произнес он, - проблему решили за нас.

Генерал Петер вскрыл бумагу и пробежал ее глазами.

Присутствующие обменялись быстрыми взглядами, и Форрейли высказал всеобщее подозрение:

- Господин генерал... с ним, ээ, с ним что-то случилось? с гем-капитаном Рау?

Вместо ответа генерал побагровел, а потом с размаху хватил кулаком по столу:

- Что-то случилось?! С ним?! А что может с ним случиться, я вас спрашиваю, пока вы, господа офицеры, потакаете его выходкам, забыв дисциплину, честь мундира и долг перед родиной?!
- Все присутствующие нервно заерзали, выпрямляя спины, расправляя плечи, одергивая форму и застывая по стойке смирно.
- И вот пока эта ходячая провокация, эта двуногая зараза цетагандийской распущенности ходит по нашим рядам, подрывая дисциплину и расшатывая мораль - эта цетагандийская сволочь, гем-полковник Рау, который, кстати, как выясняется, близкий родич этому вашему капитану - эта цетагандийская сволочь осмеливается ставить мне условия!
- палец генерала ткнул в бумагу.

Стало тихо. Присутствующие затаили дыхание; муха опять солировала. Генерал перевел дух и заговорил - на этот раз с подчеркнутым спокойствием.

- Здесь, - генерал постучал по бумаге, - подробно перечислено, сколько высших чинов армии Цетаганды, взятых нами в плен...

Офицеры слегка побледнели.

- ...а также - сколько и каких стратегических объектов...

Лица вытянулись.

- ...а также - сколько разработанных нами новых технологий...

Поверх бледности начал вспыхивать нездоровый румянец. По-прежнему стояла абсолютная тишина.

-... нам следует передать гем-полковнику Рау, чтобы тот, наконец, избавил нас от общества своего племянника!
- снова загремел генерал.
- И я спрашиваю вас - что прикажете мне делать?!

- Это провокация, сэр!
- сверкнул глазами Форпопулос, возмущение и природный темперамент которого превозмогли требования приличия.
- Мы не должны поддаваться!

- Так ээ, господин генерал... сэр!
- снова подал голос Форрейли.
- Может, пусть он пока поживет у нас, а? А там, глядишь, и полковник станет, того... посговорчивее.

Тут снова заговорили все разом.

Петер Форкосиган с досадой понял, что остался в подавляющем меньшинстве. У него хватило выдержки не настаивать.

***

Вечером того же дня граф Петер вознаградил себя за проигрыш, в красках рассказав капитану о похождениях рыжего цета и с удовольствием наблюдая, как тот меняется в лице. Уже ночью, проходя мимо капитанской палатки, он услышал, как Эзар меряет ее шагами, бормоча себе под нос: «…а говорил, я ему нравлюсь…» и «…шкуру спущу, скальп сдеру, не знаю, что сделаю…» - и удовлетворенно улыбнулся: будешь знать, командир, как в одиночку цетов трахать. Эгоист чертов. Брали всем отрядом? Ну вот и следовало делиться.

В это же время примерно в пятистах лигах к югу капитан Хенн Рау, тайно связавшийся по ручному комму со своим дядей-полковником, рассыпался в благодарностях за позволение оставаться со своими «барраярскими друзьями» так долго, как он сам того захочет.

В нескольких десятках тысяч лиг над поверхностью планеты полковник Ренн Рау отключился от комма и возблагодарил небо за удачный маневр, позволивший тактично выставить племянника из зоны боевых действий. Начальству – а также родителям Хенна – он написал, что гем-капитан отправлен с долговременной разведывательно-диверсионной миссией в глубокие тылы врага.

На следующий день капитан Эзар вызнал у Петера текущее местонахождение гем-лорда Рау, под благовидным предлогом выпросил увольнительную и исчез в неизвестном направлении.

Через год вернувшийся на Цетаганду Хенн Рау был представлен к званию майора. Однако куда более он гордился особой наградой, которую Высший совет аут-леди, возглавлявших Академию Изящных искусств, вручил ему за неоценимый вклад в распространение истинно цетагандийского образа жизни.

Алфавит

Похожие книги

Сага о Форкосиганах

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.