Разносчик

Серия: Город голодных теней [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разносчик ( )

«Я хорошо вижу: вы — сила, Максим. (…) И еще советую вам помнить — никакая сила не остается долго без хозяина. Всегда находится кто-нибудь, кто старается приручить ее и подчинить себе — незаметно или под благовидным предлогом…»

Стругацкие «Обитаемый остров».

1

Алексеич оглядел сопровождающих его девушек, изысканно и умело, а главное — ускользаемо, незаметно для обычного глаза одетых для вечера в ресторане, и ухмыльнулся. Тяжёлая ухмылка вкупе с цепким взглядом заставила обеих подтянуться и пожалеть, что рядом нет зеркала: всё ли в порядке с одеждой?

— Итак, дамы. Не забываем: я здесь по делу, вы — практикуетесь. Никаких шур-мур не разводить, ясно? Замечу, что отвлеклись, — будете снова гулять в курсантах. Поехали!

Опустив глаза, Наташа подумала: «А если мне всё же захочется шуры-муры развести, но с вами, многоуважаемый Алексеич?» Но смяла улыбку, опустив глаза, и легко положила ладонь на его локоть. Самоуверенное начальство выглядело степенным мужиком за пятьдесят, но каким мужиком! Плотный (Наташа уже знала — мускулистый) на вид, умнейший, насмешливый, властный — мечта, а не мужчина… Девушка втихомолку вздохнула: у начальства лишь один непоправимый недостаток — он абсолютный однолюб.

Проходя коридор к заказанному для торжества залу, Наташа всё-таки мельком уловила в зеркальной стене шествие их троих среди других мелькающих фигур и невольно выпрямила спину. Рядом с Алексеичем (как там — в мультике? «Фамилие такое»!) надо держать ухо востро. На людях и в деле он ничего не скажет, но дома, на тренировках, всю душу вымотает.

Наконец они вошли в зал, в котором из-за праздничного освещения стены словно пропали. Богатый праздник. Но их с Леной мероприятие не касалось. Наташа даже вспомнить сейчас не могла, что здесь проводилось: свадьба, юбилей или празднование чего-то другого. Если она не будет знать этого и в следующий раз — с рук сойдёт. А вот Лене — нет. Если Наташа специализировалась на умении смотреть сквозь задуманную человеком маску, то Лена работала с эмпатией, и ей было необходимо знать настроение людей на празднике — в зависимости от целевой направленности торжества.

— Алексеич! — Поспешивший к ним мужчина в смокинге распахнул объятия и похлопал начальство по спине. — Рад тебя видеть! Ты как всегда донжуанистый… — восхищённо сказал хозяин празднества, пожирая глазами двух спутниц Алексеича. — Откуда только берёшь таких красавиц?

Очутившаяся напротив Наташи Лена кинула короткий взгляд на Алексеича и, полуоткрыв губы, мягко улыбнулась хозяину. Тот похлопал глазами, а потом словно вообще забыл о девушках, утаскивая Алексеича познакомиться с нужными людьми. Девушки переглянулись и спокойно разошлись по залу. Проходя мимо зеркала, Наташа всё же позволила себе краткий взгляд на себя: корректно короткое чёрное платье с еле заметным блеском люрексовой нити, чёрные колготки и чёрные туфли на каблучке, гладко причёсанные волосы — в полутьме и неверном освещении тоже чёрные, ну и немного бижутерии, не считая маленькой сумочки-ридикюля на цепочке, обмотавшей кисть как браслет. Всё. О внешности можно не беспокоиться. Можно заняться людьми.

Сохраняя отстранённую улыбку не самой важной гостьи на этом празднике, Наташа медленно подходила к людям, незаметно, но внимательно оглядывала их, иной раз даже вступала в беседу, если она касалась общих тем — о празднике, о нарядах гостей, о блюдах на столе…

Через полчаса пробегавший официант, один из снующих по залу, заметил, что гостья без бокала, и вручил ей шампанское. С бокалом в руках Наташа почувствовала себя агентшей при Джеймсе Бонде и, немного посмеиваясь шпионскому состоянию, продолжала лавировать среди гостей.

Кто-то сзади взял её за локоть, ненавязчиво останавливая.

— Леди танцует?

Наташа, всё так же улыбаясь, обернулась.

Высокий, несколько излишне тощий парень в костюме, явно шитом на заказ, стоял перед ней. Длинное лицо с узковатыми глазами, слишком широкий рот и тонкий нос, тёмные волосы зачёсаны назад — нет, этот человек был незнаком Наташе. Но… симпатичный. Почему бы и нет? Она же гостья. И это не шуры-муры, так не любимые начальством.

— Если я найду, куда поставить этот бокал…

Она не договорила — парень взял её бокал и поставил его на поднос пробегающего официанта. Кажется, тот даже не заметил этого движения, исчезая в говорливой толпе. Интересно, парень просто приглашённый кутила или из светских гуляк?

— Вы разрешите? — Сильная рука обняла девушку за талию, и парень ввёл её в круг танцующих. Глядя в ей лицо и довольно обаятельно улыбаясь, представился: — Радим. Только не говорите, что имя редкое. Мне уже надоело это выслушивать — честно!

— Хорошо, — кокетливо поддразнивая, сказала девушка. — Я не буду вам говорить, что это имя редкое. Наташа.

Он умел танцевать почти на месте, причём давал возможность танцевать и партнёрше, чем и покорил Наташу. Девушка, успокоившись на этот счёт, с удовольствием подчинялась его рукам, пока не заметила, что Радим ведёт её целенаправленно. Или ей только показалось? Но с момента, как она заподозрила его, что он использует её в качестве прикрытия, она смотрела на его движения, на его мимику насторожённо. Правда, прочитать по лицу Радима ничего нельзя: он всё так же расслабленно улыбался.

Но когда он добрался с нею до динамиков, от которых, поморщившись, начал спиной отходить, ведя партнёршу на себя, она перевела дыхание и решила: а если он хочет танцем с нею отомстить, например, своей девушке? Или решить какие-нибудь бытовые проблемы?

Остановить его она не успела — и пятившийся парень спиной столкнулся с другой танцующей парой.

— О, простите! — охнула Наташа, пока Радим разворачивался взглянуть, на кого они наткнулись.

Пара оказалась претенциозной: дамочка блистала в драгоценностях и в настоящей маске из косметики; её партнёр был настоящим бугаем — словно недавно отъевшийся, отчего опасно округлый — рукава пиджака то и дело бугрились на плечах, бритый до голой кожи на голове, насупившийся, но вынужденно наморщившийся, потому что Наташа старалась вовсю затушить конфликт. Впрочем, кажется, его дамочка решила, что конфликт внимания не стоит, и первая начала уговаривать партнёра продолжить танец.

— Спасибо, — благосклонно сказали над головой, и Наташа оглянулась на Радима.

Тот смотрел на удалявшуюся пару с неопределённо странной улыбкой. Будто на детей, которые не подозревают, во что вляпались. Именно эта улыбка заставила Наташу заново приглядеться к парню.

— Радим, у меня впечатление, — осторожно сказала она, — что вы знаете этих двоих.

— У вас великолепное воображение, — улыбнулся парень. — Может, потанцуем ещё?

Несмотря на его уклончивость, припомнив его ведение в танце, Наташа не смогла отказаться от нового предложения потанцевать. А ещё не смогла отказаться, потому что вдруг уловила в его взгляде на уходящую пару, с которой они столкнулись, что-то знакомое. Специалист в ней мгновенно насторожился. Маска! Как же она сейчас жалела, что не договорилась с Леной о нечаянной встрече! Та могла бы разговорить этого парня, а Наташа сумела бы разглядеть, что за маска на нём!.. Увы, сейчас Радим держался очень закрыто. Девушка разочарованно вздохнула и, благо что он не возражал, закрыла глаза. Возможно, парень решил, что она наслаждается танцем, и старался не вести её по слишком широкому кругу. Наташа же воспроизводила мысленный портрет того бугая, пока не запомнила его.

— Хотите коктейль? — спросил Радим, склоняясь к ней, чтобы она расслышала его в общем гуле и в слишком громкой музыке.

— Да, если нетрудно.

Он сначала отвёл её к небольшой колонне, украшенной светящимися гирляндами, и вошёл в толпу. Наташа на мгновения расслабилась, перестала улыбаться, потому что от улыбки, которую надо сделать естественной, уже сводило мышцы лица. Она устало смотрела на толпу, прикидывала, сможет ли подвести Радима к Алексеичу, который его «раскроет» и без помощи Лены…

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.