Кащей и Иван

Окишева Вера Павловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кащей и Иван (Окишева Вера)

Кащей и Иван

(Нетрадиционный взгляд на сказку)

Автор: Окишева Вера Павловна Ведьмочка.

Жанр: сказка.

В темном дворце, в самой высокой башне была заключена красавица Василиса Премудрая. И томилась девица в ожидании, когда вызволят ее из плена.

- Выходи за меня замуж, Василисушка, - громко крикнул Бессмертный, прислушиваясь к горьким всхлипам за дверью.

- Не выйду, - донеслось в ответ.

- Выходи, красавица, - увещевал ее ирод. – Злата-серебра у меня немерено. В шелках и парче ходить будешь. Ни в чем нужды знать не будешь.

- Не выйду, Кощей Бессмертный, и не упрашивай, - не сдавалась красавица.

- Ну, дело твое, - пожал плечами душегуб, переглянулся с Волком и спросил у пленницы: - Любишь, мож, кого?

- Я замужем! – возмутилась Василиса.

Циничная ухмылка скривила бескровные губы.

- Так не придет за тобой муж-то, - вновь решил поиздеваться над пленницей Кощей.
- Говорю тебе, не придет.

- Иван придет, он не бросит! – уверенно возразила ему девушка.

Кощей прикрыл глаза, сжимая руки в кулаки, больно впиваясь ногтями себе в ладони. Крылья носа хищно приподнялись. Волк жалобно заскулил, отступая от разъяренного хозяина вниз по лестнице. Черные как ночь глаза открылись, и в них плескалась ярость.

- Иван, говоришь, - насмешливо повторил за девушкой Бессмертный.
- А чего же мужа-то не ждешь?

- Так царь он, - чуть слышно ответила девушка, которая явно была растеряна от заданного вопроса.
- Негоже государю по лесам скакать. У него дел невпроворот. На это дело - жену вызволять, у него богатыри есть.

- И Иван-дурак, - продолжил за нее Кощей, цедя слова сквозь стиснутые зубы.

- Ну и дурак! – вскинулась Василиса в защиту деверя.
- Зато добрый и в беде не бросит.

Враз успокоился Кощей, прислонившись спиной к двери.

- Не бросит, - согласился он с правдивыми речами девицы и крикнул ей: - Так точно не пойдешь замуж?

- Нет, говорю же, и не упрашивай, - получил твердый ответ Василисы.

- Ну как знаешь. Я тебе предлагал, а ты отказалась. Сиди и жди Ивана, - возвестил он пленнице, отступив от двери, и медленно стал спускаться вниз по крутой лестнице.

- И буду! – донеслось вослед.
- Он обязательно придет и отрубит тебе голову!

Лицо Кощея осветила веселая улыбка, и губы зашевелились, да только слов никто кроме Серого Волка не услышал:

- Конечно, придет. Обязательно придет. Не сможет по-другому.

Верный слуга остановился, поглядывая на дверь, и спросил у Бессмертного:

- Я посторожу ее, чтобы не сбежала?

- Да куда она сбежит-то. Слышал же, Ивана ждет, - невесело отозвался хозяин.

Но Волк предпринял попытку уговорить Кощея:

- Ну, вдруг Иван в окно полезет.

Грустный смех отразился от стен башни.

- Волк, не говори глупости! Иван в окно не полезет. Он честный, понял?

Волк грустно вздохнул и, бросив последний взгляд на дверь, поспешил догнать хозяина, тихо отвечая:

- Понял.

Бессмертный смерил его скептическим взглядом и покачал головой.

- Иди, давай, - махнул он в сторону леса, - Ивана встречай. Как бы чего с ним не приключилось. Чует сердце, запаздывает Ванюша-то. Запаздывает.

***

В чистом поле, возле могучего дуба, крона которого тянулась до самого неба, стоял Кощей над поверженным Иваном, у которого от усталости ни рука, ни нога не поднималась, и говорил ему:

- Давай, Иван, вставай. Ну же, вставай.

Покачал головой добрый молодец. Не осталось у него силы. Измотал его ирод в схватке неравной.

- Что ж ты не убьешь меня, Кощей? – просипел Иван.
- Я же вот лежу пред тобой. Давай, руби буйну голову! Ну же!

Но Кощей лишь тихо рассмеялся в ответ и присел перед Иваном на корточки.

- Дурак ты, Иван, дурачок, - ласково пожурил он добра молодца, снимая с него шлем, и провел по влажным волосам рукою.
- Я не могу тебя убить. Я же Зло, которое нужно изничтожить. Это ты меня должен убить.

- Я не могу, - прошептал Иван, прикрывая глаза и хватая ртом воздух.
- Я не справился с тобой. Так руби! Чего медлишь?

Но вместо того, чтобы воспользоваться беззащитностью добра молодца, Кощей сел на затоптанную траву возле него, положив меч рядом с собой. Он с доброй улыбкой поглядывал на тяжело дышавшего, всего взмокшего юношу. Ветер раздувал белоснежные волосы Кащея. Голову Бессмертного венчала корона, изготовленная из кости, а кожаный плащ укрывал плечи. Мужчина был облачен в обычную черную рубаху, подпоясанную кушаком, вышитым золотой нитью. Темные брюки были заправлены в черные высокие сапоги с загнутым носом.

Черные как ночь глаза с нежностью следили, как крупные капельки пота скатываются с виска Ивана, орошая светлые кудри. Да, Кощей изрядно заставил добра молодца, пытавшегося пробраться к высокому дубу, попотеть. Даже медведица не сумела помочь юноше, пала от острого меча Кощея. А заветный ларец так и остался нетронутым. Висел на самой высотой ветке, покачиваясь на скрипящих цепях.

- Сможешь, Иван. Сможешь, - тихо сказал Кощей, стирая пот со лба юноши ледяными пальцами.
- Сейчас полежишь, отдохнешь и сможешь. Я столько раз умирал от твоей руки, Ванечка. Ты даже не представляешь. И каждый раз я жду тебя. Жду, когда ты придешь за моей жизнью. Если бы ты знал, Ванюшка, как я радуюсь тебе.

- Почему? – шепотом спросил Иван, через силу открывая глаза.

Кощей горько усмехнулся, окинул взглядом туманную даль. Там, далеко в дали, стоял Великий Град, в котором и проживал Иван-дурак. Там все ждали известия об исходе битвы. Ждали, когда вернется богатырь после схватки с Кощеем Бессмертным и вернет им Василису Премудрую.

- Ты единственный, кто верит в добро. Единственный, кого не останавливает, что я бессмертный. А я бессмертный, Иван. Если и убьешь меня, я возрожусь. И ты это знаешь, но всё равно упорно борешься со злом, желая принести людям добро и радость. И я ненавижу их за то, что они так этого и не ценят, - Иван поверил в истинность его чувств, так как злоба исказила выразительные черты бледного лица Кощея. – Я готов их убивать сотнями, чтобы они страдали и мучились. Чтобы они поняли, чем жертвуешь ты, выходя со мной на ратный бой. Что ради них готов сделать, а они этого не ценят. Пользуются твоей добротой. А ты не ждешь от них благодарности, как последний дурак хватаешься за меч и вновь идешь ко мне.

Юноша от такой отповеди даже сумел приподняться на дрожащих руках.

- Но ты же зло, я должен...
- попытался высказаться Иван, но был остановлен очередным горьким смешком и веселыми искорками в черных глазах.

- Кому, Ваня. Кому? - насмешливо его спросил Кощей.
- Ты себе должен. Это у тебя сердце требует, душа зовет. Сердце у тебя доброе, Ванюша. Золотое сердце. Поэтому я и жду тебя, столетиями жду... Только тебя…

Ивану почудилась вселенская тоска, прозвучавшая в голосе Бессмертного, но только показалась, так как через секунду Кощей бодро позвал его, протягивая руку:

- Так что вставай, Ванюша, давай. Пора заканчивать смертный бой.

В сомнении глядя на раскрытую ладонь в перчатке, Иван был сбит с толку странным поведением Кощея:

- Я не понимаю.

- Дурачок, - рассмеялся Бессмертный совсем по-доброму, как мать иногда называла его в детстве.
- Вставай, говорю, бери меч и срази, наконец, меня.

Добрый молодец продолжал недоверчиво смотреть на Кощея, который поднялся и ждал, когда это сделает дурак. Руку опустил, осознавая, что Иван никогда ее не примет.

- Но я же проиграл.

- Кому, Ваня? - улыбка не сходила с бескровных губ Кощея.
- Добро никогда не проигрывает. Слышишь? Никогда не проигрывает. Добро побеждает Зло.

- Кощей, но ты же только что мог меня убить, но не убил. Почему? – продолжал допытываться Иван.

Он никак не мог взять в толк, почему Кощей решил дать ему еще одну попытку. Бессмертный опять отвел взгляд, с тайной грустью в глазах всмотрелся в даль. Немного помолчав, он холодно ответил:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.