Пробуждение тьмы

Серия: Элементы зла [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пробуждение тьмы ( )

Анна Милтон

Пробуждение тьмы

Элементы зла - #1

Для того чтобы явилось в свет какое-нибудь крупное зло, нужен один день, а чтобы стереть его с лица земли, потребуется несколько столетий.

Л. Блан

ПЕРВАЯ ГЛАВА

Проговаривая про себя Кодекс Ловцов, зазубренный от корочки до корочки, я тем самым пыталась успокоить взыгравшие нервы и вернуть терпение, безжалостно отнятое догонялками за Заблудшей душой. Каждый раз, получая задание, я боялась, что мне попадется именно такой вид духов. К счастью, подобных случаев происходило немного за всю мою работу в Службе Доставки, но этих разов было предостаточно, чтобы возненавидеть Заблудших. Их чертовски сложно поймать. Некоторых — невозможно. Это относится к тем, кто пробыл в мире живых более ста лет. Чем дольше они здесь, среди людей, тем неуловимее становятся. И опаснее.

Заблудший, которого я преследовала вот уже несколько часов, умер тридцать пять лет назад. Прошло больше четверти века с тех пор, как по тем или иным причинам он не смог попасть в Иной Мир и бродил среди живых. По идее, его поимка не должна была затянуться на такое количество времени.

Однако что-то пошло не так.

Наверно, все дело в летних каникулах, которые начались пару дней назад. Я расслабилась, осознав, что целых три месяца не придется думать об учебе. Минувший год сильно вымотал меня. Но что будет в следующем? Боже. Страшно представить. ЕГЭ и все дела… Брр.

Я поежилась и встряхнула головой. Ни к чему мне сейчас мысли о грустном. Необходимо сосредоточиться на призраке, поймать его, доставить к Порталу, а затем отправиться домой и завалиться спать.

Да, именно так и сделать.

Обернувшись, я убедилась, что кроме парня в желтой футболке и наушниках поблизости никого нет. Дождалась, когда шатен уйдет достаточно далеко, и крепко сжала в пальцах медальон, висящий на шее, в форме идеально ровного круга с кольцами иероглифов по краям. В центре находился еще один круг — переключатель в виде компасной стрелки. Там, где находился юг, был изображен открытый глаз. Там, где север, закрытый. Стрелка указывала в сторону. Я взяла медальон в ладонь и повернула ее на север.

Сквозь меня прошла волна неистового холода, но через секунду я почувствовала себя, как обычно, ощущался лишь легкий озноб. Это привычная температура для того места, куда я попала. Нет. Я стояла на все том же месте в двадцати шагах от продовольственного магазинчика. Только все вокруг изменилось. Цвета исчезли, и мир превратился в черно-серую картинку. Именно так все видит призрак после смерти.

Медальон в моей руке — переходник. Он делают меня невидимой для живых и видимой для мертвых. Я не знаю, как работает этот механизм, но это волшебство в чистом виде. Следует внимательно выбирать время перехода, чтобы никто этого не увидел. Я бы свихнулась, если бы человек на моих глазах просто взял и исчез.

То место, куда медальон перебрасывает, называется Серединой. То есть, это уже не мир живых, но еще и не мир мертвых. В Середину попадают души после смерти и блуждают среди живых, невидимые, неслышимые, неосязаемые, до тех пор, пока их не найдем мы — Ловцы.

Оказаться в Середине можно, если компасную стрелку указать на север, где находится закрытый глаз, что означает смерть. Открытый глаз на юге — жизнь. Вернуться в мир живых можно, если стрелку перевести на юг.

Я подняла голову и устремила взгляд на недосягаемое небо, которое утратило палитру нежных, мягких оттенков от хмуро-голубого вблизи до красноватого вдали, и стало серым. В спину подул сильный ветер, прогоняя по телу волну диких мурашек, и я заставила себя, наконец, сдвинуться с места.

Набравшись решимости и сделав глубокий вдох, я бодро рванула в узкий переулок, где, по моим предположениям, десять минут назад побывал Заблудший. Ага, вот и его След — угольно-серая, тонкая, зигзагообразная полоса. Но она стремительно таяла, поэтому нельзя медлить.

Я торопливо двигалась по Следу призрака. Через пару минут выскользнула из переулка и оказалась на небольшой круглой площади с милым, неработающим фонтанчиком и кучей ржавых в нем пятаков. Здесь тихо и почти всегда безлюдно. Особенно по вечерам. Когда фонтан работал — а это было в доисторическое время — сюда приходили ворковать влюбленные парочки. Призраки не любят такие места. Они предпочитают находиться среди большого скопления людей. Кто-то забавы ради, кто-то для подпитки энергией…

Здесь След оборвался, но вдруг с запада повеяло могильным холодом.

Это ощущение ни с чем не перепутать.

Резко остановившись, я обернулась в ту сторону, откуда почувствовала присутствие Заблудшего. Прищурившись, увидела, как у старого, двухэтажного здания из белого кирпича проскользнул вытянутый, дымчатый, плотный сгусток, смутно напоминающий человеческую фигуру.

Попался!

Улыбнувшись, я побежала к нему. Мысленно пожалела о том, что отправилась выполнять задание в балетках и новом джинсовом сарафане. Что, если придется применить силу против Заблудшего? Никто из них не уходит с Ловцами, не попытавшись улизнуть. И даже когда они оказываются загнанными в угол, то с упорным рвением делают все, чтобы избавиться от нас.

Но как они не понимают, что в Ином Мире им будет лучше? Хотя я не знаю, как там все обустроено, но прочла множество книг и выслушала добрую сотню тысяч историй о том, что, попадая в Иной Мир, духи находят умиротворение и обретают вечный покой… Это место становится для них новым домом.

Мертвым нечего делать среди живых. Такова истина.

Заблудший заметил меня и поспешил скрыться за углом продуктового магазина. Хотелось крикнуть ему: «Стой!», но он бы все равно не послушал. Чертовы призраки. Нет, чертовы Заблудшие. С ними столько мороки.

Пришлось ускориться. Постоянно спотыкаясь о камни продолговатой формы, из которых была выложена дорога, я достигла магазина. Резко затормозив, огляделась. Заблудший пропал, как сквозь землю провалился.

— Да что б тебя! — прошипела я.

Что-то резко и совершенно неожиданно сбило меня с ног. Чувствовалось это так, будто в спину врезался кулак изо льда. Не сумев удержать равновесие, я полетела вперед и проехалась щекой по камням около метра. Зашипев от жгучей боли, пульсирующей в ладонях, коленях и на лице, я попыталась встать, но внезапная дрожь свела попытку на нет.

Обернувшись через плечо, увидела, как в шаге от меня застыл Заблудший. Высокий, полупрозрачный, безликий, устрашающий. Есть призраки, которые выглядят как самые настоящие монстры, но долгое пребывание Заблудших в мире живых делает их не на шутку опасными, хоть они и кажутся с виду безобидными сгустками энергии.

Дело в том, что после смерти человеческие души становятся как бы несовместимыми с нашим миром. Живое отталкивает их, не принимает, и от этого души сходят с ума. Они становятся агрессивными и могут нанести серьезный вред людям.

Время, проведенное мертвыми среди живых, отдаляет их от человечности.

Повезло же мне нарваться на злого Заблудшего — обычно они не лезут в драку первыми.

Призрак не шевелился, что дало мне возможность спокойно, но не без боли подняться на ноги. Сняв с плеча сумку и не сводя глаз с Заблудшего, я достала Шкатулку — резную, из темно-красного, редкого вида дерева, сверкающую и покрытую лаком. На вид она казалась тяжелой, но по ощущениям не весила и ста грамм. Не знаю, как, но эта штуковина вмещала в себя души. Внутри шесть отделений — одно на призрака. Шкатулка являлась средством перемещения душ с места их смерти, или поимки, до Портала.

Так же вещица становится тяжелее, когда заполняется призраками.

Душа имеет свой вес.

— Пора на покой, приятель, — настороженно сказала я, медленно отрывая Шкатулку.

Заблудший совершил что-то похожее на наклон головы вбок. Возможно, он понимал меня, но все равно не мог ничего сказать в ответ — этот вид духов не умеет разговаривать.

Алфавит

Похожие книги

Элементы зла

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.