Убить телепузика

Марушкин Павел Олегович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ребята, стоп! Кладите меня здесь. Ёлочки – то, что доктор прописал; и камень как на заказ, драгуновку пристроить… Кролик, подкинь одно из твоих эскимо… Давай, которое в осколочной рубашке. Ну всё, бывайте… Боец Пятачок! Нюни подобрал – и вперёд, в ритме вальса! Голубой вертолёт за вами не прилетит, нынче все вертолёты в камуфляже…

Ушли. Хорошо ушли, грамотно – ни одна ветка не ворохнулась. Здесь повсюду леса, и с воздуха, как они любят, засечь нашу группу не получится. Но ягд–команда вытропит, конечно – по глубокой стёжке, виляющей меж сугробов.

Тут-то я их и встречу – милости вэлкам, как говорится. Времени, правда, есть маленько. Они теперь пуганые, сторожкие; всё-таки мы их здорово потрепали у станции… Как бишь её…

Хвоя и впрямь загляденье: густая такая, пушистая. Ежели не шевелиться, с двух шагов проглядишь. Нет, конечно — засекут и обложат; я нынче не шибко резвый, с простреленной-то ногой. Зато наши без носилок пойдут быстрей; повезёт, к утру перевал одолеют. Скверное там место, ох, скверное! Узкая горловина да голый камень окрест; но уж по ту сторону – ищи их, свищи…

Патронов у меня нынче в избытке. Я ведь холоднокровный, ребята; ни один тепловизор не засечёт; и морда цветом что твои ёлки. Естественный камуфляж, едрёныть! Потому и сменил калаш на СВД–шку, от снайпера по нынешним проклятым временам толку куда как больше. А гадов всяких я порядком передавил, и сегодня ещё с днём рожденья напоследок поздравлю. Будет что вспомнить, когда встретимся с Чебурашкой там…

Чебурашка… Когда-то любая дворняга считала за честь подать ему лапу; его знали все, от мала до велика, а гаденького словечка «телепузик» попросту не существовало в природе.

Он боролся. Писал в газеты, мотался по судам, сутками торчал в пикетах у телецентра… Не помогло ничего.

Эта рана так и не зажила. Слишком часто я видел в глазах друзей невысказанный вопрос «почему ты не остановил его?». Слишком часто задавал себе сам… Порой мне снится, как он уходит во вражеский стан – ночью, один, обвязавшись взрывчаткой и прикрепив на макушку фальшивую антенну. Что тут скажешь – на войне, как на войне… Проклятые оккупанты.

Но, когда это случилось, поднялись все! Все, в ком ещё оставалась хоть капля совести. Эти пучеглазые чудища, наверное, так и не поняли, что же произошло, почему весь мир ополчился вдруг против них…

Над головой с грохотом проносится звено «Команчей». Потоки искрящихся, розовых от закатного света снежинок медленно, будто во сне, опадают с тёмных ветвей… Красота!

Осторожно протираю затвор. Воздушная разведка противника… Не, ребят, зря стараетесь. Ни черта вы не увидите с такой высоты; а вот у наших «Игла»… Сейчас, конечно, стрелять не будут; не совсем, поди, дураки. На перевале ракета во сто крат нужнее; там авиация – это смерть.

Ягдам пора бы уже нарисоваться. Оптикой, что ли, пошарить… Ага, легки на помине! Выдыхая облачка пара и неловко перебирая обутыми в снегоступы толстыми лапками, вверх по склону тащится парочка бурундуков. Короткие, словно игрушечные «Хеклер и Кохи» болтаются где-то в районе круглых животов. Оба клоуна в масхалатах, но один поверх капюшона нацепил ихнюю дурацкую шляпу, как бишь её, «стетсон»… Дурачьё. Палец мягко ложится на спусковой крючок. Но рано; пока ещё рано… Один за другим появляется на тропке чужеземная нечисть: Чёрный Плащ, братья Мак Даки, какие-то покемоны… И, наконец, они — знакомые ненавистные силуэты. Ловлю в прицел уродливую лопоухую башку телепузика, прикидываю поправки на ветер, расстояние, уровень… Двоих я сниму железно; ну, а дальше как повезёт… И может быть, Пуху и Кролику удастся без потерь вывести отряд на ту сторону гор, на соединение с партизанами Шапокляк…

— За Чебурашку, сволочи! – шепчу я заветное и, поймав миг между двумя ударами сердца, плавно давлю на спуск.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.