Поэт

Ларина Лариса Михайловна

Серия: Дешевая библиотечка для детей среднего возраста [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поэт (Ларина Лариса)

Сидит Васька за столом. Руками голову подпер. Качается из стороны в сторону.

И все:

— Блы-блы-блы, да блы-блы-блы.

Слушает старый дед, голову с полатей свесил. Не поймет, что парнишка кулыкает.

А бабка сердится. Возится у печки, горшками да ухватами грохает. И все ворчит:

— Опять за свое, непутевый. Сколько раз говорила — не качайся, не качайся, не качайся… не качайся, постылый.

Бабка подошла к Ваське и — трах по затылку.

— Чего ты, баб? — вздрогнул Васька, — ну что ты бьешься?

Бабка только хотела рот открыть, как в горшке что-то зашипело, забулькало, и она бросилась к печке.

— Что ты там лопочешь, — спросил дед, пристава руку к уху, — никак не разберу. То ли песня, то ли байка какая.

— Песня, — ответил Васька и повернул к деду голову, — я сам…

— Что ты сам? Что сам? — заскрипела бабка, — как песни петь, так ты сам, а как старикам помочь, так не сам. У-у, лодырь поганый!

Васька схватил шапку и на двор.

* * *

Ребята все у реки. Завидели Ваську и ну кричать:

— Вась! Скорее! Сю-ды! Что ска-ажем!

— Что?

— Гости к нам заявились. Они в лесочке. Мимо шли, видели. Они там шалаши какие сделали. Чай, кашу варят.

— Врете.

— Верно. Чтоб мне лопнуть. А одеты как. Все одинако. Портки коротеньки, — и Миша, первый друг и приятель Васьки, засмеялся.

— Должно пиванеры. В лагеря пришли, — сказал Федька.

— Каки таки пиванеры? — спросил Васька, стягивая с себя рубашку. — А?

— В красных галстуках которые, — ответил Федька. — Вроде как мы, а вроде нет.

С барабаном ходят и песни поют.

После купанья решено было пойти посмотреть на пионеров.

* * *

Пионеры, завидев ребят, всполошились, побежали навстречу и пошли расспросы да разговоры.

Васька, Мишка и Федька основательно осмотрели все и сели у костра, над которым покачивались закоптелые котелки.

Несколько пионеров принесли большой лист бумаги и, разостлав его прямо на земле, принялись что-то писать на нем.

— Это что? — спросил Васька, ткнув пальцем в лист.

— Это стенгазету будем делать, — объяснил Ваське вожатый Николай.

— А что это стенгазета?

— Мы пишем свои рассказы, стихи, об разных непорядках у нас в лагере, высмеиваем кто лентяй, кто работу свою пионерскую не выполняет, и вот в стенгазете помещаем.

— И стихи тоже? — спросил Васька.

— И стихи.

Васька смущенно заерзал на месте.

— Ну, а я вот к примеру… мне можно?

— Что можно?

— Да вот стих какой сочинить и потом в газету.

— Конечно, можно, — ответил Николай, — всем можно — кто хочет. А ты разве стихи пишешь?

— Он не пишет, он сочиняет, — вмешался Мишка, — он и писать-то не умеет.

— Да ну? Такой большой. А школа у вас есть?

— Школы у нас нет. Школа в соседнем селе. Кто ходит, а нас вот не пускают.

— Я ей, бабке, сколько раз говорил, — сказал Васька, — пусти в школу, учиться хочу. А она не пускает! А что, стих мой в газету к вам можно?

— Можно, — ответил Николай. — Ты вот говори, а я записывать буду.

Васька обвел глазами пионеров, стоящих кругом, и нерешительно сказал:

— Они вот… много.

— Вот что, ребята, вы разойдитесь по своим делам, а то он стесняется.

Пионеры ушли, а Николай вынул записную книжку и карандаш.

— Ну, начинай.

— Я уж… как умею.

— Ну, конечно, как умеешь.

Васька сложил руки на коленях и тоненьким, как будто не своим голосом начал:

У нас в хате теснота, у нас в хате темнота, старый дед на полатях, а бабка сердица. Говорю: «Хочу в школу» Пускать не пускает. — Сиди, пострел, дома.— День-денской все ругает.

Васька все говорил и говорил, а Николай быстро-быстро записывал.

— Все, — сказал, наконец, Васька, — больше ничего не могу.

— Ладно, — ответил Николай. — Теперь приходи сюда в среду, я ребятам твои стихи прочту, и мы обсудим, что с ними делать.

* * *

Возвращаясь от пионеров, ребята шагов сто прошли в полном молчании. Федька вспоминал игры, в которые играли пионеры, Мишка вкусную кашу, которой его угостили, а Васька думал о среде. Вдруг он остановился, хлопнул Мишку по плечу так, что тот присел и заорал:

— Мишка!

— Что дерешьси, дьявол?

— О радости я, Мишка.

— От какой такой?

— А вот в среду узнаешь.

— В среду? А до среды вот… — Мишка, развернувшись, ударил Ваську по спине, — получай сдачи. Васька только крякнул.

* * *

В среду встал на рассвете. Пошел для чего-то на речку. Попробовал босой ногой воду.

— Холодна.

Все-таки решил выкупаться. Стянул с себя рубашку, постоял немного, потом раздумал. Снова оделся. Медленно побрел в лагерь. Пионеры еще спали. Только двое дежурных сидели у потухающего костра и клевали носом.

— Это ты стихи сочиняешь? — спросил один Ваську.

— Я.

— Поэт, значит?

— Я… не знаю.

Из палаток стали вылезать заспанные пионеры. Николай увидел Ваську.

— Э, да ты рано как.

— Я насчет стиха.

— Ладно. Знаю. Подожди тут. Я сейчас.

Николай вернулся с какой-то длинной трубкой.

— На вот, смотри, — сказал он и развернул трубку.

— Нарисовано что-то, — сказал Васька и стал рассматривать, рисунки.

— Не туда смотришь, — улыбнулся Николай, а пионеры засмеялись, — вот сюда смотри. Стихи тут твои написаны.

— Мои?

— Вот я тебе прочитаю, а ты слушай.

Николай читал, а Васька весь насторожился. Боялся слово пропустить. Сердце у него сильно билось.

— Ну… пускай кто другой прочитает, — сказал он, когда Николай кончил.

Несколько раз читали Ваське его стихи пионеры, а он стоял красный. Почему-то хотелось плакать. Но крепился. Стыдно было перед пионерами.

Наконец, Васька окончательно убедился, что его стихи в стенгазете, и что они по-нравились пионерам. Отошел в сторонку и ткнулся лицом в дерево. Заплакал.

Николай подошел к Ваське и тронул его за плечо.

— Ты чего ж?

Васька ничего не ответил, повел плечами и заплакал еще сильнее. Потом обернулся, вытер слёзы рукавом, шагнул два шага вперед и прерывающимся голосом заговорил:

— Я ей, бабке, давно говорю: «Отдай в школу»… а она не хочет… а я вот свои стихи прочитать не умею… свои стихи… а теперь я ей покажу… из дому сбегу, жрать не буду, а учиться буду… вот… Сорвался с места, пробежал несколько шагов, остановился и крикнул пионерам:

— Я ей скажу: не хочешь, чтоб я учился — убегу к пионерам. К вам. При-ме-те?

— Примем, — закричали в ответ пионеры. — При-ходи-и!

Алфавит

Похожие книги

Дешевая библиотечка для детей среднего возраста

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.