Зеленый и в пупырышках

Венгловский Владимир Казимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог,

в котором слышится покашливание незнакомца, хлопают в ночной тишине крылья и шелестят книжные страницы

«Бесстрашный одинокий герой Владимир шел через темный лес. Его ровные шаги отдавались эхом позвякивающих шпор. Правая рука лежала на эфесе верного меча, и герой был готов в любой момент отразить нападение нечисти, обитавшей в лесу».

На самом деле шаги мои совсем не ровные. Да и меча у меня нет. А про нечисть и думать не хочется… Но когда идешь так поздно в одиночку через парк, то разная ерунда в голову лезет, вот и сочиняешь истории, чтобы как-то себя поддержать. Хотя это и не особо получается. Ведь прекрасно понимаешь, что нечисти никакой нет, а бояться надо бродячих собак и бандитов, но необъяснимый страх темноты охватывает меня в любом случае. И боишься ты этой темноты больше, чем выговора родителей за поздний приход домой.

Знал же, что придется через парк в сумерках возвращаться, а все равно задержался у Валерки за компьютером. Но, такая уж это игра, где у меня — эльфы, а у него — орки, а я смог дракона раздобыть и его черный замок пал… В одиннадцать часов вечера. Хотя я бы не сказал, что это вечер. Кажется, что идешь домой самой настоящей ночью.

«Звезды светили сквозь черные качающиеся ветки. Одинокая полная луна была единственным попутчиком нашего героя. И единственным другом освещала ему дорогу к черному замку».

Немного не складно. Но луна действительно большая. А парк в квартале от моего дома давно заброшенный. Но не к черному замку идет наш герой, а домой, где наказания не миновать. Вот, могли бы и купить единственному сыну компьютер. Тем более, что пятый класс я закончил довольно успешно. И могу я, наконец, хоть раз наиграться с Валеркой вдоволь? Не то, чтобы я так уж сильно любил компьютерные игры, мне книги больше нравятся. У меня дома много книг — достаточно старые, и недавно купленные, они выглядывают сквозь дверные стекла шкафов, и манят тайнами и приключениями. Книги — это интересно. Но вспоминаются сразу почему-то страшные истории.

Например, Гоголь с его Диканькой…

А до конца парка еще далеко. Днем я никогда бы не сказал, что дорога по парку длинная — пробегается за пять минут. Но ночью она, почему-то кажется намного дольше. Особенно в центре парка, где сквозь темноту белеют стволы старых согнутых берез, склонивших ветви над чудом сохранившимися скамейками. Ветки колышутся, словно темная паутина. Не думаю, чтобы кто-то захотел посидеть на этих скамейках ночью.

— Кхе, кхе… Молодой человек, не спешите так.

Ноги, вдруг, стали почему-то совсем легкими и непослушными. И чего я так испугался? Ну, сидит себе человек ночью в парке, погулять вышел, наверное. А вот появилась предательская дрожь в ногах и все тут.

И бежать не могу.

А незнакомец сидит на скамейке и смотрит на меня. Вернее — не вижу я его взгляда в темноте, но чувствую. Не знал я раньше, что такое чувствовать взгляд, а вот теперь именно это и ощущаю. И не хотелось бы в будущем вновь это испытать. Если оно будет — будущее.

В общем, испугался я здорово.

— Не бегите никуда, пожалуйста. Не успею я за вами — времени у меня в обрез.

Не бегу. И вот это-то и плохо. Стою, молчу, словно со стороны себя наблюдаю.

— Вы, Владимир, читать любите? Кхе… — прокашлялся незнакомец. — Мне срочно Читатель понадобился.

Он так и произнес это слово — с большой буквы.

— Вы слишком напуганы, чтобы со мной разговаривать? Может, и зря вам книга достанется, не знаю. Но попробовать ведь можно? Мне некогда искать другого, так что придется уж вам принять эту ношу.

Незнакомец завозился на скамейке, и у меня сложилось впечатление, что он достает что-то из сумки. Полная луна, выглянувшая из-за тучи, осветила парк. Но скамейка с незнакомцем так и осталась в тени старых берез.

— Откуда вы меня знаете? — я, наконец, сумел выдавить из себя возникший вопрос.

Нет, не надо разговаривать с незнакомыми людьми ночью. Но, раз я не убежал сразу, то неудобно стоять чурбаном перед человеком, знающим, как тебя зовут. А вопросов в голове много. И удивления тоже. Мысли прыгают, не дают здраво рассуждать.

Это знакомый моих родителей?

Он ждал здесь меня специально?

Следил?

— Некогда мне рассказывать и отвечать на все ваши вопросы. Дорога ждет. А вот вы, Владимир, вполне можете оказать помощь одному существу. Если не боитесь.

Боюсь, конечно. Сильно боюсь. Особенно незнакомцев, которые знают мое имя.

— Но, в любом случае, возьмите книгу. У меня нет времени больше задерживаться.

Незнакомец опустил что-то на скамью возле себя. Судя по звуку — большую книгу в тяжелом переплете. Я то знаю, как звучат такие книги, много я их перетаскал из папиных книжных шкафов.

— Отнеситесь к ней достаточно серьезно, никому не давайте и никогда, слышите, никогда не заглядывайте в конец. Ведь история еще не написана… И еще, как вы относитесь к троллям?

Надо мной раздалось хлопанье крыльев большой птицы. Я на мгновение отвлекся, подняв голову.

— К каким троллям?

Но незнакомца на скамье уже не было. Лишь одиноко лежала книга. Поверхность, словно обтянутая кожей, поблескивала в лунном свете. Странно, только что скамью окутывала полная темнота. А теперь — яркий лунный свет так и манит сесть возле книги. Слабость в ногах перешла в другое состояние — это когда они предательски подгибаются, и ты должен хоть на что-то присесть, так что скамейке не приходится долго меня ждать.

Уф-ф. Сижу и думаю, а чего я, собственно, так испугался. Хотя не каждый день встречаются по ночам исчезающие незнакомцы. Кто-то из взрослых решил меня разыграть? Но книга — вот она. Хочет, чтобы я взял ее в руки. И какая-то таинственность охватила меня. Лунный свет сквозь ветви деревьев. Птицы, почему-то летающие ночью. Книга, лежащая возле меня… Страх ушел, как и не было. Я почему-то понял, что мне ничего не угрожает. Красивая книга в кожаном переплете приятно грела руки. Я был уверен, что это именно кожа, хотя под руками чувствовались чешуйки. Мне захотелось помечтать, что это чешуя дракона.

Названия и автора у книги не было.

Перевернув обложку, я заглянул под нее. Ну, хоть одним глазком.

Показалось, что первая страница пуста. Я моргнул. Нет — текст был. Вот он. Чистые слегка витиеватые буквы бегут по листу.

«Меня зовут Ллокваард из клана Ваардов, что проживают в Сосновом болоте. Для друзей — просто Ллок. Хотя друзей у меня больше нет…»

Я захлопнул обложку.

Нет, ночной парк не время и не место читать истории.

Прижав к груди книгу, я поспешил домой.

Глава первая,

из которой доносятся звон капель о раковину улитки и бульканье болотника, а в конце слышен звук рвущейся о кусты одежды

Яркий лунный свет лился сквозь окно. Причудливые тени гуляли по полу моей комнаты. «Детской», как говорят взрослые. Им виднее, и они вправе называть мое обиталище, как хотят. Вправе они и наказывать непослушного сына. Этот сегодняшний этап я уже пережил.

Но как они могут повлиять на мой интерес к книге?

Я не рассказал про нее никому, как и про происшествие в парке. После соответствующих выговоров, которые у моих родителей выглядели какими-то не очень убедительными (эх, я бы на их месте меня, в конце концов, выпорол бы, но такую идею подавать не буду) я был накормлен и уложен спать.

Нельзя сказать, что свет от ручного фонарика дает яркий свет, но так можно читать под одеялом, не привлекая внимания. Книга пахнет кожей и стариной. И еще чем-то неуловимым. Наверное, такой запах имеют скрытые в книге приключения. Так что же скрывает под своей обложкой книга-без-названия? Сейчас посмотрим. Перевернув обложку, я погрузился в чтение.

«Меня зовут Ллокваард из клана Ваардов, что проживают в Сосновом болоте. Для друзей — просто Ллок. Хотя друзей у меня больше нет…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.