Дурманящий запах мяты Егер Ольга

Егер Ольга Александровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Егер Ольга Александровна

Дурманящий запах мяты

Пролог

Это было давно. Но не настолько, чтобы остаться незамеченным и пройти мимо внимания, не оставшись в памяти последующих поколений.

В те годы, на материке шумели кровавые войны. Не между королями, желающими оттяпать у соседа большой кусок земли! На сей раз правители протягивали друг другу руку помощи, чтобы избавить мир от заполонившей его нечисти. А точнее - Зла, кровожадного и не знающего пощады, пришедшего из другого мира.

Однако ни сильные мира, ни сильнейшие воины армий не смогли бы уничтожить врага. Такая ответственность легла на плечи тех, кого считали предателями, ворами, изгоями - на небольшую компанию колдунов, среди которых были и ребёнок, и демон, и даже амазонка.

Вдали от баталий, в глухом лесу, отделяющем государства. На широкой поляне, у бездонной ямы призрачным голубым сиянием светился огромный круг, составленный из амулетов. Рядом с каждым стоял, раскачиваясь в экстазе боли и молитвы, маг.

Они безвозмездно отдавали свои жизни за свободу выбора, за людей, даже не знавших об их существовании, за новые поколения, которые придут им на смену, за еще не рожденных героев нашей повести. А в центре истекал кровью мужчина, согнувшийся над чёрной ямой, из которой всё ещё доносился душераздирающий крик женщины. Тот мужчина молил богов прийти на помощь, молил, чтобы Зло не вышло за пределы круга, чтобы принесённая жертва не была пустой…

Он не подозревал, что боги рядом. Всё видят. Слышат. Пусть помощь их и оставалась незамеченной человеческому взгляду, но Всевышняя Мать, прародительница всего сущего, её супруг Линкаран и все их вечные дети сейчас тоже прилагали не мало усилий, дабы спасти грешных смертных. Они удерживали круг и хранили души истощенных магов.

Но вскоре один за другим испустили дыхание колдуны. Пали на землю, рассыпавшись пеплом.

Магический круг вспыхнул, осветив поляну и лес. Потом погас за долю секунды. И не осталось ни следа. Лишь боги стояли на месте жертвоприношения, запечатывая Зло семью кровавыми печатями - по капле от каждого народа, живущего в этом мире. Даже божественная кровь пролилась.

На рассвете ветер разнес во все стороны света запах новой эпохи, и запах мяты…

Глава 1

Играть с судьбой нужно не целясь!

Неожиданно для меня спокойная жизнь закончилась. И не потому, что я умерла (кто бы тогда вам все это рассказывал?!). Просто мне исполнилось 17. А в нашем небольшом селении уннийских амазонок этот возраст считался вполне зрелым - возрастом взрослой женщины, способной махать мечом на поле брани, стрелять из лука, ходить в лес на медведя. Меч - оружие красивое, но предпочитала я лук и стрелы. Ведь прибыльнее стрелять по мишеням (не живым), желательно за деньги, а не плестись в рядах наёмников, чтобы погибнуть во имя какого-нибудь глупого короля! Конечно, нашей предводительницей, Мудрейшей Матерью Севиллой, мои забавы и убеждения не приветствовались. Мамками-наставницами во всём разделяли её мнение (попробовали бы не разделить - получили б боевым посохом по лбу, как я в своё время).

Кстати, о наставницах. Они у нас бабы стервозные. И требовательные сверх меры. С малолетства они учили нас не готовить, не шить, а: как обезвредить врага голыми руками (иногда не только руками!), хитростью выудить информацию, а ещё, как драться и побеждать. Втолковывая нам придуманные первыми амазонками истины, мамки-наставницы выделяли особую касту среди учениц - шпионок. Им, в дополнение ко всему прочему, раскрывали секреты обольщения. Отбор на роль искусительниц, проводили во время последнего испытания, когда все, не зависимо от предпочтений, отданных какой-то касте - боевых волчиц, горлиц-лучниц, лис-следопыток - проходили обязательную проверку, включающую в себя: побоище массовое (амазонки появлялись в близлежащих деревеньках и затевали там драку, конечно, выйти из неё должны были целыми и невредимыми), побоище парное (с одной из самых сильнейших наставниц), шпионаж, и самое для меня неприемлемое - любовные игрища. В ходе последних амазонка должна была избрать себе жертву мужского пола, соблазнить и в общем… эм… как же это объяснить то? “Опробовать сеновал”? Нет. Не так. Помять траву за кустами? То же как-то глупо и мерзко звучит. В общем, нужно было познать мужчину.

После унизительных испытаний все девушки получали отличительный знак - руническую татуировку на руке, лице, за ухом или в другом месте. Что являлось символом касты.

Испытания закончились ещё неделю назад. А я свой знак не получила. Спросите почему? Ну, во время первого испытания я чудом осталась живой. Оказывается, что устроить драку в Ближних Холщовцах плёвое дело - стоит всего на всего сказать, мол, чья-то прядь на лотке лучше соседской, подбросить не свежую рыбу или пустить сплетню… Проблема оказалась в том, что мои козни слишком быстро раскрыли. Всё селение во главе со старостой, посовещалось, и пришло к выводу, что прошлогодний мор скотины, неурожай полей, и сопливый недуг любимого сына головы - мои заслуги. За сие меня провозгласили моровицей-хворобицей, и потащили к наскоро сколоченному месту казни. Двое доморощенных детин привязали меня к столбу, а их староста перед торжественным сожжением толкнул речь:

- Вот она - напасть наша. Спалим её в честь Всевидящей и, все горести наши Божиня отведёт!

- Милейший, а какие доказательства у вас есть?
- попыталась внести хоть немного справедливости в неправедный суд я, за что была вознаграждена затрещиной.

Разобидевшись, пообещала после смерти явиться в селение неприкаянным духом и такого понаделать, что деяния моровицы покажутся просто детскими шутками… Сказала, видимо, сильно войдя в образ приписываемой ко мне нечисти. Вся площадь смолкла. Воспользовавшись секундой замешательства я перечислила все пакости, которые только смогла нарисовать моя фантазия, а сама незаметно развязала верёвку. Но тут какой-то умник из толпы закричал:

- Сжечь её!

К нему я обещала явиться первому сразу после сожжения. Он поверил и закрыл рот. Староста наоборот, возжелал совершить богоугодное дело, и спалить злобную ведьму.

Моё испытание запахло жаренным.

На массовое побоище нас посылали без оружия, так что достойно возразить своему инквизитору я не могла.

И вот стою, в небо гляжу, пытаясь отыскать глаза Матери всего живого, чтоб пожаловаться на судьбу. Да только всё небо облаками затянуто.

Что ж поделать? Только молиться!

Молюсь…

То ли услышала Всевидящая, то ли удача отвернулась от старосты (а может, просто факел отсыревший попался), - но погас огонь, как только его поднесли к сену под моими ногами.

Чувствую, - поживу ещё…

- Несите другой факел!
- разозлился старейшина, и кто-то шибко смекалистый побежал в храм за священным огнём.

Пока селяне ждали, вперёд вышел священник и начал “терзать” мою чёрную душу молитвой:

- Всё, что под волей Твоею,

Всё, что духом дышит Твоим…

- Не правильно!
- решила поправить его я.
- Надо “Всё, что духом полно Твоим…”

- Молчи бесовское отродье. Ведьмам откуда знать?!
- и такое по матушке сказал, что у присутствующих уши покраснели.

- Где ж вы такого наслушались, батюшка?

- С вами, ведьмами, только так разговаривать надо!
- заявил холёный церковный служитель, возгордившись, что заставил даже ведьму краской залиться.

Судя по лицам крестьян, его за уважали, как никогда раньше.

Примчался человек с храмовым огнём. Запыхался. Даже до меня донеслись ароматы церковного вина, наскоро отпитого расторопным парнишкой. Унюхав греховное деяние, священник недобро покосился на бегуна. Но ничего не сказал к счастью парня. А то было бы двое сожжённых за день. Я пока свой костёр эгоистично ни с кем делить не хотела.

- Читайте молитву, батюшка!
- напомнил старейшина и, уже было поднёс факел к сену, как рука того самого служителя нагло оттянула её в сторону.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.