Копи царя Соломона. Приключения Аллана Квотермейна. Бенита (сборник)

Хаггард Генри Райдер

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Копи царя Соломона. Приключения Аллана Квотермейна. Бенита (сборник) (Хаггард Генри)* * *

Африка никогда не даст тебе умереть…

Так часто бывает в жизни: вы долго колеблетесь и не знаете, как быть, а в конце концов решаете вопрос в один миг…

Генри Райдер Хаггард

Мы отправляемся в Африку. Но Африку не сегодняшнюю, а викторианскую. В те дни, которые были отлично знакомы девятнадцатилетнему Генри Райдеру Хаггарду, секретарю вице-губернатора провинции Наталь.

Перед нами огромный континент, контуры которого нанесены на карты, но просторы которого все еще остаются белым пятном. Путешественник рискует собой с первого мига. Что же говорить о тех, кто избрал Африку своим домом? Только одно: они настоящие смельчаки.

Таков Аллан Квотермейн, уже сорок лет без малого охотящийся на слонов, хотя обычно век таких охотников очень короток. Ведь не зря же туземцы называют Квотермейна Макумазан, что буквально означает «человек, который встает после полуночи» (то есть человек, который всегда начеку). Сорок лет этот седовласый мужчина живет в Африке, но по-прежнему не может сказать, что знает об этом удивительном крае достаточно, чтобы назвать его своим домом. И пусть Аллану известны многие легенды Черного континента, но он не только не торопится проверять их подлинность, но даже пытается отговорить тех, кто решается на столь безрассудные экспедиции, — капитана Гуда и сэра Генри Куртиса.

Капитаном Гудом движут цели приземленные: он хочет разбогатеть. И именно в самом богатом месте Африки, где-то в копях царя Соломона, теряются следы брата сэра Генри.

Волею случая в руках Аллана оказывается карта, ведущая к загадочным копям…

Конечно, здесь нет смысла пересказывать историю странствий этих троих. Куда интересней взглянуть на континент, лежащий перед ними.

Континент без дорог, еще ждущий цивилизацию.

Обжигающие пустыни и горы без перевалов, колодцы, в которых неведомые болезни поджидают доверчивых путников, сочная и яркая зелень кустов и деревьев, прячущих под своими кронами кровожадных животных и коварных змей.

Отчаянные и отважные местные жители, защищающие свои земли от любых чужаков, но в то же время верящие в неведомых богов.

Тайны, которыми наполнены песни и танцы, тайны, которые хранят колдуны и правители, тайны, о которых лишь иногда догадывается наивный европеец, ступивший на каменистые тропы Африканского континента. Буйство красок и запахов, буйство волшебства и опасностей…

Невероятный коктейль, который может вскружить даже самую холодную голову. Что уж говорить о тех, кто живет здесь годами, как Аллан Квотермейн или отчаянная Бенита, вернувшаяся из Англии на жаркие просторы Африки и любящая этот невероятный континент всей душой….

Как, книга уже закончилась?! Закончилась, а мы еще не узнали всего, что происходило с героями?

Должно быть, именно это сожаление было бы самой большой наградой автору, подарившему нам удивительные приключения и позволившему взглянуть на Африку, которая навсегда осталась в его душе и которая явила миру его героев, которые стали нашими друзьями.

Должно быть, бесценные копи царя Соломона все же существуют. И готовят нам куда более щедрые подарки, чем золото или драгоценные камни…

Копи царя Соломона

Теперь, когда напечатана и скоро разойдется по свету эта книга, мне очевидны ее недостатки как по стилю, так и по содержанию. Относительно последнего скажу, что она не задумывалась как исчерпывающий отчет обо всем, что мы видели и сделали. Мне очень хотелось бы подробнее остановиться на многом, связанном с нашим путешествием в Страну Кукуанов, о чем я лишь мельком упоминаю, например: о собранных легендах, о кольчугах, спасших нас от смерти в великой битве при Луу, а также о Молчаливых, или Колоссах, у входа в сталактитовую пещеру. Если бы я пошел на поводу у своих желаний, я бы рассказал подробнее о различиях между зулусским и кукуанским диалектами, над которыми можно долго размышлять, и посвятил бы несколько страниц флоре и фауне [1] этой удивительной страны. Еще одна интереснейшая тема, не описанная должным образом в книге, — блестящая организация войск, по моему мнению значительно превосходящая систему, установленную королем Чакой в Стране Зулусов. Она обеспечивает быструю мобилизацию и делает ненужной пагубную систему насильственного безбрачия. И наконец, я лишь вскользь упомянул о любопытнейших семейных обычаях кукуанов, а также об их искусстве выплавки металлов и сварки. Это искусство они довели до совершенства, прекрасным примером чего служат толлы — тяжелые металлические ножи с искусно приваренными лезвиями из великолепной стали.

Посоветовавшись с сэром Генри Куртисом и капитаном Гудом, я решил рассказать простым языком только о наших приключениях, а обо всем прочем поговорить как-нибудь в другой раз, если, конечно, возникнет желание. Я с превеликим удовольствием поделюсь собранными сведениями со всеми, кто этим заинтересуется.

Осталось лишь попросить читателя извинить меня за мой стиль. В свое оправдание могу лишь сказать, что я более ловок в обращении с оружием, чем с пером, и потому не могу претендовать на изящные литературные обороты и пышность стиля, встречающиеся в романах, которые я иногда почитываю.

Вероятно, эти обороты и пышность уместны, но, к сожалению, я совсем не умею ими пользоваться.

На мой взгляд, книги, написанные простым и доходчивым языком, производят самое сильное впечатление и их легче понять. Впрочем, мне не совсем удобно высказывать свое мнение по этому поводу. «Острое копье, — гласит кукуанская пословица, — не нужно точить». Поэтому я смею надеяться, что правдивый рассказ, каким бы необычайным он ни был, не следует приукрашивать высокопарными словами.

Аллан Квотермейн

Глава I

Я встречаюсь с сэром Генри Куртисом

Допускаю, выглядит странно то, что, дожив до пятидесяти пяти лет, я впервые берусь за перо. Не знаю, что получится из моего рассказа и хватит ли терпения довести его до конца.

Оглядываясь на прожитую жизнь, я удивляюсь, сколь много успел сделать и сколь много мне пришлось пережить. Наверно, и жизнь мне кажется такой длинной оттого, что я оказался предоставлен самому себе слишком рано. В том возрасте, когда мальчики еще учатся в школе, я уже вынужден был работать, торгуя всякой мелочью в старой колонии [2] . Чем только я не занимался с тех пор! Мне пришлось и торговать, и охотиться, и работать в копях, и даже воевать. И только восемь месяцев назад я разбогател. Теперь я обладаю огромным состоянием — хотя еще сам не знаю, насколько оно велико, — но не думаю, что ради этого я согласился бы вновь пережить последние пятнадцать или шестнадцать месяцев, даже если бы заранее знал, что все кончится благополучно и я буду так богат. Я скромный человек, не люблю крови и насилия, и, откровенно говоря, мне изрядно надоели приключения. Не знаю, зачем я собираюсь писать эту книгу: это ведь совсем не по моей части. Да и образованным я себя не считаю, хоть и очень люблю читать Ветхий Завет и легенды Инголдзби [3] .

Все же попробую изложить причины, побудившие меня написать эту книгу. Во-первых, меня просили об этом сэр Генри Куртис и капитан Гуд. Во-вторых, делать мне все равно нечего, я сейчас нахожусь у себя в Дурбане, так как боль в левой ноге снова приковала меня к постели. Я страдаю от этой боли с тех самых пор, как в меня вцепился этот проклятый лев; сейчас она усилилась, и я хромаю более обычного. Вероятно, в львиных зубах содержится яд, потому что зажившие раны снова открываются, причем — заметьте! — ежегодно и в то же самое время.

На своем веку я застрелил шестьдесят пять львов и при этом жив и невредим, и не обидно ли, что какой-то шестьдесят шестой изжевал мою ногу, как кусок табака! Это нарушает естественный ход вещей, а я, помимо всех прочих соображений, люблю порядок, и мне это очень не нравится.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.