Слияние душ

Орлова Ольга Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Слияние душ (Орлова Ольга)

В жизни есть лишь одно счастье – любить и быть любимой.

Жорж Санд.

Моя история может показаться банальной и мало интересной в наше время, ведь сейчас люди сильно интересуются фантастикой, мистикой, ужастиками и другими жанрами фэнтези. По телевидению только и крутят фильмы, в которых какие-то монстры, людоеды, маньяки, убийцы, вампиры и прочие живые твари, которых так трудно победить. Порой режиссеры снимают фильмы, похожие на другие, в которых даже сюжеты почти что одинаковые, как близнецы. Я считаю, что и такие фильмы можно посмотреть разок, но режиссеры тоже должны понять, что мера должна быть во всём, что не надо сводить всё к одному жанру, пока все фантазии на эту тему станут совершенно банальными и тусклыми. Рассуждать на эту тему можно долго и много. Но это не моя задача. Лучше я расскажу вам историю одной любви, которая могла согреть своим пламенным дыханием многих…

1 глава.

В один солнечный августовский вечер я медленно шла по улице моего района, любуясь, как маленькие дети играют на детских площадках, как они весело о чем-то щебечут на своём языке, который нам так часто трудно понять. Солнце радовалось вместе с ними, играя на их личиках своими тёплыми, немного кокетливыми лучами. Я не хотела уходить с этих площадок, в которых было столько нежности, тепла, счастья; здесь можно было увидеть столько радостных и озорных мордашек, услышать такой звонкий, задорный и чистый смех, что невольно хотелось остаться тут навсегда, наслаждаясь этим неподдельным весельем и, вспоминая, что не так давно сама была ребёнком. Я увидела скамейку и машинально на неё села, продолжая следить жадным взором за происходящим вокруг, как вдруг заметила около себя мужчину лет тридцати. Сначала я не нашла в нём ничего примечательного, но не прошло и двух минут, как меня тронул к нему какой-то живой интерес. Не знаю, чем он мог быть вызван, но, скорее всего, меня заинтересовало его лицо, потому что таких лиц, вернее такого выражения лица, я ещё никогда не видела в жизни. Его блуждающий взгляд, бледность, пылающие странным румянцем щёки, словно он был не на жаре, а на морозе, полураскрытые губы и задумчивость – всё это говорило мне, что этот человек, то есть его тело, было сейчас здесь, но мысли с душой унеслись куда-то вдаль и не хотят возвращаться в реальность; в данный момент он не мог принадлежать этому миру, да и не хотел. Где-то через минут пять он, всё-таки, вышел из своих мыслей, хотя сделать ему это было нелегко, и сквозь пелену, стоявшую в его глазах, посмотрел на мальчика, которому было около четырех лет, позвал его по имени, и, когда тот повернулся на его зов, улыбнулся ему такой нежной и любящей улыбкой, что я сразу поняла: это были отец и сын. Альберт - так звали мальчишку - быстренько улыбнулся папе в ответ и дальше погрузился в свою игру. А его отец опять впал в задумчивость, но теперь было видно, что он себя контролирует, потому что глаза его следили за ребёнком, словно предупреждая каждое действие. Ведь уже постепенно начинало темнеть, дети уставали, капризничали и плохо себя вели. Теперь за ними нужно было внимательнее присматривать, а других уводить домой, чтобы накормить и уложить спать. Ведь этим маленьким ангелочкам и чертёнкам тоже нужен отдых и спокойствие, хотя по ним иногда этого не скажешь; видишь, сколько у малышей задора, силы и радости, думаешь, что они ни чуточку не устали, но они устают, устают, как все, эти маленькие человечки.

Альберт после шумной игры решил отдохнуть в песочнице, делая паски и копая песок. Рядом с ним сидели два мальчика и девочка. Сначала всё шло прекрасно, дети мирно сидели, не думая друг друга обижать, но как часто это бывает, Альберт и ещё один из мальчиков начали драться из-за лопатки, неизвестно кому из них принадлежавшей. Я видела миллионы раз такие случаи, потому что у меня есть племянница Алёнка, а она девчушка вредная и шаловливая. Да и вообще, почти все дети стали жадными, потому что многие родители с детства начали говорить им, чтобы они меньше давали свои игрушки. «Ах, вдруг что-то случится с твоей игрушкой! Может быть, её поломают или заберут?!» Хорошо, что не все родители такие, не все учат своих детей так поступать.

После двух минут разборок между детьми, я больше не могла смотреть, как Альберт рыдает, а другой мальчик ещё сильнее дразнит его лопаткой. Папа Альберта и родители мальчугана пытались их разнять и успокоить, но ничего не добились, только ещё больше усугубили положение. Я решила поковыряться в карманах своей кофточки, чтобы найти что-нибудь интересное и отвлекающее. Какова была моя радость, когда я вытащила из кармана три конфеты. Это было то, что нужно. Но прежде, чем отдать конфеты детям, я подошла к отцу Альберта и спросила, можно ли мне угостить этих надувшихся от злости шалунов. Он пристально на меня посмотрел, словно я свалилась с неба, вероятно, потому что до этого меня не замечал, и одобрительно кивнул в знак ответа.

Я скорее подошла к песочнице и начала ласково разговаривать с мальчиками, давая им по конфете. Когда они увидели сладость, лица их немного засияли, а Альберт, увидев, что я улыбаюсь ему, протянул свою ручку за конфетой и перестал плакать, словно он вообще не был кем-то обижен. Только ещё не высохшие слёзы на щеках говорили, что недавно тут произошло какое-то неприятное происшествие. Я уперлась коленками в землю около песочницы и стала вытирать слёзы с красных щёк Альберта, приговаривая «Ешьте конфету, но больше не деритесь! Не плачь, Альберт! Всё хорошо». Постепенно мальчики пришли в себя и успокоились. Я села на лавку и дальше продолжала наслаждаться этим чудесным вечером.

Вскоре все дети ушли с родителями по домам готовиться ко сну. Я посмотрела на часы, было ровно 10 часов вечера, но отец Альберта был словно прикован своими мыслями к лавочке, не собираясь уходить. Альберт сидел в песке один, все дети ушли, и ему стало грустно. Видя, что Альберт уже хочет спать, я подошла к лавке, на которой сидел мужчина, и спросила:

- С вами всё в порядке? Ничего не случилось?

- А? Что? Да, всё нормально. А что вы хотели? – сказал он, словно просыпаясь от долгого сна.

- Да нет, ничего. Просто Альберт уже почти спит в песочнице.

- Хорошо. Спасибо. Я просто немного задумался. Сейчас мы пойдём домой. Не беспокойтесь.

- Давайте я помогу?

Он ничего не успел мне ответить на это. Я быстренько подошла к песочнице, собираясь сказать Альберту, что они идут домой, но увидела, что он уже засыпает. Я тихонько, чтобы не разбудить Альберта, взяла его на руки и подошла к мужчине. Он шепотом сказал мне, чтобы я уходила домой, а дальше они сами справятся. Но я решила их не отпускать и проводить до дома.

Мы молча дошли до подъезда, в котором они жили. Я посмотрела на Альберта и улыбнулась, настолько он был прекрасен и спокоен во сне.

- Он очень милый. Дети все хорошенькие во сне, не правда ли? – проговорила я шепотом, смотря на мужчину.

- Да, все дети прекрасны. Я не знаю, что бы я делал без Альберта... Возможно, меня бы сейчас не было здесь…

- Вы, наверное, устали, да и я вам надоела. Не буду вас больше задерживать. А, кстати, как вас зовут?

- Константин. А вас как зовут?

- Ольга. Было приятно познакомиться с вами. Ну что ж, спокойной ночи. Скорее несите домой ваше сокровище и отдыхайте.

- Вам тоже спокойной ночи, Оля!

Вот так мы и разошлись. Я даже и не предполагала, что сегодня с кем-нибудь познакомлюсь. Знакомства мне всегда давались нелегко, но сегодня – было днём-исключением.

Когда я шла домой по нашим плохо освещенным дворам, все мои мысли были о Константине. У меня было чувство, словно Константина что-то мучает, грызёт изнутри и не даёт ему ни минуты покоя. Это был человек, которому на вид дашь 27-30, но внутри у него шло прогрессивное старение, которое он не мог остановить, а, может быть, пытался ещё больше ускорить. Конечно, я не знала, что так терзает его, потому что мне не известна история его жизни, скорее всего, омраченная каким-то неприятным событием. Я не могла выбросить из головы выражение его лица, на котором я заметила печальную скорбь, мучения и полную растерянность. Но были такие моменты, когда его лицо оживлялось, озарялось каким-то непонятным ещё для меня светом. Возможно, именно в эти моменты он вспоминал что-то хорошее, радостное, лучшие минуты своего прошлого. Невольно я заинтересовалась его проблемой, и не могла унять воображение, пытавшееся проникнуть в чужие раздумья, в чужую тайну.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.