Большой эсперанто-русский словарь

Кондратьев Борис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Большой эсперанто-русский словарь (Кондратьев Борис)

От автора

Предлагаемый вашему вниманию эсперанто-русский словарь является результатом пятнадцатилетней работы и предназначен для желающих овладеть международным языком эсперанто в достаточно полном объёме. Он также может представлять определённый интерес для эсперантологов и для филологов, интересующихся интерлингвистикой. По сути дела, данный труд является первой в нашей стране попыткой создать по-настоящему большой словарь, который мог бы послужить базой для последующего составления ещё более полных и совершенных словарей.

Необходимость в больших современных эсперанто-русском и русско-эсперантском словарях назрела уже лет тридцать назад. Успевший устареть и невероятно политизированный, но всё же наиболее полный и совершенный русско-эсперантский словарь И. Изгура и В. Колчинского на 27850 слов, изданный в 1931 году, стал абсолютным раритетом: все его экземпляры уже тогда можно было сосчитать по пальцам. Вышедший в 1966 г. русско-эсперантский словарь под редакцией Е. А. Бокарёва был составлен весьма пёстрым коллективом, отражал состояние языка в тридцатых годах, не содержал многих необходимых слов (например, в нём отсутствовало даже такое слово, как «радуга»), грешил немалым количеством неточностей и даже ошибок. Положение с эсперанто-русским словарём было ещё хуже. Советские эсперантисты были вынуждены пользоваться, в основном, сравнительно небольшими по объёму и малодоступными словарями А. А. Сахарова и В. Г. Суткового, выпущенными в конце двадцатых—начале тридцатых годов. Поэтому появление в 1974 г. эсперанто-русского словаря Е. А. Бокарёва было огромным шагом вперёд и заметно облегчило распространение эсперанто в нашей стране [1] . Невозможно не отметить, что издание русско-эсперантского и эсперанто-русского словарей Е. А. Бокарёва в СССР в то время и при той языковой политике вообще можно расценивать как чудо. Новый эсперанто-русский словарь стал необыкновенно популярен среди наших эсперантистов. Правда, он был лишь средним по объёму (26 тысяч слов — на наш взгляд, недостаточно), не содержал необходимого количества примеров и также основывался на сильно устаревших источниках, прежде всего на изданном в 1933 г. за границей Plena Vortaro de Esperanto, т. е. был морально устаревшим уже при появлении на свет. Однако в целом «бокарёвский» словарь был высокого качества и практически не уступал аналогичным иностранно-русским словарям такого же объёма. А самое главное, долгожданный словарь мог бы послужить прекрасным материалом для дальнейших лексикографических работ, которые следовало бы начать незамедлительно.

К сожалению, этого не произошло. Советские эсперантисты посчитали достигнутый уровень вполне достаточным и предпочли заняться выпуском карманных словариков. Методика была крайне проста: брался всё тот же словарь Бокарёва, из него по частотному принципу отбиралось от нескольких сот до двух тысяч слов, а из них составлялся «новый» мини- или микрословарик. Обычно это объяснялось крайней бедностью нашего эсперанто-движения, невозможностью издания больших словарей и вообще ненужностью таковых для начинающих эсперантистов. Возможно, тут нашёл отражение и господствовавший в то время во всём нашем обществе валовый принцип экономики, при котором во главу угла ставилось не качество, а количество. Как оказалось, такая позиция была стратегической ошибкой. Несомненно, что словари нужны всякие: и маленькие, и средние, и большие. Но именно большие определяют то, что называется языковой культурой, именно они отражают уровень развития языка, являются его «визитной карточкой». Без них вряд ли может существовать полноценная литература. Большой словарь универсален: он позволяет переводить любые тексты — от самых простых до самых сложных. Притом на его основе всегда можно составить словарь карманный. А вот для создания капитального словаря, даже при наличии среднего, требуется немало времени и усилий. Есть и ещё один нюанс, свойственный уже только эсперанто. При изучении и использовании других языков наиболее востребованными являются средние по объёму словари: карманные из-за своей примитивности не обеспечивают эффективного владения языком, а до больших словарей учащийся чаще всего не дорастает из-за крайней сложности национальных языков. Для эсперанто же актуальны либо совсем маленькие карманные словари (на самом первом этапе обучения), либо очень большие и подробные (на этапе совершенствования); уровень же, обеспечиваемый средним словарём, при прилежном изучении эсперанто превосходится довольно быстро.

Непонимание этих моментов дорого обошлось нашему эсперанто-движению. При общении с зарубежными эсперантистами автору этих строк неоднократно приходилось констатировать, что уровень языковой культуры у них в большинстве случаев выше, чем у нас.

Высказывания посторонних людей о якобы бедности эсперанто можно, пожалуй, принять, но с важной оговоркой: действительно, большинство российских эсперантистов говорит на обеднённом, примитивном эсперанто и использует лишь малую часть выразительных средств этого очень гибкого и богатого языка. Причин тому несколько, но одна из главных, если не самая главная, кроется в отсутствии больших эсперанто-русского и русско-эсперантского словарей.

Даже если такие словари раньше невозможно было издать, всё равно они должны были составляться. Ведь и многие писатели в те приснопамятные годы работали, что называется, в стол.

Все эти мысли стали посещать автора во время его работы переводчиком на проходившей в Петербурге в 1992 г. сессии Международной академии наук (Akademio Internacia de la Sciencoj). Как известно, на выездных сессиях МАН в качестве официального языка, наряду с языком принимающей страны, используется эсперанто. Переводить приходилось не только устную речь, но и ряд серьёзных статей по высшей математике, астрофизике, метеорологии и архитектуре. Нетрудно догадаться, какие сложности возникли из-за отсутствия специальных словарей. Почти в то же самое время нам пришлось заниматься редактированием художественных переводов на эсперанто, сделанных петербургскими эсперантистами. А это дало возможность прочувствовать явную недостаточность имеющихся в распоряжении русско-эсперантского и эсперанто-русского словарей для осуществления качественного перевода. Первой реакцией было узнать, какие работы по созданию новых словарей ведутся в нашей стране. Ответы, полученные от целого ряда компетентных эсперантистов, не радовали: была предпринята попытка создания эсперанто-русского политехнического словаря, но дело ограничилось занесением в картотеку нескольких десятков терминов; один эсперантист собрал очень богатый материал для русско-эсперантского словаря, но судьба рукописи неизвестна; к составлению большого эсперанто-русского словаря вообще никто не приступал. Даже такая полумера, как новая редакция словаря Е. А. Бокарёва, была в далёкой перспективе. В такой катастрофической ситуации не оставалось ничего другого, как произнести фразу: «Кто же, если не я, и когда же, если не сейчас?»

Тогда мы ещё не осознавали, какую ношу взвалили на себя. Тем более, что мы не обладали никакими познаниями в области лексикографии, посоветоваться же было не с кем. (Пособий по лексикографии тоже практически не существовало; первый учебник, посвящённый этой теме, стал доступен только в 2004 году.) Поэтому некоторые способы подачи материала, причём не всегда самые удачные, мы позаимствовали из эсперанто-русского словаря Е. А. Бокарёва. Но большей частью нам пришлось изобретать их по ходу дела. И наши собственные решения тоже далеко не всегда были лучшими. Так что опытный лексикограф найдёт в нашем словаре массу недостатков в этом плане.

Поначалу мы ставили перед собой цель лишь улучшить словарь Е. А. Бокарёва: дополнить его новыми словами и примерами, устранить некоторые неточности, т. е. сделать то, что было сделано при второй редакции этого словаря, вышедшей в свет в 2002 г. Однако в ходе работы над первыми буквами мы пришли к выводу о полной бесперспективности этого направления и о необходимости создания принципиально нового словаря. К сожалению, эта задача была чётко поставлена не сразу, что не могло не сказаться на качестве нашей работы. Чётко определённая цель наконец позволила сформулировать следующие требования к будущему словарю.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.