Ради острых ощущений. Гремучая смесь

Никольская Наталья

Серия: Детектив глазами женщины [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ради острых ощущений. Гремучая смесь (Никольская Наталья)

РАДИ ОСТРЫХ ОЩУЩЕНИЙ

ГЛАВА 1 ПОЛИНА

В тот день я решила навестить сестру, благо выдался выходной. Сидеть дома не хотелось, и я отправилась к Ольге. Мы не виделись уже примерно с неделю и даже не перезванивались, хотя обычно перерывы между нашими встречами не были такими длительными. Просто на этой неделе у меня было много работы и не хотелось упускать выгодных клиентов — шейпинг, несмотря на все дефолты и девальвации, у нас по-прежнему остается популярным, а услуги тренера прилично оплачиваются.

Тщательно протирая лобовое стекло старенького «Ниссана», я в который раз похвалила себя за известную прыткость — успела-таки вовремя продать «Жигули» и, присовокупив не столь высокую, как казалось сначала, доплату стала владельцем этой милой машинки.

Ольга жила в получасе езды от моего дома. Обитала моя сестренка в однокомнатной хрущобе с двумя детьми, которые сейчас наверняка гостили у нашей мамы — Ираида Сергеевна жила неподалеку и милостиво разрешала приводить к себе детей.

Надо сказать, что мама в свои сорок девять лет вела довольно бурную личную жизнь, и у нее часто можно было застать очередного «друга дома», как правило, моложе ее лет на двадцать. С внуками своей пассии «друзья дома» играли с удовольствием, что вполне устраивало и маму, и Ольгу, и, разумеется, самих детей. Поскольку «друзья дома» менялись несколько раз в год, то дети практически постоянно общались с «новыми дядями», как выражались Артур и Лиза. Бывший же Ольгин муж, Кирилл Козаков, детей видел разве что на фотографиях, которые подсовывала ему под нос Ольга, когда в очередной раз брала у него деньги. Тут надо отдать Кириллу должное — детьми манкировал, но деньгами снабжал регулярно и в достаточном количестве. А чего ж ему не снабжать — как-никак свой бизнес, и вполне доходный.

Может быть, я не права, но Кирилл развернулся во всю ширь лишь после того, как ушел от Ольги. Дело в том, что моя сестра была мало приспособлена к реалиям нашей сегодняшней жизни. Иногда мне кажется, что сестра запоздала с рождением, ведь в советские времена Ольга смотрелась бы вполне адекватно: к деньгам равнодушна, слово «карьера» произносит так, как будто это что-то неприличное, читает всякие умные книжки и обожает тусоваться со своими ровесниками из клуба любителей авторской песни.

Сворачивая на перекрестке, я невольно поймала свое отражение в зеркальце заднего вида и усмехнулась. Каждый раз, когда я общаюсь с сестрой, меня не оставляет странное чувство — мне кажется, будто я смотрюсь в зеркало, мы ведь близнецы.

Не буду вас утомлять рассказами о наших школьных проделках — вы сами можете себе представить, какие возможности открываются перед сестрами-близняшками в среднем учебном заведении. Но на внешнем сходстве все и заканчивается — если говорить о характерах и образе жизни, то трудно себе представить двух более несхожих между собой людей.

Вот и сейчас, когда я приехала к Ольге, то начала «заводиться» уже с порога. Во-первых, на вешалке в прихожей почему-то висели кухонные полотенца, во-вторых, на тумбочке лежала книга с сотенной купюрой вместо закладки, а в-третьих…

— Здравствуйте, меня зовут Валя! — вынырнуло из кухни незнакомое мне юное создание.

— Очень приятно, — без особого энтузиазма отозвалась я. — Полина.

— Оля столько говорила мне о вас! — с торопливым восхищением пробормотала Валя, пряча глаза и пробегая мимо меня в ванную.

Я пожала плечами и прошла в комнату.

Ольга, как обычно, сидела, уткнувшись в телевизор.

— Ты хоть знаешь, как называется этот сериал? — съязвила я, присаживаясь рядом.

— М-м, кажется, «Первые поцелуи», — Ольга полезла в газету. — Нет, оказывается это «Элен и ребята», а «Первые поцелуи» были утром. А что?

— Да нет, просто удивляюсь, как ты можешь смотреть все подряд по ящику.

— А что? Я набор уже закончила, могу немного и отдохнуть, — гордо сказала Ольга.

— Набор, говоришь, — усмехнулась я, бросив взгляд на старенькую «двойку», которая стояла на письменном столе. — А разве ты стала играть в «тетрис»? Что-то я раньше за тобой этого не замечала.

— Это Валя играет, — отозвалась моя сестра. — Представляешь, вчера набрала тысячу очков. А сегодня уже полторы тысячи!

— Вчера? — удивилась я. — Так она что, каждый день к тебе приходит?

— Нет, просто Валя у меня остановилась, — как-то неуверенно прознесла Ольга. — Пусть немного поживет, а там посмотрим…

— Остановилась? Немного поживет? — переспросила я, заподозрив неладное. — Ты что, решила сдавать квартиру с хозяйкой?

— Да нет, никакого объявления я не давала, — еще больше замялась Ольга и потому начала слегка злиться. — Валя появилась сама. Знаешь, это, наверное, судьба, знак какой-то, что ты можешь сделать доброе дело. Она сидела у подъезда, вся такая жалкая, потрепанная, а в глазах светится надежда… Спросила зажигалку, а я ведь не курю. Ну, я и позвала ее пройти, предложила чаю, а там мы разговорились… Валя оказалась круглой сиротой, и я решила, что просто обязана ей помочь.

— Паспорт-то хоть видела? — спросила я, стараясь не взорваться от гнева.

— Нет, мне и в голову не пришло спросить у нее документы, — как ни в чем не бывало ответила Ольга, окончательно смутившись. — Ну и что тут такого? Почему ты вмешиваешься, собственно говоря?

— Потому что ты мне сестра и я не хочу, чтобы проблемы этой сиротки стали твоими проблемами. Теперь я окончательно убедилась, что ты сама еще ребенок и о тебе должен кто-то заботиться и учить уму-разуму, чтобы ты не подбирала на улице всякую шушеру, — рявкнула я. — Если ты такая сердобольная, то пройдись как-нибудь возле вокзала, там этих синюх полное лукошко собрать можно. Надо же, какие мы чувствительные!

Пока Ольга краснела и собиралась мне что-то высказать, наверное, упрекнуть меня в бессердечности, я быстро встала и прошла на кухню, вслед за юркнувшей туда после ванны подозрительной гостьей.

Глядя, как это молоденькое чучело с какими-то железяками в ушах, которые оно наверняка считает серьгами, носит халат моей сестры и с аппетитом поглощает голландский паштет из гусиной печени, который я самолично привезла в прошлый раз для Ольги, я не сдержалась и, наплевав на приличия, довольно бесцеремонно поинтересовалась:

— Вы тут надолго решили обосноваться? И как вообще вы познакомились с моей сестрой?

Валя быстро вытерла губы и, проглотив кусок бутерброда с печенкой, ответила:

— Оля такой сердечный человек… А я, знаете ли, сирота… И тут такие проблемы…

«Какие такие проблемы?» — хотела спросить я, но в это время в дверь позвонили.

Тут я сделала ошибку. Вместо того чтобы пойти в коридор вместе с сестрой, я осталась на кухне, продолжая выпытывать у Вали, что ей здесь нужно.

— У вас документы какие-нибудь имеются? — спросила я как можно строже.

Но Валя уже не воспринимала обращенные к ней вопросы, она напряженно прислушивалась к тому, что происходит сейчас в коридоре.

— Нашел! — раздался какой-то удивительно наглый голос, одновременно самоуверенный и угрожающий. — Так эта сука у тебя прячется?

Рука с бутербродом застыла возле рта, потом намазанный гусиной печенью хлеб упал на пол, и Валя в ужасе зажала рот ладонью. Потом незваная гостья стала оглядываться, словно загнанный зверь, и даже попыталась, тихо охая, залезть под кухонный столик, бормоча при этом: «Они меня убьют, они меня сейчас будут убивать!»

Я поняла, что срочно требуется мое вмешательство, и рванулась в коридор. Что за дура моя сестрица, сколько раз я твердила ей: не открывай дверь, пока не посмотришь в глазок, или хотя бы спроси: «Кто там?» Бесполезно, как об стенку горох. А ведь дипломированный психолог, кандидат наук, в газетах про нее писали, научные статьи в иностранных журналах публикует. А сама хуже ребенка, право слово!

На пороге, вставив ботинок в зазор между дверью и косяком, стоял высокий детина, на вид подросток, но такой, словно уже побывал в зоне для малолеток. Ольга бормотала: «А что, собственно, вы хотите…» — но пока она формулировала всякую интеллигентскую чушь, парень уже понял, что можно не особенно церемониться и, поднажав на дверь, вошел в прихожую.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.