Том 14. Убийство - завтра!

Браун Картер

Серия: Браун, Картер. Полное собрание сочинений [14]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Том 14. Убийство - завтра! (Браун Картер)

Любимые обречены на смерть

Глава 1

Он словно вышел из сна незамужней женщины. Ну, знаете, такого сна, который нам снится всякий раз в три часа ночи, и стакан горячего молока здесь уже не помогает. Я кинула на него всего один взгляд — и глубоко вздохнула. К счастью, лифчик на мне без бретелек, поэтому большой беды не случилось, конечно если не принимать в расчет мои чувства.

Парень был высокий, симпатичный, к тому же брюнет. Видок у него был такой, словно в последнее время его здорово что-то гложет. По моему разумению, за свою молодую жизнь от него многие уже успели хлебнуть горюшка. Готова поспорить, что целая толпа блондинок, брюнеток и шатенок может служить подтверждением моей догадки.

— Это офис «Детективного агентства Рио»? — осведомился он звучным голосом.

Затем окинул меня натренированным взглядом знатока женщин, мгновенно вникнув в мельчайшие детали моей внешности и представив меня во всех ракурсах, в том числе и без одежды; впрочем, когда такие, как он, меня разглядывают, я ничего не имею против.

— Точно, он самый, — хрипло ответила я. Мне даже не понадобилось закрывать глаза, чтобы представить нас с ним в ситуации, которую моя мать назвала бы «компрометирующей», а я «весьма забавной». — Я Мэвис Зейдлитц, — отрекомендовалась я, — по сути, я половина «Детективного агентства Рио», хотя мое имя не намалевано на двери.

— Хм? — думая о чем-то своем, отозвался он.

— Я партнер Джонни Рио, — осторожно объяснила я. — Секретарской работой я занимаюсь так, от нечего делать. — Тут я с гримасой покосилась на пишущую машинку. — Это так… — И тут же поспешила добавить: — В перерывах между клиентами.

— Вот как, — заметил он, в его голосе явно не слышалось заметного интереса. — Мое имя Эбхарт.

— Эбхарт… а дальше? — спросила я, чувствуя себя слегка разочарованной, так как нелегко проникнуться романтическими чувствами к парню по имени Эб. Возможно, я могла бы поменять свое имя на Фло, так, ради шутки.

— Дональд Эбхарт, — огрызнулся он на Меня. Я тут же про себя охарактеризовала это как одну из его дурных привычек, которые мне придется изменить в дальнейшем. Мои поклонники могут иметь дурные привычки, но только те, которые не вызывают у меня возражений.

— Понимаю, значит, мистер Эбхарт, — ответила я и одарила его своей особой улыбкой. Той самой, сексуальной, которую я столько времени отрабатывала перед зеркалом, для этого надо на полдюйма оттопырить и надуть нижнюю губу. Я считаю ее сексуальной, даже если Джонни Рио постоянно говорит, что я выгляжу при этом так, словно меня хватили пыльным мешком из-за угла. Думаю, что он, когда говорит это, чувствует себя как на иголках — так на него действует моя улыбка.

— У меня назначена встреча с мистером Рио, — сказал Эбхарт и вновь спустил собаку на меня: — Соизволите ли вы доложить ему, что я здесь, или это унизительно для вас, как для его партнера?

— Конечно доложу, — ответила я холодно. — Вы ведь у нас не единственный клиент, знаете об этом?

— Нет, не знаю, — вырвалось у него. — Да и знать не хочу. А вот если в ближайшие двадцать секунд меня не проведут к Рио, то у вас одним клиентом будет меньше. Вот это я знаю наверняка.

Я просто пожала плечами, что поубавило у него спеси, и подняла трубку. Я сказала Джонни, что мистер Эбхарт уже здесь и желает его видеть.

— Проводи его ко мне, — тут же ответил Джонни. — Надеюсь, ты еще не успела поговорить с ним, не так ли? Очевидно, нет, иначе его давно бы как ветром сдуло. Просто проводи его ко мне, поняла? Кстати, ты помнишь, где мой офис?

— А то как же? — ответила я. — У нас же офис только один.

— Это уже хорошо, Мэвис, — одобрительно заметил он. — Твоя память явно становится лучше.

Я положила трубку и сообщила мистеру Эбхарту, что Джонни примет его прямо сейчас.

— Благодарю вас, — ответил он. — Правда, не знаю, за что, но все равно благодарю. — Затем он прошествовал в офис Джонни и закрыл за собой дверь.

Иногда мне кажется, что Джонни, должно быть, думает, что я тупая или что-то в этом роде, но, по-моему, это просто глупо. Была бы я партнером «Детективного агентства Рио», будь я дурой? И если бы не было у меня амбиций, согласилась бы я на то, чтобы мне урезали зарплату за то, что сделали партнером?

К тому времени, когда я пришла к этому выводу, как раз зазвонил телефон. Я подняла трубку и произнесла:

— «Детективное агентство Рио», — придав голосу скрипучий деловой оттенок, но оказалось, что зря старалась.

— Мне это известно, — произнес Джонни в трубку, — ты что, забыла, что у нас есть внутренняя связь?

— Ты говоришь, как тот врач, что вырезал мне аппендицит, — ответила я, но он даже не засмеялся. Впрочем, так же, как и я после той операции. Дело в том, что шрам так и остался, причем на самом интересном месте. Доктор явно оказался не на высоте, о чем я ему и сказала. Он так и не смог меня переубедить. Ведь если операция была на уровне, как же вышло, что он все еще посещал меня в последующие полгода. Он обычно садился и таращился на этот шрам, и видно было, что его терзают опасения, судя по тому, с каким трудом он дышал все время, пока смотрел.

— Придешь ли ты сюда или нет, Мэвис? — гаркнул Джонни в трубку прямо мне в ухо. — Вот уже третий раз я говорю тебе об этом. Ты что, оглохла или наконец с тобой что-то случилось, на что я от души надеюсь?

— Да нет, я просто думаю, — холодно ответила я.

— Боже! — не удержался он. — Ты к тому же еще и мазохистка! — Затем бросил трубку, прежде чем я успела сказать ему, что он ошибается и я стопроцентная американка.

Поэтому пришлось мне пройти в его офис, где Джонни взглянул на меня и улыбнулся. Мистер Эбхарт улыбнулся тоже, так что, вполне вероятно, я сделала что-то умное, о чем пока, правда, и сама еще не знала.

— Садись, Мэвис, — нежно предложил Джонни, и я решила, что он, должно быть, заболел или еще что-то случилось. Сентиментальным он бывает только тогда, когда болен, или в том случае, если я поднимаю вопрос о своей зарплате.

Итак, я уселась и тут же сообразила, что, должно быть, чересчур небрежно положила ногу на ногу, так как мистер Эбхарт не отводил глаз от моих коленок. Я одернула юбку, не так чтобы очень, но вполне достаточно, и в его глазах снова появилось осмысленное выражение.

— Мэвис, — представил Джонни, — это мистер Эбхарт. Думаю, вы уже познакомились.

— Несомненно, — подтвердила я и улыбнулась мистеру Эбхарту.

— Мистер Эбхарт отныне наш клиент, — продолжил Джонни, и я немного задрала юбку. Платежеспособный посетитель вправе рассчитывать в нашем офисе на некоторый сервис.

— Думаю, возможно, вам лучше поведать свою историю Мэвис, — предложил Джонни мистеру Эбхарту, — да и мне не мешало бы уточнить кое-какие детали. — Затем он закрыл глаза и обхватил голову ладонями. Нет, у Джонни явно что-то было не в порядке.

— Вот как это выглядит, мисс Зейдлитц, — начал мистер Эбхарт ясным звучным голосом, звуки которого проникали в меня до мозга костей. — Моя проблема связана с наследством. — Он держал глаза потупленными, пока говорил, и я решила, что он застенчивый, пока не вспомнила о юбке и снова ее не одернула. Я хотела, чтобы он смог полностью сконцентрироваться на своей проблеме.

— Мой отец был Рэндольф Эбхарт, — продолжал он тем временем, — вы, возможно, помните его?

— Я встречала так много талантливых ребят на Сансет-стрит, — ответила я, — но никто из них так и не пробился на экран. Вы же знаете, что такое Голливуд. Если ваш отец работал на студии, то тогда, конечно, я его помню.

— Мэвис, — прервал меня Джонни сдавленным голосом. — Рэндольф Эбхарт был нефтяной туз. Его состояние оценивается в десять миллионов долларов — и это за вычетом налогов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.