Владимир Коккинаки

Бронтман Лазарь Константинович

Серия: Библиотека красноармейца [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Владимир Коккинаки (Бронтман Лазарь)

Бронтман Л.

Владимир Коккинаки

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Издание: Бронтман Л. Владимир Коккинаки. — М.: Воениздат НКО СССР, 1939.

OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)

Бронтман Л. Владимир Коккинаки. — М.: Воениздат НКО СССР, 1939. — 48 с. (Библиотека

красноармейца).

Аннотация издательства: Очерк рассказывает о жизни и деятельности замечательного летчика нашей

страны Героя Советского Союза Коккинаки.

Одни называют его искателем, другие — человеком блестящего риска, третьи —

мастером ювелирной техники, четвертые — блестящим организатором, пятые, шестые,

седьмые дают другие названия, другие эпитеты, показывающие отличительные качества

коммуниста, летчика, комбрига, Героя Советского Союза, депутата Верховного Совета

СССР. На самом деле в нем объединились все качества, характеризующие человека

выдающейся воли, изумительного опыта, обширных знаний и ясной цели.

Жизнь Владимира Константиновича Коккинаки — это история непрестанного

роста, настойчивого движения вперед, смелого и яркого дерзания. Он рос вместе со

страной, питаясь ее богатейшими, чудесными соками, он поднимался вместе с

замечательной советской авиацией и вырос в пилота международного класса, о котором

знает вся страна, о ком с особым уважением говорят советские летчики и почтительно

отзываются иностранные.

Вот он сидит на балконе своей квартиры, на Ленинградском шоссе, и пристально

всматривается в вечерний небосвод. Солнце ушло за горизонт, даль покрывается легкой

дымкой, четкие контуры аэродрома, расположенного напротив, заливаются мялкой

тушью.

— Все ясно. Девять часов сорок минут. Позже садиться нельзя, — тихо промолвил

Коккинаки и поднялся с кресла. На столике остались раскрытая книга «Сказки об

Италии» Горького и спортивный кодекс Международной авиационной федерации.

Из глубины квартиры смутно донесся звонок телефона и голос летчика:

— Докладывает Коккинаки. Завтра иду на побитие международного рекорда

высоты. К полету все готово. Рекорд считаю в кармане.

Слушаешь его и чувствуешь непоколебимую уверенность, что будет именно так,

как он говорит, вместе с ним как бы уже знаешь, что этот рекорд «в кармане».

Забываешь о многих, многих месяцах напряженной работы, огромном риске, упорных

исканиях.

Как-то в кругу близких товарищей Сигизмунд Леваневский произнес горячую

речь об авиации. Молчаливый, обычно неразговорчивый человек, он воодушевлялся,

когда речь заходила о любимом деле. Он говорил о том, что авиация — не ремесло, а

искусство, что по воздуху не ездят, а летают. Нужно непрерывно совершенствоваться,

дерзать, искать. Владимир Коккинаки искал всю свою тридцатичетырехлетнюю жизнь.

Он родился в 1904 году на берегу Черного моря, в Новороссийске. Отец его —

железнодорожник. Семья была большая, из девяти человек. Незначительное жалованье

отца — сорок рублей — заставило Владимира уже с двенадцатилетнего возраста начать

самостоятельную жизнь. Он работал на табачных плантациях, виноградниках и не

гнушался любой работой. Был грузчиком, матросом. Урывая ночные часы, Владимир

готовился дома и, продолжая таскать грузы в Новороссийском порту, все же экстерном

сдал экзамен за курс девятилетки. Он и сейчас с удовольствием вспоминает о своей

былой славе грузчика. Даже видавшие всякие виды портовые крючники удивленно

посвистывали, когда он взваливал на свою кряжистую спину восемнадцатипудовые

тюки с мануфактурой. Но могучему организму Коккинаки этой нагрузки было,

очевидно, недостаточно. В свободное от работы время он занимался тяжелой атлетикой,

играл в футбол, боксировал, бегал. «Делать, так делать хорошо», — решил он, и, спустя

некоторое время, его уже именовали чемпионом Северного Кавказа.

В 1925 году он ушел добровольцем в Красную Армию. Сначала служил в частях

Новороссийского гарнизона. В 1927 году Коккинаки был направлен в Ленинградскую

теоретическую авиационную школу, а оттуда — в Борисоглебскую летную, которую и

закончил в 1929 году. Годом раньше, будучи курсантом школы, он вступил в ряды

ВКП(б).

С этого времени и начинается, собственно, авиационная жизнь Коккинаки.

Со всей страстью он накидывается на сложную науку самолетовождения и через

некоторое время с блестящим аттестатом зачисляется в отряд летчиков-истребителей.

Летая, он все время совершенствовался, выискивал новые возможности авиации.

И вскоре ему пришлось познакомиться с высшей ступенью летной работы —

испытанием машин. Живая, содержательная, полная ежедневной опасности и риска

профессия полонила молодого пилота, и он с головой окунулся в эту деятельность:

сначала в Научно-испытательном институте Военно-воздушных сил РККА, а затем на

авиационном заводе им. Менжинского.

На испытательной работе Коккинаки и вырос как блестящий пилот, великолепный

высотник, скоростник, замечательный воздушный боец.

Испытание машин требует особых людей. Испытатель — это человек,

обладающий подлинно совершенной техникой пилотирования, исчерпывающим

знанием машины, огромным хладнокровием. Каждый день ставит жизнь летчика под

удар. Новая, неизученная машина может подвести в любой момент. Стоит растеряться,

сделать неверное движение, передовериться машине — и человека нет.

История авиации пестрит трагическими страницами гибели испытателей. Но,

несмотря на большую опасность, смелая, благородная профессия всегда неудержимо

влекла к себе самых знающих, самых отважных.

Через крепкие руки Коккинаки прошло более полусотни конструкций различных

самолетов. Он получал новые машины, не имеющие никакой биографии, о которых

никто ничего ему не мог сказать. Оставаясь с самолетом в воздухе один на один, летчик

определял его характер, достоинства, дефекты. Он стремился узнать машину так, чтобы

после не нужно было добавлять или убавлять к сделанной характеристике. Иногда ему

приходилось проводить в день десятки полетов.

Испытание машины длится очень долго. Пилот должен дать полную и

разностороннюю аттестацию самолета: летных качеств, прочности и надежности

отдельных агрегатов и узлов, исчерпывающую оценку винтомоторной группы. И как

испытатель Коккинаки обладает поразительным объемом внимания. Ничто в воздухе не

ускользает от его зрения и слуха. Совсем недавно произошел весьма показательный

случай. На одном из самолетов были установлены моторы новой конструкции.

Требовалось определить их пригодность. Испытание поручили Коккинаки. В

программу входило определение скорости на разных высотах. Коккинаки замерил

горизонтальную скорость на уровне 4 000, затем 5 000 метров, и вдруг, оборвав

испытание, вернулся на землю.

— Разберите правый мотор, — сказал он окружившим его инженерам и техникам.

— По-моему, у верхнего цилиндра начал гореть поршень.

— Не может быть,—запротестовали конструкторы, — моторы тщательно

проверялись. Да и как вы узнали, что дело в верхнем цилиндре, ведь их четырнадцать?

Коккинаки рассмеялся:

— А все-таки посмотрите.

— Но приборы показывали нормально?

— Нормально.

— Температура масла в норме?

— В норме.

— Вода?

— Тоже.

Алфавит

Похожие книги

Библиотека красноармейца

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.