Олаф, глупый король

Силоч Юрий Витальевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Олаф, глупый король

С огромной благодарностью тем, кто помогал советами и критикой.

1.

Карликовое королевство Мнморт славилось, прежде всего, двумя вещами - картошкой, коей была засажена почти вся его территория, и труднопроизносимым названием. Когда на трон взошел Харальд Веселый, в королевстве стало на одну достопримечательность больше.

Новый король, последний в династии Хвирбургов (да, та еще фамилия, но тут уж чем богаты) был бесплоден из-за попавшей ему в мошонку стрелы и наследника оставить не мог. В то же время он был человеком разумным и в меру подозрительным, что позволило ему удержать власть, правда, попутно перерезав кучу народу из числа тех, что могли желать смерти короля. Спросите, почему Харальда в таком случае называли веселым? Все просто - к казням он подходил с выдумкой. Он скормил волкам разбойника по кличке Волк, запустил старого графа-шпиона из катапульты в сторону государства, на которое тот работал, накормил деньгами до смерти казнокрада, и многое-многое другое.

Однако время шло, и годы вовсе не прибавляли веселому королю здоровья и сил - нужен был наследник, но где его взять, если всех мало-мальски имеющих право занять престол он благополучно отправил на тот свет?

Думал над этим Харальд долго, и, когда стал совсем плох здоровьем, созвал своих приближенных, и объявил: королевский трон получит самый везучий человек в королевстве - тот, что сегодня ровно в полночь пройдет по Свиной улице мимо дома звездочета. Дом звездочета, к слову, был давно заколочен, а сам звездочет лежал на дне озера, туго замотанный в огромный пергамент-карту созвездий.

Придворные заикнулись, мол, не положено, закон о престолонаследии запрещает, и вообще, мало ли кто там будет шастать, но король выдал на-гора еще пару экзотических методов казни, и все живо заткнулись.

В полночь возле дома звездочета народу было, как на рыночной площади. Там, как будто невзначай, прогуливались и изредка дрались дети советников и министров, сами советники и министры, их братья-кумовья и прочие родственники. Король же, вместе со своим старшим советником и лекарем, отправился к дому старой вдовы Капустнихи - что в другом конце города. Звон часов на башне ознаменовал два события.

Первое - вокруг дома звездочета, откуда не возьмись, появились королевские гвардейцы и начали бесцеремонно вязать всех, кто там был, второе... Об этом поподробнее.

Олаф Глупый, крестьянин среднего достатка (дом, две коровы, два картофельных поля и лошадь) возвращался домой от своего друга, Карла-Жлоба, и был изрядно пьян. Эль плескался уже где-то в районе ушей, погода была замечательная, ветерок уносил куда-то вечно царящий в городе запах коровника, звезды светили особенно ярко - что ни говори, а жизнь удалась.

Олаф прямо на ходу красиво пел и лихо плясал (по-крайней мере, так ему казалось), отмахивался веточкой от полчищ злых комаров, ругался на лающих из-за заборов собак, и наслаждался жизнью, как вдруг (ах, как любят писатели это самое "вдруг") путь ему преградили три человека с факелами в руках.

Первый был худым и высоким, как жердь. В глазах его плясали отблески факела, а тонкие губы под тоненькими усиками презрительно морщились. Второй не выделялся ничем, кроме пояса с мешочками, из которых торчали пучки трав, а третий...

А третьего Олаф узнал сразу, потому что это был король. Внешность у него была, что ни говори, запоминающаяся - высокий, тучный, широкоплечий, ранее ярко-рыжий, а сейчас наполовину седой. Однако же, сейчас, в неровном свете факела, было особенно хорошо видно, что болезнь подточила этого могучего человека - мешки под глазами, нездоровый цвет лица, дрожащие руки.

- Вот. Перед вами новый король.
- глухо произнес Харальд, - Эй! Подойди сюда!... Ну! Чего ждешь, дубина? Подойди, когда король приказывает.

Олаф, наследник престола (дом, две коровы, два картофельных поля и лошадь), мигом протрезвев, сделал несколько робких шагов в сторону короля. Спохватившись, сорвал с головы шапку и принялся кланяться.

- Да-да.
- король Харальд кивнул, - Достаточно. Как тебя зовут?

- Олаф.
- сказал Олаф.

- Харальд. Очень приятно.
- сказал король, - Пойдем с нами.

- Куда?...
- перепугался Олаф, - Я ж, ваше величество... Я ж ничего не делал...

- Ма-алчать!
- рявкнул Харальд, и надрывающиеся во дворах собаки сразу замолкли, - Не нужна мне твоя репа. Ты - новый король Мнморта. Поздравляю.

Олаф не поверил своим ушам:

- Ваше величество шутить изволит?...

- Идем, дубина.
- пробурчал король себе под нос, - Я не собираюсь стоять тут всю ночь.

- Ваше величество, позвольте еще раз сказать...
- начал, было, говорить советник, но Харальд устало отмахнулся от него:

- Да-да-да. Знаю, ты уже говорил. Пойдем в замок. Что-то мне нехорошо.

2.

Харальд не успел дойти до замка - свалился мешком на дорогу, застонал глухо и заскрежетал зубами. Советник вломился в ближайший дом с требованием дать ему повозку с лошадьми, и был сперва далеко послан сонным крестьянином, который, спустя мгновения, резко изменил свое решение, немного сбледнул, и помчался запрягать лошадей, в то время как Олаф и лекарь пытались привести короля в чувство.

- Держи голову вот так!
- показал лекарь Олафу, и тот мгновенно исполнил приказание, запрокинув голову короля себе на колени. Лекарь быстро достал из кармашка на поясе маленький пузырек с темной густой жидкостью. В свете воткнутых в землю факелов, она была похожа на кровь. Лекарь вытащил пробку и влил все содержимое в рот Харальду:

- Смотри, чтобы проглотил, а то захлебнется.

Олаф кивнул. Появился советник с крестьянином и повозкой, запряженной старой гнедой кобылой.

- А эта кляча точно нас довезет до замка?...
- скептически вскинул бровь лекарь, - Как бы мне не пришлось еще и ее лечить по дороге.

- Не извольте беспокоиться, ваша светлость! Довезем в лучшем виде. Оно ведь, чем тише едешь, тем дальше будешь...

Советник и лекарь посмотрели на крестьянина так, что тот ойкнул, и тут же поспешил поправиться:

- Ну, конечно, быстрее постараемся...

Вскоре телега дотащилась до замка и покатилась по старому подъемному мосту, над заросшим камышом и тиной рвом. Оттуда явственно тянуло помоями.

- Если я умру в этой телеге, то, клянусь Всесоздавшим, буду являться вам во сне и пугать до сердечных болей.
- ворчал Харальд, морщившийся от запаха сопревшей соломы, на которую его уложили.

Короля уже встречали. Как только телега въехала во внутренний двор, к ней сразу же бросились несколько человек, подхватили короля под руки и повели куда-то в замок.

- Стойте!
- глухо сказал король и повернулся к советнику, - Вегард! Ты знаешь, что делать!

- Уже?...
- на короткий миг маска чопорности слетела с лица советника, но он тут же взял себя в руки, - Да, ваше величество. Стряпчий и Преподобный уже в замке. Все будет готово через минуту.
- он поклонился, и собрался, было, куда-то идти, но натолкнулся на Олафа, стоявшего рядом, - Иди с королем. Тебе все объяснят.

- Хорошо, ваша светлость. Слушаюсь!
- проблеял Олаф, прижимая к груди засаленную шапку. Советник лишь закатил глаза.

В замке было темно, мрачно и сыро. Развешанные по стенам факелы давали немного света, и в углах царили загадочные, закутанные многолетней паутиной, тени, из которых, казалось, кто-то смотрел. По стенам были развешены гобелены и флаги, где-то стены были расписаны фресками, изображавшими могучих предков Харальда в процессе изничтожения злокозненных врагов Мнморта. Коридоры были пусты, прислуга либо спала, либо находилась сейчас рядом с королем.

Процессия, в хвосте которой болтался ничего не понимающий Олаф, резво поднялась в башню, где находилась опочивальня. Королевская спальня была огромна. В ней точно также царил мрак, разве что было не так сыро, наверное, из-за пылающего в нише камина. Окна были застеклены красивыми цветными витражами, возле стены стояла исполинская кровать с балдахином, в которую можно было уложить всадника вместе с лошадью и оруженосцем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.