Шторм на Ладоге. Часть 2. Окончание. Продолжение следует

Калько Анастасия Александровна

Серия: Скалолаз [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шторм на Ладоге. Часть 2. Окончание. Продолжение следует (Калько Анастасия)

При помощи Куолена Стэнтону удалось добиться для Марджи разрешения на встречу с Кристель без стекла, но под наблюдением надзирателей.

Марджи была очень хмурой, с погасшими глазами; даже перспектива скорого освобождения ее не воодушевляла.

- Как мама?
- спросила она, когда девушки сели за стол друг против друга. Марджи прятала руки под столом, чтобы Кристель не цеплялась взглядом за наручники. У дверей стояли две исполинские охранницы, зорко следившие за каждым ее движением.

- Лучше. Доктор говорит, дня через три ей можно будет вставать. Как раз к твоему возвращению, - принужденно улыбнулась Кристель.

- Да, надеюсь... Бедная мама. Ей сейчас тяжелее всех.

- Не тяжелей, чем тебе.

- Да ничего, я держусь. Да... Мак меня нокаутировал. Значит, он нам завидовал. Но почему? Он же знал, что мы свои награды не на диване заработали.

- Иногда нельзя доверять даже друзьям, - вздохнула Кристель.
- Что планируешь делать дальше?

- Восстанавливаться на службе, - Марджи подняла голову, ее глаза упрямо блеснули.
- Теперь, когда все выяснилось, Мейерс должен восстановить меня на службе. Если надо, до международных инстанций дойду, но добьюсь того, что мое увольнение признают неправомерным!

- Это будет трудно, - предостерегла Кристель, - полковник зол на тебя из-за той перепалки и последующей шумихи...

- Буду бороться, - упрямо повторила Марджи, - по течению плыть не желаю. Даже если я проиграю, то только после того, как сделаю все возможное! Пусть никто не думает, что меня можно сломать или согнуть!

Кристель порадовало то, что Марджи сохораняет кураж и силу духа. И она была благодарна Эрику. Но хотя с плеч свалилась одна часть груза, признание Макдугалла уязвило обеих. "А если не он один так к нам относится? Но чем мы заслужили?".

*

Куолен был доволен быстро и аккуратно проделанной работой. На этом он уже набил руку. Парень из военчасти запросил кругленькую сумму, но свой текст затвердил без запинки. Макдугалл был в долгах, как в шелках; страсть к покеру и блэк-джеку дорого стоила. Его порадовала возможность погасить все долги, после отбытия срока переехать на Гавайи и там зажить в свое удовольствие. Куолен знал, к кому обратиться. "Учтут чистосердечное раскаяние, первую судимость, отбудет года три-четыре, и с чистой совестью и большими деньгами отправится в Гонолулу или Ваикики. А Беркли выйдет на свободу, и с ними можно будет заговорить о деле. Чувство благодарности - сильнодействующее средство, или я ни черта не понимаю в женщинах..."

*

Марджи сидела у стола, разгадывая японский кроссворд. "Что еще остается? Курить, пить кофе, коротать время. Книги, кроссворды, телевизор... Но теперь у меня появилась надежда на то, что это ненадолго. Стэнтон сказал, что этот вопрос решится в течение двух-трех дней. Хорошо бы... Скоро приезжает Кирстен, хотелось бы встретиться с ней уже дома, а не в тюрьме...".

Марджи отложила ручку, встала и сделала несколько энергичных силовых упражнений. Она поймала себя на том, что избегает мыслей о Макдугалле. "А мы к нему со всей душой. С такими друзьями и враги не нужны!".

Как ни старалась девушка думать о чем-нибудь другом, перед глазами неизменно вставал Мак в кабинете следователя, поникший, жалкий, как мокрая курица. Он смотрел в пол и монотонно бубнил о том, как установил шар, как обиделся, когда его заявку на пилотирование "Роквелла" на шоу отклонили, как ему досадно от того, что случилось, бормотал извинения перед Марджи... Она молчала, впервые в жизни не находя слов.

Когда ее привезли от следователя, обеспокоилась даже грубиянка Риттер.

- Может, врача вызвать, ммм... миз Беркли?
- спросила она, настороженно вглядываясь в лицо подопечной и запнувшись на непривычном обращении. Но "Эй, ты!" к Марджи уже никто не обращался.

- Вам нездоровится?
- поинтересовалась офицер Литтлби, сопровождавшая Марджи в камеру.

- Спасибо, все в порядке, - ответила девушка, улыбнувшись через силу.
- От радости голова закружилась. Не поверите, но подлинный вредитель "чистуху" написал.

- Да, хорошая новость, - дипломатично согласилась Литтлби и заперла за ней дверь.

Сборник любимых кроссвордов помог Марджи отвлечься, а чашка кофе ободрила. "Ладно, пошел он в задницу, этот завистник! Поделом ему. А я еще повоюю. Кто-нибудь еще в этом сомневается?".

*

- Никакие суды в мире и никакие приказы не заставят меня вновь принять на службу капитана Беркли!

Полковник Мейерс сидел на гостевом диване в студии популярного шоу, расправив плечи и гордо подняв голову.

Шоумен, которого полковник уже однажды выгнал из воинской части, оказался парнем напористым; предприняв новую попытку, он добился интервью с Мейерсом в студии.

- Старый козел!
- в сердцах воскликнула Кирстен Беркли, накануне вернувшаяся из Парижа. Похожая на сестру, только более худощавая молодая женщина смахивала скорее на манекенщицу, чем на модельера.

- Да за что же он так?
- покачала головой миссис Беркли.

- После того хамского шоу, которое она устроила на несколько недель, я могу помочь ей только одним, устроить на лечение в реабилитационный центр к хорошему психиатру!

- Совсем опух, сам псих!
- Кристель со стуком поставила на стол чашку чая.

- Ахинея, - согласилась с ней Натали Пинкстон, - так и хочется задать ему вопрос: почему?

Марджи молчала. Ее освободили сегодня утром, она весь день была в центре внимания в гостиной их с Крис квартиры.

Девушка сидела, стиснув руки, исподлобья смотрела на экран, и ее голубые глаза сверкали все более недобро. "Мать его... Может, он считает, что у Мака крыша поехала по моей вине? Он меня в помоях утопил!".

- Даже учитывая то, что невиновность капитана Беркли в инциденте на авиашоу полностью доказана?
- уточнил ведущий, поправляя щегольские очки в модной оправе.

- Даже сейчас, - подтвердил полковник.
- В сложной ситуации миз Беркли продемонстрировала полное неумение владеть собой и пренебрежение к субординации. Так себя вести может голливудская старлетка, а не офицер!

- Но, если вспомнить прошлые заслуги Виргинских Орлиц...

- Вот такие, как вы, и свихнули девчонкам крышу!
- отрубил полковник.
- После вручения наград в Белом доме из них сделали "звезд", начали превозносить их до небес, вот у них и закружилась голова. Попасть из-под огня под ваши телекамеры и аплодисменты оказалось для них тяжелым испытанием. Да, моя ошибка тоже есть - не уследил, упустил ситуацию. А если миз Беркли желает вернуться на службу - то только после извинений и квалифицированной психиатрической экспертизы!

Ведущий полюбопытствовал насчет Кристель, и ответ полковника обрушился, как еще одна гиря. Доверие командира к капитану Пинкстон тоже пошатнулось потому, что, по его мнению, у Молнии могут обнаружиться те же симптомы, что и у Беркли, и вела она себя вызывающе в эти недели...

- Сволочь!
- не сдержалась Натали.
- Что же, когда я проведу свое журналистское расследование, он еще пожалеет об этих словах!

Стройную элегантную блондинку Натали Пинкстон еще на заре карьеры прозвали Миссис Бритвой, и это прозвище она оправдывала. То, как она прищурилась, глядя на экран, не сулило полковнику ничего хорошего.

- Я не пойду на экспертизу, - Марджи поджалась, словно закаменев, когда мать обнимала ее и гладила по коротким волосам, - я не сумасшедшая. Он что, думает, я свихнулась на войне? И про Кристель такое сказать! Да пошел он...! Извини, мама, я постараюсь не ругаться. Все нормально. Я спокойна.

Мэри Беркли только вздохнула и поцеловала дочь в макушку. Она не одобряла профессию Марджи, считая, что армейская служба - не для женщин. Афганистан, Ирак и Кавказ стоили Мэри немалого количества бессонных ночей и седых волос. Много времени Мэри проводила в молитвах, прося защиты для Мэй и Кристель, когда от девушек неделями не было вестей из "горячих точек". но спорить с Мардж еще в детстве было бесполезно, дочь умела быть очень упрямой. И поэтому сейчас миссис Беркли, переживая вместе с Марджи, с другой стороны испытывала что-то вроде радости. Лучше будет, если девочка действительно уйдет из армии и попытается устроиться в мирной жизни, как обычная женщина, подальше от войн, самолетов и тюрем...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.