Две королевы

Калько Анастасия Александровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Две королевы (Калько Анастасия)

1. КОРОЛЕВА ЮГА

Возвращение своей правительницы живой и невредимой Южные Океаниды встретили ликованием. Когда корабль королевы взорвался, едва взлетев, Южное королевство погрузилось в траур. Но недавно королева с дочерьми пришли на помощь своему народу в самые трудные для Южан времена. Теперь все несчастья были позади: красный вирус побеждён, предатель Малакат наказан, а Шаламорн вернулась на трон.

Заняться накопившимися государственными делами королева и её младшая дочь смогли только через неделю; именно столько длились празднества. Шаламорн с удовольствием отметила, что её дочь за месяцы своего правления достойно проявила себя, хоть и выросла в земных приёмных семьях и домах для сирот, и никто не готовил её к управлению королевством. Да, такими дочерьми вправе гордиться любая мать! Они станут её достойными наследницами.

Мейра чувствовала, что мать ею довольна, и была счастлива. Нелегко ей было справляться с королевством, даже с помощью старейшин, но она справилась!

– Будем считать, что это было испытание для наследницы, – Шаламорн погладила дочь по волосам. – А что Северные Океаниды? Их не затронул вирус?

– Наверное нет, мама, они не сообщили.

– Да, если бы у них хоть один человек заболел, они не замешкались бы попрекнуть нас оплошностью. Как они кичатся своим совершенством, только кому его доказывают, нам или себе? Они как будто хотят заставить забыть, что их предков искусственно вывели в лабораториях, и доказывают, что превосходят нас. Нам повезло, что вирус не затронул Северных Океанидов. Сейчас у них царит безвластие, и на волне анархии они могли бы ещё и обвинить нас, будто мы умышленно заразили их океаны. Не хотелось бы попадать им под руку.

– У них уже есть королева, – ответила Мейра. – Она взошла на престол около года назад. Это дочь принца Ричарда Линда. Она росла на Земле, как мы с Нери.

Вспомнив, что им пришлось пережить год назад, выполняя поручение кронпринца Северных Океанидов, Мейра поёжилась.

– Дочь Ричарда? – Шаламорн всплеснула руками. – Боже мой.

– Не волнуйся, мама, она не будет с нами воевать. У нас договор о мире и дружбе. И она вышла замуж за Кела из нашего народа.

– Я помню Кела. На редкость своенравный мальчишка, даже мать не всегда могла совладать с ним. Так он женился на северной королеве?

– Они ещё на Земле познакомились. А вскоре после её коронации Кел ушёл от нас на Север, а потом мы узнали, что он стал мужем королевы Линды.

– И как же ты позволила ему жениться на иноземке? – вздохнула мать.

– Она ведь королева, мама, и вправе сама выбирать себе мужа.

– Верно, но Кел был твоим подданным, и должен был получить твоё разрешение на брак.

– Я не могла ему запретить, мама.

– Почему? – выгнула брови Шаламорн. – Насколько я знаю, ни у нас, ни у них не одобряют межрасовые браки...

– Это было одним из условий договора. Мы открыли границы и разрешили межрасовые браки...

– О, нет! Какой ужас!

От отчаяния в голосе матери Мейра сжалась от дурного предчувствия. Всё-таки она допустила какую-то ошибку с этим договором. Ведь Линда, новая королева Севера, ещё на Земле прославилась коварным и жестоким нравом, и к тому же невзлюбила их с Нери. И даже после заключения договора Мейра не могла успокоиться. Но пока не видела подвоха...

– Дочка, дочка! – Шаламорн в волнении ходила по пирамиде. – Конечно, она заморочила тебе голову – если она дочь Ричарда, ей это ничего не стоит. Но она-то сама знала, что гены Северных Океанидов в смешанном браке вытесняют гены второго родителя. От брака Северного Океанида с кем-то другим родятся только Северные Океаниды. Вот каков замысел Ричарда и его дочери! Она додумалась до того, что не приходило в голову даже её деду-тирану – извести наш народ или вытеснить нас с планеты. Ведь при смешанных браках Северных Океанидов будет становиться всё больше, и живут они вдвое дольше, и результат предсказуем. За что она так возненавидела нас? Она ведь недавно взошла на трон! Неужели она дальше всех зашла в ненависти к нам за то, что наши предки создали их расу?..

"И не только за это, мама", – мысленно ответила Мейра.

2. КОРОЛЕВА СЕВЕРА

Келлар стояла на балконе королевского города и с удовольствием подставляла лицо солёному влажному ветру над океаном. Наверное, не помешает поплавать – тем более что теперь Северные Океаны снова в безопасности. Или провести остаток дня в лаборатории, заняться своими экспериментами. Хотя Земля, Австралия и УБРИ давно остались в прошлом, королева Северных Океанидов, в прошлом – вице-президент научной компании Линда Келлар продолжала в свободное время заниматься научными изысканиями, экспериментами и завела себе персональную лабораторию, от которой имелся всего один ключ.

По пути в лабораторию Келлар заглянула в кабинет мужа.

– Я буду в лаборатории, – сказала она, поцеловав принца-консорта в щёку. – А потом поплаваю или пойду в спортивный центр. А ты?

– Я уже тренировался, – Её муж отбросил со лба прядку не по северному вьющихся волос. – Два часа после завтрака. Я очень старался. Сегодня я добился лучших отметок, чем неделю назад. А сейчас я работаю с учебной программой. Я хочу скорее стать как все вы.

– Это хорошо, – Через его плечо Келлар бегло взглянула на дисплей. – Но ты, я вижу, сегодня ещё не увлажнялся? – Она заметила тёмные круги под красными глазами мужа и суховатую кожу. – У тебя может начаться обезвоживание. Сделай перерыв и сходи увлажниться. Пока ты ещё не прошёл генетическую коррекцию, тебе нельзя нарушать режим дня.

– Как мне надоело быть таким несовершенным слабаком! – Кел с досадой хлопнул по выключателю монитора и вышел из-за стола.

Через год после переезда на Север Кела было не узнать. Босоногий лохматый подросток в живописных лохмотьях, в которых на Юге щеголяли все, превратился в элегантного ухоженного молодого человека. В брюках "хаки", чёрной рубашке с воротником-стойкой и высоких ботинках, аккуратно причёсанный и окрепший после тренировок в спортивном центре, Кел выглядел даже старше своих лет. Он старательно осваивал учебную программу и собирался пройти курс генетической коррекции, рьяно тренировался и всё чаще с неудовольствием рассматривал в зеркале свои вьющиеся волосы и круглое мальчишеское лицо. Ещё Кел старался вести себя так, чтобы все забыли о его юном возрасте. Но он всё равно оставался упрямым, обидчивым и импульсивным подростком, и Келлар всё чаще казалось, что у неё не муж, а сынишка. А ведь по возрасту, она вполне могла бы быть матерью Кела. Если бы она вышла замуж за Джозефа 19 лет назад, у них мог бы быть сын таких лет... Но что случилось, то случилось, у Хеллеграна – дочь от этой куклы Марси, кошмарная Лена, у Келлар – муж намного моложе её, а сама она – Королева Северных Океанидов, и ещё неизвестно что лучше, тихое семейное счастье на Земле с работой в УБРИ, или власть над огромным королевством. Келлар нередко задавалась таким вопросом, и всё чаще отвечала себе, что не ошиблась с выбором. Но как же забыть прощальный поцелуй Хеллеграна, его умоляющий шёпот у трапа шаттла: "Ты ведь не уедешь? Я не хочу тебя терять!", и его последний, полный отчаяния взгляд, который она поймала уже из иллюминатора, когда корабль готовился взлетать. Сложно выбирать между властью и любовью, да ещё когда обе – на первом месте!

Келлар гнала из себя эти воспоминания, уходя с головой в новую жизнь, дела королевства, отношения с Келом. Эти глупости больше 20 лет портили ей жизнь на Земле! В новой жизни им места быть не должно!

– Почему ты никогда не зовёшь меня в свою лабораторию? – спросил Кел, когда они спустились к выходному люку.

– Ты можешь приходить, если хочешь, – пожала плечами Келлар. – Но вряд ли тебе будет интересно...

– Не такой уж я дурачок! – Фыркнув от обиды, Кел с разбега нырнул в люк, окатив жену фонтаном солёных брызг, и уплыл.

Келлар только усмехнулась, отряхнув свой быстросохнущий костюм. Ребёнок, настоящий ребёнок! Иногда ей даже забавно было поддразнивать самолюбивого юношу. И сейчас они не поругались. Келлар знала, что через два часа Кел вернётся и, как ни в чём не бывало, будет рассказывать ей, сколько миль он проплыл и на сколько быстрее он теперь плавает. Кел мог вспылить, обидеться по любому поводу, но дуться дольше двух часов он просто не умел.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.