Сквозь розовую дымку

Горенкова Эльвира Андреевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сквозь розовую дымку (Горенкова Эльвира)

Сквозь розовую дымку

I must be

One the devil's daughter

They look at me with scorn

I never hear their horn

Sometimes it's like be in chains

Sometimes I hang my head in shame

When people see me

They scandalize my name

I'm going down to the devil's water

I'm going down in this trouble water

It's come around my soul

It's like beyond control

I must be one

I must be one

I must be...

Иногда она хотела просто заснуть и больше никогда не просыпаться... умереть? Пусть будет так. Тонкая нейлоновая ниточка обвяжет запястья и потянет вниз...

Иногда она желала никогда не родиться. Так было бы проще. И Богу не пришлось бы выслушивать все эти бесконечные молитвы...

Иногда она останавливалась около входа в церковь, но не решалась войти в храм Божий. Господь простит, непременно, только для этого нужно исправиться. А это вряд ли. Теперь уже... почти невозможно.

Мария плакала. Слезы хоть немного согревали, в отличие от бесполезного огня. Поленья снова заканчивались...

-Мария?

И не смотреть, только не смотреть в тот темный угол, где снова и снова раздавался громкий кашель.

-Самуэль, успокойся, я рядом...

Мария присела на краешек кровати, попутно обмокая ставшее уже горячим, полотенце.

-Они рядом... рядом и кричат... они шепчут, - мальчик схватил Марию за запястье. Его глаза расширились от ужаса.
- Они шепчут мое имя!..

-Братик, это бред... слышишь?
- прошептала Мария.
- Лекарь обещал достать лекарство, - она перебирала каштановые прядки, прятала слезы, зарываясь в копну мягких детских волос. Хрупкое тельце била дрожь.

В дверь постучали. Девушка неспешно подошла к ней и недолго думая, открыла.

-Здравствуй, Мария. Ну, как он?
- на пороге стояла взрослая женщина. Голова завернута в чепчик, в руках корзинка. Судя по запаху, с вкусной едой.

-Все так же...
- она и не думала вздыхать. Вздох - знак обреченности, Мария не позволит брату обрасти клеймом. Это не для него.
- Но уверена, что в скором времени он обязательно поправится.

-Воспаление легких...
- женщина закусила губу.

"Ох, нелегко девочке придется, нелегко. Он ведь у неё единственный. И, если бы еще не эта безумная искра надежды в глазах!.."

-Я должна работать. Потом поговорим, - бросила Мария и хлопнула дубовой дверью.

Хватит Гариете и тех денег, что она получает. Незачем говорить, если не хочешь. Пустая формальность не имеет никакого значения, если в сердце льет дождь и гуляет ураган.

-Покажи мне её,

Что поет высоко...

Ты же слышишь:

Сердце звонко бьется,

Раздается здесь и там,

Перезвон ручья протяжный...

Покажи её, что свет нам дарит солнца!

Мария прикрыла глаза. Знакомый слепой малыш жался в самом углу под крышей харчевни. Старик Лесст не разрешал сыну пропускать ни дня.

"От всего должен быть прок", - говорил он.

Мальчик весь промок, но отец и не думал звать того домой. Мария оглядела шляпу Эдварда и не смогла не улыбнуться. Да, отняв у малыша зрение, Господь наградил его прекрасным соловьиным голосом. Люди не могли остаться равнодушными, потому каждый вечер хозяин харчевни закатывал пьянки со своими пьянчугами-дружками.

-Работаешь?
- спросила Мария, уже зная, что ребенок услышал её тихие шаги.

-Да, Мари. По-моему, отец забыл про меня. Барти и Рене опять отвлекли его драгоценное внимание... хотя про деньги он вспомнит. Несомненно.

Мария усмехнулась. Конечно, вспомнит.

-Какая красоточка! Мир не устает удивлять меня своими красотами. Вот теперь ты!

Вот теперь она испугалась. По-настоящему. Глаза мужчины маниакально блестели, мерзкая усмешка не сходила с узких губ.

-Почем берешь, красавица?
- он наклонил голову набок, пытаясь прикинуть.
- Я готов заплатить любые деньги...

Мария сжалась. О, нет, она нисколько не боялась этого огромного темноволосого мужчину. Просто это самое "нет" казалось самым сложным в её жизни. В мыслях маячили весы. На одной чаше - гордость, женское самолюбие. А на другой... жизнь любимого братишки?..

-Десять.

Мария едва не вскрикнула, когда услышали еле различимый голос рядом. Эдвард?..

"Десять, десять... именно столько стоит лекарство для Самуэля".

-Хм...
- мужчина с сомнением оглядел Марию. Провел пальцем по грязному белоснежному личику, встретился с испуганными синими глазами...

Мария сглотнула. Она так не хотела, чтобы эти шершавые ладони касались её, так не хотела смотреть в эти колючие серые глаза цвета дождливого неба. Но еще больше она не хотела лишиться Эдварда... зачем тогда вообще нужно это чертово благословение Господне?!

-Хорошо. Я согласен.

Мужчина взял хрупкую ладошку в свою и вложил туда десять пенсов...

Малыш улыбнулся. А девушка не знала, ненавидеть или благодарить умного мальчика, который, как ни в чем ни бывало, затянул следующую песенку.

-Нас заключает в сети сердце,

И мы готовы стать рабами...

Безмолвно... безнадежного обмана,

Что теплит наши раны -

Порванные собаки...

Театр прячет в себе множество тайн. На сцене теряешь себя, мир обретает новые краски, глубокосидящее "Я" способно превратится из призрачного в материальное.

-Марина, перестань делать такое лицо! Молоко скиснет!

Светловолосая девушка закатила глаза к небу.

-Какое такое лицо? Я должна прыгать от счастья?! Эта роль ужасна! Я не смогу её сыграть, Роман Сергеевич.

Долговязый мужчина задумчиво поправил очки и через минуту уже стоял на сцене, внимательно осматривая горе-актрису.

-Нет-нет, Мариночка, думаю, эта роль как раз для тебя. Прошу... прочитай сценарий!
- а потом добавил, почти умоляюще, - пожалуйста.

Девушка пожала плечами. Конечно, что и говорить - лестно слышать мольбы от сценариста, чьи премьеры произвели огромный фурор. И это, черт возьми, очередная.

-Хорошо, Роман Сергеевич, обязательно почитаю. И я уверена, что он прекрасный, потому что Вы не можете написать глупость. Дело в не в это, просто... чтобы вжиться в роль и качественно её сыграть, нужно понять персонаж.

Роман Сергеевич кивнул.

-Тебе придется вжиться в образ Марии.

Марина улыбнулась, так, что ямочки на щеках стали очень заметными и милыми.

-Я не понимаю Марию. Простите.

По-моему, прозвучало резко, потому что сценарист попытался что-либо сказать, но вышли мычащие звуки.

-Что? Что ты не в силах понять?

Марина вздохнула.

-Я понимаю первые сцены, где персонаж переживает болезнь брата, соглашается на те условия... ну, провести ночь с мужчиной, но потом...

Сценарист покачал головой.

-Почему она так поступила? Бросила брата? Уехала?..

-Прочитай все, - просто сказал Роман Сергеевич и вышел из зала.

Марина придирчиво оглядела свое отражение и в который раз подивилась размеру своего носа, "гладкости" кожи и слишком пухлым губам...

Правда, конечно, у неё был один огромный плюс. Её глаза - четкие, синие-синие, как сама гладь спокойного моря... картинка, да и только!.. Высокий рост, длинные светлые волосы тоже относились к положительным сторонам её физического строения.

-Покажи мне её,

Что поет высоко...
- затянула она и тут же замолчала. Этот дурацкий сценарий никак не входил у неё из головы.

"Почему она так поступила? Почему?!" - эх, с книгой было бы куда проще. Там все объяснят, разложат строго по полочкам, но, конечно, сценарий - это бездна для актеров. Главное - сыграй. Чувственно, правильно. А как можно сыграть, если просто не понимаешь...

-Не понимаешь...
- тихо произнесла своему отражению девушка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.