Удивительный Самсон. Рассказано им самим... и не только

Храмов Игорь В.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Удивительный Самсон. Рассказано им самим... и не только (Храмов Игорь)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Начнем с тайн, вернее, некоторых неувязок в биографии нашего героя. Большинство из них могут оказаться незаметными читателю мемуаров, а какие-то бросятся в глаза сразу же. «Я родился в 1888 году в Вильно, в Польше», — начнёт свое повествование Александр Засс в 1925 году. На самом деле столица Литовской Республики, нынешний город Вильнюс, на тот момент уже больше сорока лет не был в составе Польши, а являлся центром Виленской губернии, входящей в Северо-Западный край Российской Империи. В выписке из метрической книги о родившихся в 1888 году, хранящейся в домашнем архиве Шапошниковых, сказано, что 23 февраля у крестьянина Ивана Петровича Засса католического вероисповедания и его православной супруги Екатерины Емельяновны родился сын Александр, который 25 февраля был крещён по православному обряду. Только вот где появился мальчик на свет, в метрике не указано, да и поиски наши как в Вильно, так и в Свенцянском уезде Виленской губернии, откуда родом отец Александра, успехом не увенчались. Более того, при детальном изучении выписки пришло понимание того, что уехали Зассы с виленщины вскоре после рождения сына, ведь документ сей был выдан 12 августа того же года весьма далеко — в церкви села Панского Алексинского уезда Тульской епархии.

Екатерина Емельянова и Иван Петрович Засс, 1904 год Александр с мамой, 1913 год

1888 год — единственная дата, которая встретится читателю мемуаров Александра Засса. Время всех остальных событий остаётся определять лишь по косвенным признакам — «прошло ещё шесть месяцев», или «началась война». Из документов мы знаем, что когда Александру исполнилось два года, в 1890 году, у него появились брат и сестра — Николай и Мария.

Рукопись книги с правкой А. Засса

В черновых вариантах этой книги, которые нам удалось найти в 2006 году в шотландском Инвернессе, Засс писал, что в четырёхлетием возрасте он вместе с семьей покинул родные края и направился в Саранск. Только вот переезд этот, скорее всего, последовал уже из Тулы или её окрестностей. В семейном архиве так много снимков, сделанных именно в тульских фотоателье! Причиной отъезда в глубинку России послужило полученное отцом место приказчика в поместье, которым Иван Петрович должен был управлять. Собственно, обосновалась семья не в самом Саранске. В черновиках своих мемуаров Засс упоминает три населённых пункта, где располагались помещичьи земли: Голицыно, Владыкино и Бекетовка. Эти села расположены примерно между Саранском и Пензой, и в то время относились к Мокшанскому уезду Пензенской губернии. Остаётся только гадать, какой «российской принцессе, последней из аристократического рода», как писал о ней Засс, принадлежали эти владения. Речь могла идти и о княгине Толстой, открывшей в конце XIX века конезавод в Голицыно, и о княгине Настасье Ивановне Долгоруковой, имение которой существовало в Бекетовке с 1795 года. Так или иначе, Александр Иванович или же сам издатель — Пуллум решили не забивать голову англоязычного читателя ненужными подробностями, и эти географическо-исторические экскурсы в окончательный вариант книги не вошли. Правда, мордовские земли упорно именуются автором «Туркестаном», но и такая географическая неувязка вряд ли волновала почитателей силы и спорта.

Александр провел в Оренбурге в 1908 - 1909 годах всего шесть месяцев! Это было первое и, по-видимому, последнее пребывание атлета в городе. Но какое значимое!

Действительно, направленный отцом в Оренбург, Александр должен был устроиться в паровозное депо, но пришёл работать в цирк Андржневского, как раз находившийся здесь на гастролях.

Вокзал в Оренбурге. Открытка начала XX века.

С начала октября 1908 года «Оренбургская газета» анонсировала приезд «первоклассного цирка Д.Н. Андржиевского со своей многочисленной труппой». Дмитрий Платонович Андреюк (1873-1937), а именно так на самом деле звали Андржиевского, выступал в балаганах с атлетическим номером, был борцом, дрессировщиком. В интересующий нас период он держал в провинции небольшие цирки. У него-то Александр и стал «цирковым». Полгода в Оренбурге и близлежащих населённых пунктах, где останавливался цирк шапито Андржиевского, как раз и были сроком, отведённым Зассу на обучение в паровозном депо. Время истекло, цирк собрался за пределы Оренбургской губернии, и Зассу предстояло нелёгкое решение: поехать в Саранск к отцу, чтобы сообщить о своём выборе жизненного пути и, уже вполне открыто, продолжить цирковую карьеру.

Тут мы встречаемся с очередной мистификацией Александра Засса. Если следовать тексту мемуаров, он отправился на вокзал, чтобы ехать в Саранск, и на платформе увидел афишу ташкентского цирка Юпатова. Как могла оказаться афиша цирка из Ташкента в далёком Оренбурге? Непонятно. Скорее всего, цирк Юпатова гастролировал где-то поблизости, но в самом Оренбурге Юпатов не был. По крайней мере, об этом не осталось никакого следа в местной прессе тех лет, хотя цирковая жизнь освещалась тогда довольно бойко. Так, летом 1909 года газеты пестрели анонсами и отзывами о выступлениях «большого русского цирка М.Н. Злобина в новом здании на Конно-Сенной площади». В феврале его место занял цирк Труцци из Симферополя. О цирке Юпатова в Оренбурге — ни слова. А Засс, по его словам, садится в поезд на Ташкент, «так как город находится рядом», и «через пару часов» уже попадает в цирк Юпатова. Если предположить, что Александр отправился в путешествие всё-таки в Ташкент, то откуда же он писал отцу, прося денег «для получения выгодного и перспективного места», а на самом деле — для внесения залога, который Юпатов требовал от всех своих артистов? Филипп Афанасьевич Юпатов (1873-1958) был известным ташкентским антрепренёром. Проводил выступления на узбекском языке, до революции держал цирки в Ташкенте, Бухаре, Самарканде. В 1914 году выстроил в Ташкенте стационарный деревянный цирк на базарной площади. Но был ли он в 1909 году со своей трупной близ Оренбурга? Это остаётся пока неразгаданной загадкой Самсона.

Ещё одна неясность связана с армейской службой становившегося всё более известным силача. Уже работая в цирке Ивана Ивановича Хойцева, который держал своё заведение в Алма-Ате, гастролируя по городам Средней Азии. Засс призывается на службу. По идее, это должно было случиться по достижению им 21 года, то есть в феврале 1909-го, но, судя по рассказам Александра, где-то примерно до 1911 года он путешествует с цирком. Выла ли ему предоставлена отсрочка по каким-то семейным обстоятельствам? Этого мы не знаем. Зато мы знаем, что получив повестку с предписанием явиться в Вильно — тогда новобранцев призывали по месту рождения — Засс добирается туда целых 23 дня, что вполне могло соответствовать действительности. А по прибытии он получает новое предписание — отправиться на российско-персидскую границу в составе 12-го туркестанского стрелкового полка. В 1908 — 1910 годах в Персии (так раньше назывался современный Иран) полным ходом шла гражданская война. Нестабильность в стране сохранялась и после. 11 ноября 1911 года по истечении срока ультиматума Россия перешла границу Персии «с целью защиты собственных экономических интересов». По-видимому, Александр Засс должен был участвовать в этих событиях, но он не оставил об этом периоде никаких воспоминаний. Более того, он неожиданно быстро отслужил. Прошел учебу, получил, по-видимому, унтер-офицерский чин, а уже в 1913 году родителям пришла по почте цирковая афиша от сына с анонсом его сольного выступления.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.