Рождение шестого океана

Гуревич Георгий Иосифович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рождение шестого океана (Гуревич Георгий)

Часть первая

РОЖДЕНИЕ МЫСЛИ

Глава первая

ВОКРУГ СВЕТА ЗА 88 МИНУТ

1

Вы помните, как это было? Придя домой с работы, вы бросили взгляд на часы и включили телевизор. Как только лампы нагрелись, на экране появилась миловидная женщина, которая навещает вас, когда трудовой день закончен и можно со спокойной совестью отдыхать.

Она вошла одновременно во все городские квартиры, дачи, колхозные дома, заглянула в комнаты, где не побывает никогда, встретилась с людьми, которых не увидит ни разу в жизни, улыбнулась приветливо и безразлично сказала:

— Добрый вечер, товарищи! Сегодня мы проводим внестудийную передачу с одного из подмосковных аэродромов. На этот раз мы имеем возможность показать вам старт очередного полета вокруг света за 88 минут. До сих пор вы только читали описания этих полетов. Сегодня же вы увидите ракеты на своих экранах. Старт состоится в 18 часов 16 минут. Аэродром будет включен без, дополнительного предупреждения.

«Опять вокруг света! – подумали вы. – Что- то зачастили в последнее время». А сколько волнений было в первый раз! «Прыжок вокруг земли! Человек в ионосфере!» Это летчик-испытатель Туляков летал тогда. Потом он же полетел вместе с главным конструктором Ирининым, потом отправились шесть человек сразу. Сколько уже состоялось полетов? Сегодня пятый или шестой? Теперь привыкли и не удивляемся, что можно облететь вокруг света за 88 минут. За 88 минут! Вам вспомнились исторические подвиги прошлого: кругосветное путешествие Магеллана – три года в неведомых океанах; отплывает 265 человек, возвращается 18. Затем многолетние плавания Дрейка, Кука, Головнина, Крузенштерна... В прошлом веке Жюль Верн, сидя за письменным столом, совершил путешествие вокруг света за 80 дней. Это казалось тогда фантастикой. А сейчас вместо дней – минуты. Маловат стал земной шар для путешественников...

Потом вам показали просторное зеленое поле (конечно, телевизор у вас цветной). В середине поля возвышались две заостренные башни, как бы два восклицательных знака – ракеты, стоящие на старте. Даже не верилось, что эти громоздкие сооружения способны подняться в воздух.

«Сразу две! –подумали вы. –Парами стали летать!»

Появился корреспондент в берете, надвинутом на лоб, в развевающемся плаще, с микрофоном в руках.

— Вы видите перед собой, – оказал ой, – ионопланы ИР-72 конструктора Иринина. Ионоплан – разновидность многоступенчатой ракеты. Пассажирская кабина находится в верхней, третьей ступени. Первые две служат только для разгона. Последняя отделится в ионосфере и начнет самостоятельный полет.

Только теперь вы разглядели на вершине летающих башен крылышки. Пассажирская ракета была надета на все сооружение, как набалдашник на палку, как шляпа на голову.

— В верхних слоях атмосферы, – продолжал корреспондент, – ионопланы разовьют первую космическую скорость – около двадцати восьми тысяч километров в час. Они превратятся в искусственные спутники и смогут без дальнейших затрат горючего совершить сколько угодно кругосветных полетов подряд. Каждый оборот займет 88 минут. Еще четыре минуты понадобится на разгон при старте и шесть минут – на торможение при спуске.

Потом корреспондент познакомил вас с участниками полета. На экране прошли один за другим конструктор Иринин, известный летчик Туляков и научные сотрудники Новиковы – Сергей и Валентин. Конечно, вы не раз слыхали фамилию Иринина, чьи самолеты появлялись ежегодно над Тушинским аэродромом во время авиационных праздников. Знали вы и Героя Советского Союза Тулякова – участника высотных и беспосадочных полетов, первого человека, облетевшего вокруг света за полтора часа. Но кто эти Новиковы?

И диктор, видимо, не знал Новиковых. «Вы братья?» – спросил он.

Валентин улыбнулся, а Сергей поморщился. Вероятно, такой вопрос им задавали не раз.

— Разве мы похожи? –спросил Сергей.

Сам он напоминал медведя – рослый, с широкой грудью, несколько мешковатый. Они были ровесниками. Но гибкий, стройный Валентин казался значительно моложе.

— Мы только однофамильцы, – терпеливо объяснил Валентин, – но учились в одной школе, окончили один и тот же институт и сейчас работаем вместе...

В это время корреспондента попросили не задерживать путешественников. Интервью закончилось.

Улетающих напутствовали ученые, конструкторы, рабочие с авиазавода. Несколько слов сказал академик Юлий Леонидович Ахтубин, красивый рослый старик с седыми пышными кудрями. И эту фамилию вы знали хорошо. Еще бы – ветеран советской энергетики, участник строительства Днепростроя, проектировщик Волжских и Сибирских гидростанций. У вас еще мелькнула мысль: «При чем тут энергетик? Как почетный гость, что ли? » Но задумываться было некогда. Вы с нетерпением ждали старта.

А в заключение полковник Рокотов, ведавший организацией полета, оказал:

— Прощаться не будем. И к провожающим просьба – не покидать аэродром. Через полтора часа после проводов состоится встреча.

Вам показали еще, как Рокотов пожимал руки улетающим, как Ахтубин обнял Новиковых и как оба экипажа расходились по своим ионопланам: Туляков – с Валентином Новиковым, Иринин – с Сергеем. Телекамера следила за парами, пока они не скрылись в лифтах монтажных башен, чтобы подняться в свои кабины, на высоту тридцати метров.

Затем предоставили слово сирене. Она завыла тревожно, с надрывом, и поле опустело, будто сирена вымела его. Вспыхнул огонь, заметный даже при дневном свете. Одна ракета вздрогнула, как бы приготовилась к прыжку. И вдруг вы увидели, что она уже в воздухе, стоит на растущем огненном столбе. На миг громоздкое сооружение величиной с восьмиэтажный дом повисло над землей. Поползла по траве длинная тень, похожая на меч. Ракета съеживалась. Башня превратилась в сверло, в карандаш, в иглу.

И – нет ее, прошила насквозь тучки, ушла в заоблачный мир... А вслед за ней на огненном столбе уже возносилась вторая ракета...

На экран вернулась женщина-диктор.

— После небольшого перерыва, – сказала она, – слушайте первое действие оперы «Русалка», которую мы транслируем из филиала Государственного Академического Большого театра. Продолжение внестудийной передачи с аэродрома о кругосветном полете – прибытие ионопланов – мы покажем вам в антракте между первым и вторым действиями.

И зеленое поле сменилось занавесом, а затем сценой с фанерными деревьями, среди которых расхаживал бас в лаптях, возмущаясь тем, что ему нужно твердить одно «и то же «сто раз, сто раз, сто-о-о раз!»

Никогда еще не бывало, у него столько невнимательных слушателей. Телезрители – особенно юные техники – с нетерпением ожидали антракта.

— И долго он будет твердить одно и то же? Когда же кончится действие?

— Ну дайте дослушать! – возмущались музыкальные сестры юных техников. – Действие кончится, когда он сойдет с ума.

— И скоро он сойдет с ума?

Наконец, вывернув руки наподобие крыльев, бас рванулся, чтобы спрыгнуть за сцену. Хористы подхватили его, занавес сдвинулся.

А вы все сидели, не шелохнувшись, и глядела на неподвижные тяжелые складки.

Занавес показывали необычно долго. Потом кто-то невидимый вздохнул: «Ничего не поделаешь, выходите!» И хозяйка вечернего отдыха вновь появилась перед вами:

— Товарищи телезрители! Продолжение внестудийной передачи с аэродрома отменяется по техническим причинам. О кругосветном полете мы сообщим в последних известиях. А сейчас, перед вторым действием оперы, смотрите научно-популярный фильм «Строение электрона».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.