Спящий океан

Шатуш Лия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спящий океан (Шатуш Лия)

Есть люди, которые всю жизнь сидят на берегу реки,

а есть те, кто пускается в путь, чтобы разбудить океан.

1

19 мая 1795 г . Графство Беркшир

«Мое имя Ровена Клифорд. Мой отец — Сэр Роберт Клифорд, граф Шерфордский. Наша семья происходит из старинного дворянского рода со времен Тюдоров. Фамилия когда-то обладала большими наделами по всей южной Англии. Однако, из-за войн и смены королей потеряла часть своего состояния, но сохранила доброе имя.

Моя мать умерла во время вспышек холеры, когда я была маленькая. Я почти не помню ее. Знаю только, что от нее я унаследовала довольно своевольный нрав, из-за которого моим близким приходится иногда краснеть перед людьми.

Отец тогда взял меня с собой в очередную поездку, чтобы сохранить мне жизнь. Он занимает пост полковника в королевской кавалерии и постоянно находится вне дома. Домой он наезжает не более двух раз в месяц.

Я же с детства привыкла к обществу тетушки Элизабет Беркли. Она проживает с нами с момента смерти моей матери. Тетушка овдовела еще в молодости, и так и не вышла замуж. Она посвятила время нашей семье. Так как тетушка пребывает в почтенном возрасте, учитывая, что жизнь она ведет довольно замкнутую, ум ее не избежал тех изменений, что не редки для данного случая: она довольно рассеяна, с трудом поспевает за изменениями в мире, добродушно хлопая глазами, когда ей сообщают о новых веяниях, и почти не понимает интересов молодежи.

Тетушка Элизабет проводит свое время за чтением, впрочем, быстро погружаясь в тот благостный сон, который свойственен для людей ее возраста и склада ума.

Еще она наносит послеобеденные визиты паре-тройке своих знакомых два-три раза в неделю, что ее очень утомляет.

Я стараюсь избежать этих скучных визитов и степенно-натянутых разговоров. Они наводят на меня дремоту.

Но, оставим тетушку в покое. Я решила рассказать немного о себе с тем, чтобы дать некоторое обоснованное предисловие моему дневнику, завести который меня подтолкнула близость важного в моей жизни события: представление ко Двору.

Уже месяц как идут активные приготовления во всем графстве. Мне известно наверняка, что всем юным дебютанкам, в их числе нахожусь и я, не терпится показать себя во всей красе, в пышном блеске и получить полное право официально выходить в свет, принимать участие во всех балах и светских вечерах. Что может быть заманчивей?

Платье уже почти готово, все аксессуары подобраны. И честно признаться, от той мысли, что мне предстоит облачиться в одежду, которую я никогда не могла себе позволить и предстать перед множеством знатных лиц, мне делается не по себе.

Я молю бога, чтобы все прошло хорошо и надеюсь, что отец меня поддержит. Мое сердце уже радостно трепещет при мысли, что я увижу его через две недели».

Ровена вздохнула, отложила перо в сторону и закрыла небольшой блокнот, который она назвала дневником.

Уже сильно стемнело, когда она выглянула в окно. Во всем доме стояла тишина, только лишь мерное тиканье часов нарушало ее девственный покров, да редкий стрекот цикад за окном. Тетушка Элизабет уже скорее всего мерно посапывала в своем любимом кресле рядом с камином, где тлели последние угольки.

Слуги тоже все успокоились и разошлись по своим комнатам, кроме камеристки тетушки, которая приглядывала за своей госпожой с тем, чтобы разбудить ее немного погодя и отвести в спальную.

Ровена очень любила это время суток. Оно всегда казалось было наполнено таинственностью и волшебством...словно все вокруг замирало в ожидании чего-то чудесного, что вот-вот должно было произойти. В такие моменты девушка тоже замирала и вслушивалась в тишину вокруг, желая раствориться в ней.

А если какой очевидец поймал бы ее в минуты подобного созерцания, он бы непременно восхитился прелестью картины. Ровена походила на фею из сказок, аккуратно примостясь на краюшке кресла или канапе, облокотившись о подлокотник и опустив милую головку на хрупкую ручку с длинными изящными пальчиками, она прикрывала глаза и застывала так на некоторое время. Волосы ее, уже распущенные к вечеру, темными локонами ниспадали на плечи и ниже, рассыпались по спине, походя на волны ласкового моря. Ничто не могло в этот момент нарушить идиллии и волшебства картины.

Ровена уже находилась в том возрасте, когда девушки приобретают пленительную женственность, собирая на себе восхищенные взгляды мужчин и их внимание. Тогда прелестные создания, зная себе цену и то, что им вот-вот посчастливится обзавестись женихом, старались показать себя в самом выгодном свете, сохранив при этом скромность, добродетельность и нежнейший розовый румянец — внешний показатель наличия двух первых качеств характера, появлявшийся на их щечках ровно тогда, когда того требовали обстоятельства.

К Ровене данное описание можно было применить с натяжкой. Однако это вовсе не значило, что девушка не была хорошо воспитана или, напротив, чересчур скромна. Скорее к ней больше подошла бы другая характеристика.

Ровена все никак не могла выйти из детства, стараясь спрятать порывы, более свойственные детям, за маской сдержанности и светскости, как то пристало девушкам ее возраста и положения. Но к вещему неудовольствию ее тетушки и к досаде сэра Роберта они иногда все-таки прорывались наружу, доставляя своей обладательнице немало проблем, последующих сожалений и румянцев.

Например, одним чудесным утром, когда тетушка Элизабет решила прогуляться верхом, что случалось крайне редко, в обществе не менее знатных дам, чем она сама и нескольких сопровождавших дам кавалеров, Ровена позволила себе проказу совершенно неподходящую данному случаю. Девушка так радовалась утренней свежести, нежному ветерку и ласковому солнцу что, совершенно забывшись, задумалась, подставив личико солнечным лучам и зажмурив глаза, отстала от всей компании, невольно предоставив своему иноходцу выбирать маршрут и ... умудрилась потеряться в лесу. Тем самым она вызвала немало хлопот для всей компании, пока ее дружно искали и звали по всему лесу.

Или, когда находясь в гостях у знакомой тетушки Элизабет, Ровена решила поиграть в прятки с детьми, в то время как взрослые только закончили пить чай и расположились на террасе с целью побеседовать о том, о сем. И, пребывая в излишней веселости, совсем, видимо, позабыв о достойных манерах, спешно ища место для укрытия, она решила перепрыгнуть небольшую живую изгородь подумав, что ее проворства вполне хватит для такого незначительного препятствия. Однако просчиталась и зацепилась полами длинного платья о торчавшие веточки кустарника. Она тут же плюхнулась на бедное растение, порвав подол платья, измазавшись и поцарапав руки и лицо. Можно и не говорить, что ее ожидало позднее и сколько извинений ей пришлось принести своей тетушке и заверить всех окружающих, что она совершенно не пострадала.

Подобных нелепых ситуаций было не счесть. Но на этом странности характера Ровены не заканчивались.

С теми детскими порывами творить глупости на ровном месте, она обладала и другими качествами не менее сильными и неожиданными в своих проявлениях. По природе своей чувствительная и отзывчивая она могла вдруг легко заплакать, расчувствовавшись или по-детски вдруг сильно разозлиться, состроив гневную гримаску, которая, впрочем, оставалась на ее лице не более минуты, так же как и гнев внутри ее сердца. Она могла неожиданно чем-нибудь чрезмерно сильно восхититься, если видела что-то поистине прекрасное или приняться непомерно резко выражать свое негодование, если что-нибудь ее ранило или возмущало.

Эмоции эти часто прорывались на людях из-за чего очевидцы приходили к выводу, что она особа впечатлительная, слишком мечтательная и ранимая, но непременно добрая, любящая и отзывчивая.

Кроме того, она совершенно не умела кокетничать и строить из себя леди, побуждая молодых людей к желанию предложить свою помощь или оказать иные знаки внимания.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.