Эрекция в морге

Шипунский Всеволод

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эрекция в морге (Шипунский Всеволод)

Всеволод Шипунский

Эрекция в морге

* * *

1.

Проницательный читатель мой, об одном тебя прошу: читая сию историю, не строй никаких политических аналогий и соответствий, то бишь не принимай фигурирующий в рассказе морг – за Украину, агрессивных покойников за бандеровцев, а приехавшую полицию – за столь любимых в России «вежливых людей». Поверь, проницательный, что автор не имел в виду ничего иного, кроме того, что здесь рассказано буквально.

И только под американцами тебе следует понимать именно американцев, и никого иного.

* * *

Работали в одном морге два медбрата, Вася и Петя. Оба любили выпить, закусить, да за девками приударить. А чего? Дело-то молодое. Да и медсестёр там, в больнице, что рядом с моргом, было предостаточно. Ну, а спирт, конечно, медицинский, всегда при них.

И вот однажды привезли в морг свежего покойника. Ну, покойник и покойник, эка невидаль. Медбратья приняли его под роспись, как положено. А как раздевать его стали, смотрят, одёжа-то вся отличная такая, сразу видно, что денег стоит. Джинсы синие, мокасины мягкие, жёлтые; рубаха шёлковая, вишнёвого цвета, куртка мягкая кожаная, всё американское. Ну, и решили они в мешок покойницкий всякое старьё положить, а одёжку хорошую поделить по-братски.

Сказано, сделано. Номерочек бедолаге на ногу повесили, уложили на стол в покойницкой и простынкой накрыли. И ушли работать. В морге работы-то разной немало. Одного унеси, другого принеси, третьего обмой, четвёртого побрей, пятого приукрась да приодень. И так целый день.

И вот, значит, проголодались они и решили перекусить. Петруха за пирожками и огурцами солёными сбегал на рынок, а Васька слетал к своей зазнобе в хирургию и добыл у неё маленький пузырёк спирту.

Ну, как это у них, у работников морга, водится, разложили они свои припасы прямо на покойнике, на простыне, и стали выпивать да закусывать. Такой уж у них был обычай: есть прямо на покойнике. Чтоб крутизну свою друг другу показать, что всё, мол, им нипочём, и даже на смерть наплевать.

Выпили они по глотку крепкого, отдышались, и давай закусывать. Закуска дело весёлое, если под выпивку. Потом ещё добавили, и стали друг другу анекдоты скабрезные травить, да рассказывать, как со своими медсестричками встречались, и как это всё у них происходило. То есть, самую непотребную похабень!

И вдруг... Смотрят, а у покойника этого на простыне холмик приподнимается!.. В том самом месте! Онемели они, и волосы у них на головах у обоих зашевелились... Тут уж смекнули медбратья, что не простой это покойник, а засланный. Да и одёжа, кстати, тоже американская.

Что делать?? Ясно, что: звонить куда следует. Но только Василий свой телефон достал, а покойник уже и встаёт! Прямо в простыне...

Ну, Петруха струсил, пирожки да пузырёк со спиртом подхватил и дёру. Пирожки, кстати, по дороге рассыпал. А Василий на покойника-то уставился, глаза от ужаса выпучил, а пальцы между тем сами нужный номер набирают! Вот что значит практика.

Тут покойник простыню с себя снимает, да в ухо его ка-ак звезданёт! Васька так с катушек и полетел. А мертвец и попёр на него буром! Ты что же, говорит, сволочь, мой кожан надел, мокасы натянул, и на меня же доносить??

Но номер-то был уже набран! Там, куда он звонил, трубку включили, и всё, что нужно, услышали. Пробили, конечно, по базе, кто, где и что, и тут же подскочили на двух джипах. Автоматы, маски, камуфляж, всё как положено.

Когда заскочили они в морг, то первым делом пирожки на полу увидели и очень удивились. «Тут дело нечисто!» - подумал ещё тогда лейтенант Петушков, и, не раздумывая, кинулся в покойницкую. Ребята за ним. А там!.. На Василии уже верхом сидит этот вурдалак и гложет его за нос. Да и другие покойники на столах тоже ведут себя как-то неспокойно!..

«Арестовать!
- крикнул Петушков своим ребятам, да на покойников как заорёт: – А ну, тихо мне! Порублю в капусту!!» И всё сразу замерло... Решительно действовал лейтенант, умело!

Ребята, конечно, кинулись на этого вурдалака, заломали, надели наручники. Смотрят, а у него рожа-то вся в крови христианской... Вот упырь!

Хотели они его дубинками отделать, но лейтенант запретил. Разъяснил он своим молодым бойца, что покойники боли не чувствуют, поэтому избивать их – пустое дело. Только личность попортишь и опознание затруднишь. Ну, мешок ему на голову, в простыню завернули, и в багажник.

Вот такая была история... Васька после этого долго ещё в инфекционном отделении лежал, с заклеенным носом, а Петруха ему пирожки носил. 300 уколов ему сделали от трупного укуса! Ничего, оклемался. Задница только от уколов вся распухла, в брюки не влезала.

Потом его вызывали куда следует, и объявили устную благодарность. Сказали даже, что дали бы и медаль, только дело очень секретное, да и медалей таких, за задержание опасных мертвецов, пока не предусмотрено. А вот одёжу покойницкую, как вещдок, приказали всю вернуть.

А покойник этот, как и думали, американским шпионом оказался. Раскололи его, как миленького! Оказалось, специальная программа у них там, у америкосов существует, по зомбированию и заброске потенциальных мертвецов в Россию.

Приедет такой, вроде нормальный мужик, и говорит по-русски. Но как только умирает, становится зомби, и тут же включается у него какая-нибудь русофобская программа. У этого, в частности, было задание разведывать секреты российских больниц, моргов и медучреждений, и всё сразу же через встроенную в мозг систему Глонасс передавать на спутник. А член служил при этом антенной! А совсем не тем, что вы подумали...

И представьте себе, месяца через два или три, встречает вдруг Васька на улице этого самого мужика! Идёт себе в той же самой одежде: в кожанке, рубахе красной, мокасах своих жёлтых, и по телефону разговаривает. Только взгляд у него какой-то замороженный... На Ваську, конечно, ноль внимания.

Наверняка уже перевербовали!

* * *

2.

Долго помнился медбратьям этот случай, с американским покойником. Но потом время прошло, и стал он постепенно забываться. Жизнь молодая брала своё.

Однажды у Васьки неизвестно откуда появился такой специальный грим, чтоб живого человека гримировать под покойника. Такой какой-то крем, со специфическим мертвенно-холодным блеском.

И как-то сидели они, Васька с Петей, закусывали и раздумывали, как можно было бы с помощью этого кремом над кем-нибудь весело приколоться. А то лежит просто так, без дела.

Петька придумал, чтоб загримироваться ночью и завалиться к медсёстрам в терапевтический корпус, но Вася не одобрил. Подумаешь, припрутся два дебила с намазанными рожами... И что?

Долго думали они над приколом, пока Василий, более из них развитый, и даже книжки иногда читавший, не произнёс где-то слышанное: «Эрекция в морге». Это словосочетание ему понравилось, и он несколько раз потом повторял: «Эрекция в морге».

- А чего это? – спросил Петька, который был попроще.

- Эрекция?.. Ну, стояк, попросту.

- Ну, стояк, и чего?

- Так в морге же! Понимаешь? У покойника!

- Да ты что?? А разве у них бывает?..

- Бывает, – задумчиво отвечал Вася, уже начавший в голове обсасывать идею со всех сторон. – Бывает, что и медведь с кручи летает... Про американского забыл, что ли?

- Так то же покойник-шпион был! А тут наши жмуры, обыкновенные. Сравнил...

- Тут ты прав. То был, считай, биоробор. Нанотехника! Нам до этого, как до Луны... А вот как думаешь, врачихи боятся покойников?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.