Сказания о земле Московской

Голицын Сергей Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказания о земле Московской (Голицын Сергей) История не терпит суесловья, Трудна ее народная стезя, Ее страницы, залитые кровью, Нельзя любить бездумною любовью И не любить без памяти нельзя. Ярослав Смеляков «День России»

Предисловие

овая книга Сергея Голицына — это как бы продолжение его же труда «Сказания о белых камнях». Читая «Сказания о земле Московской», погружаешься в удивительный мир «старины глубокой» истории Отечества, в героическую и жестокую эпоху усобиц между отдельными княжествами, когда после «злого нахождения» Бату-хана наступило почти двух с половиной вековое иго Орды. Автор пишет прежде всего о событиях второй половины XIII столетия и до XV столетия. Но в начале книги он знакомит читателя с событиями более ранними — с эпохой князя-воителя Святослава и его сына Владимира I Святославича, когда древние русичи, утверждая верховную власть Киевской державы, древнерусского государства, совершали походы против его врагов, укрепляли рубежи Руси, ее политическое влияние в тогдашнем мире, развивали торговлю с соседними странами, отражали натиск степняков-кочевников. Именно в те времена начали складываться былины о великих защитниках Руси-матери, о заставе богатырской, об удалых богатырях, и прежде всего о крестьянском сыне Илье Муромце. А в образе Владимира Красное Солнышко, великого князя киевского, народ объединил образы двух реальных Владимиров — Первого, крестителя Руси, и Второго, Мономаха, продолжившего дело прадеда в объединении сил всей Руси для отпора тем же степнякам-кочевникам, для защиты «Земли святорусской», как с любовью и гордостью называют свою родину народные былины.

Максим Горький назвал былины историей, рассказанной самим народом. В них с удивительной прозорливостью и мудростью русский народ воспел то время, когда его сыны со всей Руси собирались против захватчиков и насильников под стяги обоих Владимиров, опирались именно на русичей, а не на варягов-наемников, подобно князю Ярославу, прозванному Мудрым (о ком былины молчат).

И другие знаменитые памятники культуры русской — летописи и повести,

«Слово о полку Игореве» и «Слово о погибели Русской земли», беседы и поучения, «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщину» — использует в качестве источников Сергей Голицын. Они воспевают героические деяния предков и современников, возвеличивают землю Русскую, сплетают венок славы ее героям, скорбят по ее бедам и несчастьям, неустройствам и усобицам князей, плачут и негодуют о самой страшной беде, постигшей Русь, — «Батыевом разорении».

Стремясь дать возможно более полную картину жизни русских удельных княжеств, Сергей Голицын обращается и к «Житиям святых» — своеобразному жизнеописанию отдельных людей, признанных церковно святыми. Первые «Жития» появились на Руси в середине XI века. Они отличались большой простотой и историчностью. Многие советские исследователи считают, что они во многом дополняют летописи, дают интересные сведения о ратных подвигах князей, рассказывают о быте наших предков. «Жития» часто содержат народные легенды, песни. Правда, относиться к сведениям, содержащимся в «Житиях», как, впрочем, и к летописям, надо осторожно. Нельзя забывать, что этот вид источников дает политико-тенденциозную картину деятельности князей, религиозных иерархов.

Сергей Голицын ведет читателя по дорогам, которыми прошли герои Древней Руси, их воспели безвестный и поистине великий создатель «Слова о полку Игореве» и составители кровью написанных повестей и сказаний о разорении Рязани Бату-ханом, о подвигах Евпатия Коловрата и других безымянных ратоборцев, им же несть числа. Таков был народ русский, многострадальный, стойкий, мужественный и одновременно трудолюбивый.

Да, народ в книге Сергея Голицына выступает не только на поле бранном в кольчуге воина, с мечом в руке, на боевом коне или пешцем. Столь же значителен, подчеркивает автор, простой русский человек на поле пахотном, за плугом, в ремесленной мастерской или на речном струге. Очень живо и интересно написано о расцвете ремесел и торговли в домонгольскую пору, а затем об их упадке, о запустении городов после Батыева нашествия.

Да, во времена Киевской Руси культура, и духовная, и материальная, была очень высока. Недаром современники-иноземцы ставили ее на второе место после культуры Византии — наследницы высочайшей цивилизации античного мира, восхищались изделиями ее мастеров-ремесленников, прикладным искусством — тончайшим и вдохновенным, чернью и сканью, резьбой по дереву, кости и металлу, эмалью и чеканкой.

Созданные с X по первую треть XIII века летописи и сказания, проповеди и поучения, храмы, фрески и иконы доказывают, что духовная жизнь древних русичей была насыщенной, полной раздумий о смысле сущего, уважения к прошлому, заботой о лучшем устройстве дел сегодняшних, тревогой за будущее и верой в него, в свою Отчизну, в свой народ, с гордостью тогда говорили: «Мы от роду русского».

Нередко в прошлом, да и ныне кое-кто на Западе писали и пишут об исконной отсталости русских и в хозяйстве, и государственном устройстве, и в культуре. Но объективные и серьезные ученые Западной Европы, США пишут, например, о том, что Анна Ярославна, дочь Ярослава Мудрого, одна из образованнейших женщин Древней Руси, выйдя замуж за французского короля, приехала из культурной страны в отсталую, варварскую. Она привезла с собой рукописные книги в столицу Франции, для верховного суверена которой элементарная грамота оставалась книгой за семью печатями.

Восточные славяне собственным трудом и усилиями создали свое государство еще в IX столетии, а начало государственности, классовые отношения вызревали еще за два предыдущих века, которые историки называют временем «военной демократии». Это был длительный процесс, а не единовременное событие, совершенное пришельцами — варягами, как пытались утверждать ученые-норманисты XVIII–XIX столетий.

Сергей Голицын проводит через книгу мысль о полной самостоятельности и высоком для своего времени уровне русской государственности, воинского искусства, культуры и духовного развития человека, общества Древней Руси. Не скрывает автор и начавшегося отставания Руси от передовых стран Европы в тяжкую годину монголо-татарского нашествия и ига, когда были разрушены и сожжены сотни городов и селений, разрушены памятники зодчества, уничтожены и разграблены сокровища письменности, живописи, прикладного искусства, убиты или уведены в плен каменосечцы и горододельцы, златокузнецы, художники, составители и переписчики летописей и сказаний, сказители былин и преданий. Их же, загубленных или томящихся в «узилище страшном» по имени «чужая сторонушка», как говорили в старину, несть числа, имена их только «Бог вести» (ведает, знает).

Но и в тех страшных, нечеловеческих, казалось бы, условиях ига, которое, по словам К. Маркса, давило, иссушало душу народа, ставшего его жертвой, русский человек не падал духом. В книге показывается, как крестьяне и ремесленники, погоревав и поплакав, брались за топор и соху, молот и кисть. Поднимали они любимую Русь, укрепляли и украшали города многолюдные «всякими изяществами преизрядными и премудрыми».

Жизнестойкость, терпение и любовь к Родине, без многих торжественных слов, пронизывают деяния и мысли русских людей той поры. Оправившись от того «недоумения в людях», которое, согласно летописцам-современникам, охватило Русь после кровавого смерча орд Бату-хана, врагов незнаемых, нахлынувших, словно саранча, откуда-то с востока, горожане и крестьяне, политические и духовные руководители принялись без медлительности и уныния за дела неотложные. Восстанавливали свои жилища и хозяйство. По прошествии нескольких десятков лет после нашествия Бату-хана с конца XIII века снова по крупицам начали на Руси собирать, переписывать древние тексты, памятники литературы, приумножать письменность — церковную и светскую, летописание. После Куликовской битвы начался подъем в области культуры. На рубеже XIV и XV столетий великие мастера Феофан Грек и Андрей Рублев и их сподвижники создали бессмертные фрески и иконы. Тогда же появились обширные летописные своды и сказания, связанные с Куликовской битвой, по городам и монастырям поднимались каменные храмы и крепостные стены, при княжеских дворах и монастырях изготовлялись произведения высокого прикладного, а также книжного искусства.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.