Приключения кота Колбаскина

Бйорно Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Приключения кота Колбаскина (Бйорно Ирина)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Введение

Перед тобой приключения кота Колбаскина, жившего в одной европейской стране и который, может, понимал о жизни больше, чем те люди, у которых он случайно жил. Только вот о своих наблюдениях этим людям Колбаскин не говорил, а мотал себе на ус. В этой книге честно описано, что случилось за четыре года его кошачьей жизни. Читай и помни, что коты живут до двадцати лет, и каждый год у них идет за семь человеческих по пониманию жизни. Единственное отличие тебя от Колбаскина только в том, что он никогда ничего не хотел менять в этой жизни — а просто жить. Не знаю, ты вот так можешь, как Колбаскин? Или нет?

Читай и решай сам, что тут к чему.

О Колбаскине

Кот Колбаскин был котом, скорее сибирским, чем египетским, короткошёрстным, серым в полосочку. Один глаз был у него зеленым в крапинку, а другой-темно-карим. На мордочке было белое пятнышко около того места, где у людей растет челка. Хвост был толстым, полосатым и напоминал хвосты у сурикатов, животных, живущих на острове Мадагаскар и гордо носящие свои хвосты «трубой». Так же делал и Колбаскин. Его хвост стоял трубой, когда он мягко и беззвучно передвигался на изящных лапках из одного места в другое.

Коту было около четырех лет, и он был уже вполне взрослым. Его меховые яички были вылизаны до блеска, и раз в году ему хотелось «драть» кошек всех мастей при полной апрельской луне. Так он и делал. Залавливал кошек, напрыгивал на них сзади и цепко держал их за холку, пока его вставший член со множеством колючек проникал в кошкины теплые кунки. Кошки орали от колючек, впивающихся в их мягкое нутро, но Колбаскин не отпускал их, пока его кошачье семя не переливалось в кошек. Тогда он терял к ним всякий интерес и вынимал свой кактус из их оплодотворенного кошачьего нутра. Кричи не кричи, а кошки рожали новое поколение полосатых короткошёрстных котят, и сколько у Колбаскина было детей, он не знал и знать не хотел: то было дело кошек, а не его, Колбаскина.

Его жизнь была полна приключений, и эта кошачья жизнь кота, гуляющего сам по себе, ему очень нравилась. Еду он добывал с большой лёгкостью, людей не боялся, извлекая из знакомства с ними для себя множество выгод, включая и эмоциональные ласки: «Ах, какой котик хороший! Иди сюда — я тебя поглажу!» И Колбаскин подходил, ластился, мурлыкал, но был себе на уме. Его жизнь была заполнена множеством приключений, про которые я вам сейчас и расскажу.

Приключение кота Колбаскина в музее современного искусства

Колбаскин жил в разных местах за свои четыре года кошачьей жизни, и в один прекрасный день он попал в музей современного искусства. В музее появился новый директор, женщина, Анна, только поехавшая из Америки с отличными рекомендациями, и вот она-то и увидела Колбаскина, прогуливавшегося около музея около помойного ведра. Колбаскин непрошено подошел к Анне, почувствовав её слабость к котам, и обвил её ноги хвостом, заманчиво урча. «Киса!» — позвала его нежно Анна. «Киса моя!» Колбаскин мяукнул и пошел за ней, а она открыла дверь музея и пропустила Колбаскина перед собой.

«Это ваш кот?» — спросил служитель. «Мой, пусть в конторе живет, да и ночью музей от мышей охранять будет». Так кот Колбаскин въехал жильцом в музей современного искусства и даже был принят в штат ловить крыс и мышей.

В музее было тепло и сытно. Там был буфет с буфетчицей, толстой тетей Клашей, которая сохраняла для Колбаски на колбасу, ветчину и котлетки, а вечером перед уходом наливала молока в блюдечко. Спал Колбаскин в кресле около директорского стола, и в музей ночью не совался. Вместо этого он уходил по ночам гулять на простор. Музей стоял около пляжа и был похож на корабль. Там было много плохо пахнущих картин, развешанных по стенам и стояли странные фигуры и инсталляции, просто похожие на помойки, которые Колбаскин знал хорошо. В одном из залов даже стоял паровоз с разбитыми стеклами, а в другом весь пол был засыпан камнями с пляжа. В дальней комнате были примеры современного китайского искусства последних лет, а именно, там были ржавые колеса, куклы из тряпок и рассыпанное зерно. В этом-то зерне и завелись мыши, может, приехавшие из самого Китая. Эти экспонаты музей заполучил для выставок за большие деньги, а выбирала все это хозяйство сама Анна. Потом объявлялась выставка, приезжали знатные и важные люди всех сортов, и даже однажды пришла сама Королева. Королева тоже занималась искусством и рисовала акварели, но к ультра-современному искусству относилась с испугом. Анна приставила к Королеве толкователя-искусствоведа, который и истолковывал, или прояснял для несведущих, смысл всех этих странных картин и ржавых колес. Конечно, понять без объяснения было просто нельзя. Особенно поражала одна китайская картина где на огромном полотне была нарисована маленькая черная точка, кривовато и где-то сбоку.

Колбаскин во время открытия выставки сидел в кабинете у директора, и когда туда пришла Королева, то он сразу понял важность этого момента и стал тереться об её уже стареющие ноги в удобных туфлях. Она опустила на него свой взгляд из очков без дужек и погладила Колбаскина королевской рукой с бриллиантами. Тот заурчал на полную мощь, пытаясь показать, что он лучше этого современного искусства. Королева села в кресло, и он было решил запрыгнуть ей на колени, но она шикнула на него, и он ретировался под стул, за которым сидела его хозяйка, Анна. Анна поблагодарила взглядом умного кота и стала разговаривать ни-о-чем с Королевой. Разговор занял пять минут, и та откланялась, позвав фрейлину, ждущую хозяйку за дверью.

Через месяц разразился скандал. Из музея пропала Анна и две самые ценные картины. Куда пропала директор музея с картинами, никто не знал. Стали копать дела, и нашли, что Анна была ловкой самозванкой, получившей нужные бумаги за несколько ночей в кроватях ответработников разных министерств в разных странах. В искусстве она понимала не больше Колбаскина, но две самые ценные картины сумела умыкнут, растворившись в неизвестно-американском направлении.

После исчезновения хозяйки Колбаскин загрустил и перестал ходить на ночные приключения на пустынный пляж. Он подождал хозяйку недели две и решил, что жизнь в музее ему надоела, скандалов он не любил, а ловить китайских мышей было ему не интересно. В одну темную безлунную ночь он отправился на пляж, и к утру в музей не вернулся, как и Анна.

Анну он не осуждал, зная по себе, что никому верить нельзя, кроме своих глаз и носа, тем более каким-то бумажкам. Анна смогла провести не только музей, королеву, но и целую страну, которая верила бумажкам больше, чем своим глазам и здравому смыслу. Так закончилось первое приключение кота Колбаскина на культурном фронте среди культурных людей. Он вынес из этого периода брезгливое отношение к современному искусству, которое могло выставить в качестве экспонатов экскременты кота на тарелке, называя это «частью культурного наследия человечества». Даже и котам ясно, что к искусству это не имело ни малейшего отношения.

А Колбаскин спешил к новым приключениям, новым встречам, новым кошачьим открытиям, и мы последуем за ним.

Приключения кота Колбаскина в министерстве финансов

После побега из института современного искусства Колбаскин попал на улицу. Он попробовал найти понимание и еду в нескольких уличных кафе, но его оттуда гнали. Хотя время шло к зиме, некоторые кафе выставляли днем столики с одеялами, лежащими на стульях, и выставляли рядом со столиками большие обогревательные лампы. Почему людей тянуло сидеть на улице, а не в теплом помещении кафе, Колбаскин не знал, но теплые лампы ему нравились, и когда он замерзал от утреннего мороза, он осторожно грелся у этих уродливых газовых ламп. И вот в конце улицы Колбаскин нашел забегаловку с сэндвичами и багелями. Забегаловка была малюсенькая, только с одним столиком, но дверь была все время открыта, так как люди заходили, покупали кофе и багель с маслом и опять уходили на улицу, унося еду с собой. Женщина, продающая кофе и багели гнать Колбаскина не стала, и тот пристроился под единственным стулом этого малюсенького приюта тепла и еды. Там было тепло и не так дуло, а тепло Колбаскин любил. Ему пошел уже пятый год, и он стал чувствителен к холоду.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.