Стоп дуть! Легкомысленные воспоминания

Ефремов Павел Борисович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

От автора

Вся жизнь человека похожа на бесконечные подъемы и падения. Ты только вырастаешь до старшей группы детского сада, снисходительно глядя на пускающих пузыри малышей из младшей ясельной группы, как оказываешься снова на нижней ступени, в школе становясь первоклассником. Ты только начинаешь входить во вкус жизни десятиклассника-выпускника, на которого с немым восхищением заглядываются все девочки школы, как опять оказываешься внизу, наголо стриженным бесправным курсантом первого курса, шарахающимся от каждого шороха. Ты только входишь во вкус к равноправному общению с преподавателями и, косясь на рукав с пятью курсовками, снисходительно поглядываешь на потенциальных невест, как незаметно подходит выпуск, и через пару месяцев ты оказываешься на флоте, и вновь, зеленым лейтенантом, с дипломом инженера по эксплуатации ядерных энергетических установок, начинаешь все с нуля. Потом проходят годы, ты уже носишь погоны с двумя просветами, позволяешь себе называть начальника на «ты» и считаешь месяцы до льготной пенсии. Затем приходит срок, и ты в который раз начинаешь очередное восхождение наверх мелким чиновником, частным предпринимателем или, как в моем случае, простым менеджером в самой обычной московской IT-компании «ЛайтНэт Комплекс».

Ну а после такого вот повествовательно-философского вступления, по большому счету надо было бы продолжить и закончить вступление «от автора» набором пафосных и патетических фраз о мире высоких информационных технологий, о его значении в развитии страны, нашей компании и меня лично. Все оно так и есть, только вот страшно не люблю эти самые официозные фразы и витиеватые предложения, которые по сути своей являются чиновничьим языком и забываются сразу и бесповоротно в процессе чтения. Поэтому напишу коротко, и по возможности самым нормальным языком.

Я уже 13-й год в IT-бизнесе. Осталось еще четыре года, чтобы срок моей работы в IT-компании сравнялся с годами, проведенными на службе в военно-морском флоте. Что я могу сказать по этому поводу? Глупо и бессмысленно сравнивать службу на ракетном подводном крейсере с офисными буднями, бесконечными телефонными переговорами и деловыми встречами. Это совершенно разные миры, ни в чем не схожие, практически ни в чем не пересекающиеся, и я бы даже сказал, диаметрально противоположные друг другу по всей своей сути. Единственное, что роднит их, это люди! Такие же, как и я, пришедшие в этот бизнес из профессий космически далеких от информационных технологий, но упрямо и настойчиво стремящиеся занять и в этом новом для них деле не самое последнее место.

Я очень благодарен тем, кто в тот очень тяжелый для меня момент расставания с мундиром помог мне стать тем, кем я стал сейчас. Я благодарен им за то, что они вселили в меня уверенность в собственных силах и помогли из профессионального подводника стать профессиональным IT-менеджером. И оглядываясь назад, я замечаю, что с не меньшей гордостью, чем когда-то на флоте говорил «наш корабль», сейчас произношу «наша компания», не ставя между этими понятиями знак равенства, но ставя их на одну высоту. И теперь я понимаю, что хочу и обязательно напишу еще одну легкомысленную книгу, теперь уже посвященную людям IT-сообщества, и назову ее, наверное, не мудрствуя лукаво «Стоп дуть — 2! Не текилой единой…».

Вместо предисловия, пролога, преамбулы и тому подобного

Ежели бы мог человек найти состояние, в котором бы он, будучи праздным, чувствовал бы себя полезным и исполняющим свой долг, он бы нашел одну сторону первобытного блаженства. И таким состоянием обязательной и безупречной праздности пользуется целое сословие — сословие военное. В этой-то обязательной и безупречной праздности состояла и будет состоять главная привлекательность военной службы

Л. Н. Толстой. «Война и мир»

Писать о чем-то специфическом всегда нелегко. Особенно о флоте. А тем более о подводниках. Не говоря уже об атомных подводных лодках. Для большинства людей это абсолютная экзотика. Простой обыватель, взращенный на школьном курсе литературы и детективах Чейза и Агаты Кристи, может ничего не понять. Знатоки же сразу разберут по косточкам, найдут массу огрехов, вопиющего вранья и еще черт знает чего. Правда, и знатоки разными бывают. Иной маститый флотоводец, обремененный «пауками» на погонах и давно забывший бурное лейтенантское прошлое, раздраконит любое повествование, которое не сходится с его прилизанными и причесанными мемуарами и, упаси Боже, с официальной точкой зрения. Когда читаешь оды некоторых заматерелых начальников и бывших замполитов, посвященные самим себе, становится и неловко и очень обидно. В этих книгах все неудержимо радуются возможности написать заметку в стенгазету вместо заслуженного отдыха, ходят в отутюженных и стерильно чистых одеждах, корабли отшвартовываются от пирсов исключительно по воле начальников, а не благодаря усилиям швартовной команды, и нет реальных живых людей. Никого, кроме автора. Остальные — либо серая рабочая масса, либо, в лучшем случае, отдельные вышколенные роботы-исполнители.

И мне до боли захотелось написать. И не так, разумеется, как пишут нынешние флотоводцы, потерявшие флот. А как есть и как было. И смех и грех. Что получилось — перед вами.

И, прошу вас, не воспринимайте эти страницы как подборку флотских баек и анекдотов. Это реальная жизнь. Жизнь людей, рискующих, не осознавая глубины риска, людей, просто выполняющих свои обязанности и не считающих это геройством. Людей, имеющих право на радость, обиду, слабость, ошибки, словом, на все то, что присуще любому человеку.

Краткий сленговый словарь современного подводника

Словарь не претендует на объективность и полноту

…зайдешь в баталерку, курделем щелкнешь, увидишь в углу под пуанкалувром абгалдырь стоит, за ним вымбовки валяются, там и гардаман найдешь.

Флотский разговорный фольклор

Абгалдырь — крюк для проверки турбины АТГ на угон. Другое значение: дебильный человек Аванс — не деньги. Путь, проходимый ПЛ за один оборот винта Аппаратная — помещение, где располагается ядерный реактор. Есть аппаратная левого борта (ЛБ) и аппаратная правого борта (ПБ)

АТГ — автономный турбогенератор Балабасы — котлеты и тефтели военно-морского производства Банка — табуретка, стул (предмет предназначенный для сидения) Бензольное кольцо — тот же спирт, но хранившийся в цистерне из-под бензина. Имеет ярко выраженный бензиновый привкус. После употребления человек чувствует себя выхлопной трубой Бычок — командир любой боевой части корабля Ватервейс — желоб для стока воды Вбрасывание — заход в транспортное средство (автобус, «скотовоз» и т. д. и т. п.)

Верхний — вооруженный верхний вахтенный для охраны корабля. Вооруженных нижних вахтенных на флоте не предусмотрено

Ветразель — грубо говоря, труба для вентиляции. Другое объяснение подобрать трудно

ВИМ — вахтенный инженер-механик (один из трех комдивов)

Внешний объект — изумительное военное изобретение для времяпровождения. То есть место или участок местности, предназначенный для ежедневной приборки экипажем. Особенно занимательна круглосуточная приборка снега во время снегопада

ВСУ — всплывающее спасательное устройство (упокой Господи душу спасающегося)

Выделения — личный состав, выделенный куда-нибудь (приборка внешнего объекта, камбуз, вахта, патруль.)

Вымбовка — металлический стержень для закручивания клапанов

Гады — кирзовые флотские ботинки типа «Цебо» на резиночках

Гальюн — благородное военно-морское название туалета, уборной, отхожего места и т. д. и т. п.

Гардаман — морской наперсток. Ничего общего с сухопутным не имеет

Гарсунка — помещение, откуда в кают-компанию подают пищу. Обычно в гарсунке много мусора, тараканов и грязных матросов

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.