Закрытое представление

Шипунский Всеволод

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Закрытое представление (Шипунский Всеволод)

Всеволод Шипунский

Закрытое представление

- Эти мужчины что-то придумали, - говорила госпожа Элен Дюмон, лениво обмахиваясь веером, сидевшей рядом маркизе де Виньон. – Вон, видите, готовят лошадей... Ах, этот Фрэнк! он такой выдумщик.

Вечер для избранных был устроен в цирковом павильоне с круговой ареной, на которой предполагалось увеселительное представление.

Застолье продолжалось уже довольно долго: было выпито немало вина и съедено не менее дюжины рябчиков а-ля натюрель в гранатовом соусе, приготовленных известным на весь Париж поваром-испанцем Риккардо; после них подвались ананасы в шампанском, которыми дамы просто упивались.

Мужчины, курившие в стороне сигары, оглянулись на сидевших дам, о чём-то переговорили, и к дамам направился Фрэнк – самый молодой, а так же самый предприимчивый и энергичный.

- Дорогие дамы, - заговори Фрэнк с широкой улыбкой, не зная, с чего начать. – Видите ли... дело в том, что выступление акробаток... м-мм... будет предназначено исключительно для мужской аудитории. А вам следует отдохнуть в дамской уборной, за чашечкой кофе... Позвольте мне проводить вас.

- Ну вот, я так и думала... – огорчилась госпожа Элен, которая была пьяна менее остальных.

- Как это, для мужской? – возмутилась молоденькая модистка Люсьен, пьяная более её. Её причёска со страусовыми перьями, которая в начале ужина из всех была самой высокой, сейчас уже значительно опала. – Я протестую! Это мужской шовинизм!.. Мы тоже хотим смотреть...

- Люсьена, - пыталась вразумить её мадам Дюмон. – Нам это не нужно... Наверняка будут какие-нибудь непристойности...

- А мы хотим!.. – включилась ещё более пьяная госпожа Рифеншталь; когда она взмахивала рукой, брильянтовые подвески в её ушах раскачивались, бросая по сторонам отблески. – Мы тоже хотим!.. непристойностей...

- Скажите, Фрэнк, толком, что там будет, - вмешалась, сидевшая до тех пор молча, маркиза де Виньон.
- А мы уж сами решим, уходить ли нам или оставаться.

- Ну, видите ли... э-ээ... – Фрэнк начал заикаться. – Акробатки... э-эээ... будут показывать искусство пластики тела...

Дамы переглянулись и прыснули.

- Будут голые, что ли? – уточнила маркиза.

- Видите ли, мадам... – мучился Фрэнк, - Обнажённые - это да... но не только...

- Чёрт побери!.. Что ещё там придумали эти мужчины? – засмеялась мадмуазель Моника, тоже молоденькая модистка, приглашённая, как и Люсьена, за деньги. – Не собираются же они овладевать этими гимнастками прямо на арене?

- О, как можно! – отвечал Фрэнк. – Но предполагалось, что...

- Что? предполагалось?? – со смехом перебила мадам Дюмон. – Да эти мужчины – просто похотливые павианы!

- Думаю, дорогая, - сказала маркиза, - нам следует остаться и посмотреть, что там у них предполагалось.

- Согласна, дорогая маркиза... Всё, мы остаёмся! – решительно заявила мадам Дюмон.

- Как?.. Но, повторяю, это не предназначено для дам... – пытался возражать Фрэнк, но дамы замахали на него руками и ему пришлось отойти ни с чем.

Когда Фрэнк сообщил о решении дам мужчинам, те переглянулись и задумались. Наконец старший из них, мистер Джейкоб, махнул рукой:

- Да пусть смотрят, дуры...

- Господа, но как же... – волновался Фрэнк. – Ведь девушки показывают такое!.. такие фигуры!.. Вы не представляете...

* * *

Однажды к Фрэнку, сидевшему в небольшом кафе на берегу Сены за своей рюмкой перно и любовавшемуся на весенний разлив, подсел толстяк с пышными усами, одетый в чёрный костюм с манишкой. Выглядел он этаким неунывающим весельчаком, давно понявшим и мир, и людей. Он оказался хозяином заезжего цирка-шапито и представился господином Марио. Почуяв во Фрэнке того, кто ему был нужен, он предложил ему организовать особое, приватное представление для состоятельных господ.

- Мёсье, у меня отлично подготовленные гимнастки и акробатки, - доверительно говорил он. – Выполняю такие трюки!.. Просто пальчики оближете... причём, одинаково хорошо - и в одежде, и без... Какие девушки!.. Вы видели голых девушек на трапеции? А голеньких красоток, вольтижирующих на лошадях?.. А за отдельную плату, если господа пожелают, то... возможно и продолжение!.. А почему нет, мёсье??

- Поверьте, вы в накладе не останетесь, – умело соблазнял он.
- Найдите мне только таких состоятельных господ.

Поразмыслив, Фрэнк понял, что тут можно срубить хорошие бабки и стал прикидывать, кому можно сделать такое нескромное предложение. Парижский же высший свет был Фрэнку хорошо известен, тут он был как рыба в воде.

Он нашёл двух дам и троих мужчин.

Госпожа Элен Дюмон и маркиза де Виньон хорошо знали друг друга, встречаясь в свете, чувствовали свою внутреннюю схожесть, и понимали друг друга с полуслова.

- Скажите, милейший Фрэнк, а нет ли у них там крепких парней? Гимнастов или силачей... – спрашивала мадам Дюмон, когда Фрэнк изложил им суть предложения. Девушки, хотя и интересовали её, но в меньшей степени.

- Только не силачей!
- брезгливо искривила губы маркиза. – Эти силачи такие огромные, потные... Уж лучше наездников. Или просто молодых конюхов. От них так хорошо пахнет сеном... – задумчиво сказала она, видимо, что-то вспоминая.

- ...И навозом, - улыбнулась Элен. – Короче говоря, Фрэнк, передайте наши пожелания сеньору Марио. Парни должны быть тоже.

- Я знаю, кого пригласить из мужчин, - подумав, сказала маркиза, когда Фрэнк ушёл. – Я поговорю с мёсье Пьером... Он большой шалун, Элен, ты знаешь?.. Думаю, было бы забавно, если бы мужчины привели своих «подруг» из полусвета. Типа госпожи Рифеншталь...

- Господи, зачем? – сморщилась Элен. – Она, как всегда, переберёт вина...

- А мы ей в этом поможем, – недобро улыбнулась маркиза. – А потом прокатим на горячем жеребце... Что скажешь?

- На жеребце?.. Прекрасная мысль! – двусмысленно усмехнулась Элен. – Милая Николь, я не престаю удивляться твоим фантазиям... Те тайные записки, что ты мне давала читать... помнишь? Маркиза де Сада... Не ты ли их сама и писала, милая? – Элен лукаво улыбнулась.

- А ты меня видела когда-нибудь за столом, с пером и бумагой? – засмеялась Николь. – Нет, к письму я неспособна... Хотя наверняка ветви де Сада и де Виньон когда-то пересекались... Послушай, а не захватить ли нам туда и фотографа? Но только тайно, чтоб никто не видел.

* * *

Три гимнастки выскочили на арену под бравурный марш, в блеске своих костюмов и плюмажей из павлиньих перьев, сделали несколько акробатических фигур и сальто-мортале, и склонились в поклоне. В костюмах, украшенных длинными перьями, девушки представлялись павлинами: у них были высокие, круглые павлиньи хвост. Им помогали два гимнаста в чёрно-красных трико.

- Прелестно, - слегка поаплодировали дамы, а мистер Джейкоб обернулся к Фрэнку. – И это всё?..

Тот пожал плечами. Но вот девушки стали влезать на трапецию, а гимнасты - их поддерживать... И с их костюмами стало что-то происходить!.. Оказавшись наверху, на трапеции, девушка изящно поворачивалась задом, и почтеннейшая публика могла видеть, что высокий павлиний хвост обрамляет уже не трусики из блестящей материи, а голую девичью попу. Гимнасты взлетели на трапецию следом, лишь мимолётно, казалось, касались девушек, и... из одежды на них остались только яркие павлиньи перья – сзади, на талии и на голове. После чего и началось настоящее представление...

Гимнастки раскачивались на перекладинах, перелетали с одной на другую, ловили друг друга за руки и за ноги, висели вниз головой, делали шпагаты, мостики и сворачивались в узлы, просовывая головы между ног. И мужчины, и дамы смотрели не отрываясь. Зрелище завораживало и возбуждало... Видно было всё.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.