Альбом для ЭпплДжек

Бутенко Аня

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Альбом для ЭпплДжек (Бутенко Аня)

Семьи, вроде Эпплов, небогаты – какое уж тут богатство, когда даже на Вечер Согревающего Очага, в святейший из всех праздников, маленькие пони почти не получают подарков?.. Поэтому, когда бабуля Смит, вернувшись с рынка, принесла домой яркий альбом для рисования, радости крошки ЭпплДжек не было конца. Покружившись несколько минут по комнате с альбомом в зубах, оранжевая земнопони уже собирается идти искать старый огрызок карандаша, как бабушка вновь подзывает её. Боги небесные! В копыте старушки – блестящая коробочка с карандашами всех цветов радуги! Незамысловатый подарок, но для ЭйДжей теперь и солнце ярче светит, и небо голубей, и даже мелкая неразумная ЭпплБлум как-то осмысленней агукает из своей люльки. Мигом освобождается шатающийся кухонный стол, мигом пододвигается табуретка, а пока юный художник размышляет над тем, что бы нарисовать, старший брат уже точит карандаши – стружка так похожа на кривых бледных бабочек…

Приготовления завершены, и маленькая ЭпплДжек уже гипнотизирует белоснежный лист внимательным взглядом. Что бы нарисовать? В поисках вдохновения земнопони кидает взгляд в окно: бедная холодная ферма, чахлые деревья, с гордостью именуемые садом, две пустые грядки, на которых никогда ничего не растёт… Какая-то хмурая реальность, морщится Джек – и вот на листе уже растут густые яблочные «леса», два десятка грядок полностью засеяны, везде цветут цветочки. А вон там, на пригорке, будет свинарник и курятник, да ещё будка со смешной собачкой… Выходит криво, даже очень, но ЭпплДжек старается над своими фантазиями точно так же, как её родня старается над своей угрюмой фермой. И вот, рисунок закончен. Кобылка вытирает копытцем пот со лба и широко улыбается. Переворачивает «страничку» альбома.

А теперь-то что? Земнопони кусает кончик голубого карандаша и думает. Может, нарисовать портрет её лучшей подруги, Кэррот Топ? Тогда подруга наверняка ещё раз позовёт её на «элитную вечеринку с ночёвкой», на которую ходят все обеспеченные пони. Или они будут опять вместе играть, как раньше. Но через секунду идею нарисовать портрет затмевает другая, гораздо более смелая и интересная. ЭйДжей карандашом намечает два силуэта, намечает круг в центре и храбро закрашивает фон тёмно-синим карандашом. Сразу же после этого контуры кобыл обводятся, раскрашиваются, а круг в центре делится на две половины – для двух светил. Через четыре минуты рисунок завершён и пони любуется им. Две лошади с крыльями и рогами летят по кругу, ведя за собой свои светила – Солнце и Луну. Прекрасные Сёстры-Богини, владычицы всего мира и чужих судеб. День и ночь. Можно с чистой совестью перевернуть листок.

Мысль для следующего рисунка приходит сама, и ЭпплДжек рисует себя, но не просто себя, а себя-супергероя-шерифа профессора-защитника-умницу-молодца! Вот она – в старой отцовской шляпе, которую Джек не променяла бы даже на алмазную корону, в новых сапогах, с седельными сумками на боках, с алыми ленточками в гриве и хвосте, и с нарядным золотым ожерельем с оранжевым камешком-яблочком на шее. Но чего-то не хватает.

Недавно был дождь, и теперь на небе проступает радуга. ЭйДжей мучительно соображает, а затем негодующе хлопает себя по лицу – какая же она глупышка! Конечно же, ей не хватает друга! Настоящего, верного друга! Отложенный голубой карандаш вновь в копытце земнопони. А грива пусть будет… пусть будет как… как все цвета радуги! А глаза – лиловые, цвета вишни! Так как раскраска «настоящего, верного» друга напоминает небо и свободные полёты с ветром наперегонки, Джек пририсовывает ей крылышки. Это – самая быстрая пони в Эквестрии, Рейнбоу Дэш!

Но что же делает лучшая из пегасов здесь, на бренной мёртвой земле? Пусть тогда она прилетит за своей подружкой-пегасом, которая… которая упала с облака! А не вернулась домой потому, что не умеет летать. Подружка будет стесняшкой и будет любить всех зверушек, от мала до велика. Надо нарисовать и её, а то обидится. Через несколько мгновений ЭйДжей заканчивает и этот рисунок и коряво подписывает в уголке: «Флатыршай». Что ж, в голове это звучало лучше.

Теперь идеи сыплются, как из рога изобилия. В команде нужна заводила, «душа компании»… а ещё она будет печь кексики и распевать весёлые песни. ЭпплДжек начинает рисовать хохотушку светло-розовым карандашом, и тут, как назло, Биг Макинтош начинает двигать шкаф. Пол дрожит, художник нервничает, отчего стол ещё сильнее качается. В итоге ноги Пинки Пай – хорошее же имя, весёлое, открытое! – кривые, неестественно согнутые. Ластика поблизости не оказалось, и Джек решила: пусть это она типа прыгает! А ещё молодой гений хочет немножко похулиганить, поэтому рисует поднос с кексами не в копыте, не во рту, а зажатым в кудрявом хвосте. И тут ЭйДжей прорывает – кексы в секунду оказываются украшены бантиками, стразиками, ленточками и прочей «девчачьей фуфнёй», как сказала бы бабуля Смит. Но откуда они все? И Джек рисует утончённую белоснежную единорожку с завитой фиолетовой гривой и глубокими сапфировыми глазами. Эта пони – настоящая редкость среди грубых злых пони, настоящая диковинка, настоящая драгоценность. Рэрити?..

Эта пони богата, и она всего добилась сама, а не как глупая Кэррот Топ, швыряющаяся деньгами из маминого-папиного кармана – ЭйДжей тихонько скрипит зубами и дорисовывает хвост. Всё готово. Рисунки полностью закончены.

И в тот же миг небо взрывается тысячей красок, накрывает цветной волной, оглушает и опрокидывает. Смешанные чувства руководят кобылкой: вместо того, чтобы прятаться под стол или громко звать бабушку, она садится на пол и смотрит. Смотрит, как вся праведная ярость, облачённая в семь цветов, вырывается наружу, рвёт небеса, сминает жалкий грешный мирок под себя. Гигантская радуга пропускает сквозь себя всю вселенную и тихо затухает на горизонте, погасая, растаивая. Странное осознание проникает в сердце и разум земнопони, не давая ни пошевелиться, ни закричать, ни вдохнуть.

Приходит бабуля Смит. Её ещё пока потряхивает, но старушка твёрдо стоит на своих копытах.

— ЭпплДжек, дитятко, ты тут как? Мы уж тебя звали, звали, да не докричались… Хорошо усё, хорошо. Только ты тогда, если што, под стол прячься, а то мало ли…

Дитятко не отвечает, а лишь поднимается и на негнущихся ногах подходит к альбому. Странный радужный удар каким-то образом перевернул странички на рисунок с кобылицами мироздания. ЭйДжей смотрит в глаза синей ночной лошади и уже не видит в них тепла, мудрости и уверенности. Теперь там тьма. Тёмно-синий фон становится чёрным, а нарисованное солнце блекнет и словно бы испаряется с листа.

— ЭпплДжек, ты так со мной не шути, перестань уж столбом стоять, услышь, што родная бабка-то говорит…

— Бабуль, мне надо срочно уйти. Надолго, возможно, навсегда, — внезапно говорит кобылка и сама пугается своих слов. Старая пони чуть не падает на пол от изумления.

— Это как так? Далеко ль? И куда тебя несёт? А? Это што за фокусы, из дома на ночь глядя убегать, ась?

— Просто понимаешь, бабуль, — вздыхает ЭпплДжек и подходит к комоду, на котором лежит её ковбойская шляпа. – Если я не уйду, то ночь, возможно, будет вечной. Когда пятеро соберутся вместе, Искра появится. А без Искры Элементы не подействуют, уж извини. Не я так придумала, чесслово! Но я буду писать каждый день, вот правда! – земнопони с силой толкает дверь, надевает шляпу и выскакивает за порог. – Иииий-ха! Всем пока! Ещё увидимся!

Прекрасная радуга исчезает вместе с последними лучами заходящего солнца, растворяясь и растекаясь по успокоившемуся небу...

Оставить отзыв, написать письмо автору

Вы можете здесь:

anna-butenko.nethouse.ru

или здесь:

poniklass.at.ua

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.