Академия Гениусов

Грозина Карина Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Академия Гениусов (Грозина Карина)

Глава 1

— Эллен, ты меня слушаешь?

— Ммм, очень хорошо слушаю. — Про себя я лишь медленно и обречённо вздохнула. Как же я надеялась, что хоть сегодня мама перестанет меня…

— А может ты всё-таки никуда не поедешь? — … отговаривать… Я тут даже мысль не успеваю сформировать, а кто-то заученными фразочками старается оставить меня дома.

— Мам, мы это уже обсуждали тысячу раз. И скажу тысячу первый. Я поеду в Академию Гениуса, при чём ты это знаешь, но всё равно стараешься запереть меня в обычной общеобразовательной школе, где для всех я изгой.

Мама судорожно вздохнула, она что совсем не дышсла всю мою речь? Ну это уже совсем… плохо…

— Эллен, милая, ты слишком юна, чтобы поглощать такие объёмы знаний.

Кто бы говорил.. сама ведь она именно в Академии и училась, кстати говоря, там же познакомилась и с папой. А мне в наследство перешёл их, двойной дозой усиленный, интелект.

— Доченька, вот, скажи, что ты сейчас читаешь?

Чего она никак не угомониться? Ладно, отвлекаюсь от чтения книг и вижу мамочку, с собранными саквояжами, которые дожидаются моего окончательного решения.

— Сейчас читаю лёгкую литературу… “Материка высших разрядов нейрологического и нейрического законного противостояния природе друг друга”! — и всё с такой милой детской улыбочкой. А улыбочка у меня что надо! Волк, увидев, пойдёт ко мне в ученики.

Мама тихо сползла по стеночке… буквально… а что, я её полностью понимаю, но с генами даже я спорить не буду хуже будет.

Мама сидела на полу, зарывшись в каштановые волосы, закрыв ими заплаканное лицо, её руки судорожно сжимали платок, полностью влажный от слез, но вот чего я совсем не ожидала, что мама скажет мне такое:

— Эллен, ты совсем не понимашь, куда ты ввязываешься.

Отбросила книгу, взяла с полу два полных саквояжа, чмокнула свою рыдающую маму в щеку, мокрую и солёную от слёз, и своим ходом пошла к карете.

Глава 2

— Мисс Эллен, очень рад, очень рад вас видеть. Я имел огромную честь знать вашу мать, мать вашу. Наша Академия славиться самыми умными выпускниками, да умными. — Директора, что заклинило? Смутно воспринимаю информацию о расположении кабинетов, лабораторий, залов, помещений. Когда надо, я все равно всё вспомню.

— Извините, лорд Грейндер, — начала я, но мне не дали сказать и слова.

— Мисс Эллен, не стоит тратить время на пустые разговоры, отнимающие время и словарный запас.

Пораженно смотрю на лорда-директора. Странный он какой-то…

В комнату, где происходил монолог директора, вошёл молодой человек.

— Сейчас я прошу вас пройти за Риком, — небольшой кивок в сторону парня, — в аудиторию для сдачи экзаменов.

Директор, посмотрев на меня, добавил:

— Мисс Эллен, это требует незамедлительного подчинения приказам.

Постояла, подумала, решила последовать просьбе, или даже приказу. Рик, улыбнувшись мне, приоткрыл дверь комнаты, галантно пропустил вперед и прикрыл дверь, оставляя учителя и служанок, которые разбирали мои вещи, позади. До ауодитории мы шли молча, лишь мило улыбаясь не знаю чему.

Глава 3

И вот сижу я сейчас, решаю несложный тест, листов так в восемь мелким шрифтом. Кое-что заставляет подумать, ну да гены и неизвестное знают.

“Так, вопрос номер сто шесть. В империи Колоншерь в 3987 году произошла война между Гавралами и Ентаньерами. Укажите причины начала войны.”

Одну я помнила точно, дословно, поэтому сразу приступила к записи:

“Причина первая: точная дата переговоров неизвестна, но прошла она в 3985 году, после чего между двумя знатными родами было подписано временное перемирие… В 3986 году осенью 4 лайкунта (сентября) род Ентаньеров нарушил запрет о смертной казни, повесив на глазах у всего народа предателя, который год за годом докладывал всё, что происходило внутри рода Гавралам. Предателем оказался средний сын Ентаньеров.”

Вторую причину я записала также, и третью тоже.

Но больше всего меня удивил вопрос под номером четыреста сорок девять, предпоследний, кстати.

А вопрос состоял в том… “Как вы относитесь к понятию “любовь”?”…

В голове сразу побежали совершенно не относящиеся школе мысли о … моей первой любви.

***

Мне тринадцать.

Странно, я нередко забываю дни своей жизни, так как память у меня отменная лишь к знаниям, но этот день прошёл не как в тумане. Тогда я училась в последнем, одиннадцатом, выпускном классе общеобразовательной школе номер шестьсот шестьдесят шесть. Не правда ли приятный звучанию номер? Хотите увидеть Сатану, приходите к нам! Так сказать, номер школы — местная самореклама.

Ну, да не будем об этом.

Первым уроком, как и всегда в четверг, у нас стояла физкультура. Наверное, многие в моём возрасте от восторга бы прыгали, если бы учились со сверстниками…

Я, как самый умный ребёнок нашей школы, была экстерном переведена с пятого класса сразу в одиннадцатый. Просто сдать экзамены после пятого класса мне не дали… не доверяли, что ли. Ну и представьте ситуацию, когда в спортзале бегают высоченные красотки и красавцы, а я серой мышкой плетусь позади всех, постоянна толкаемая другими, сбиваемая с шага, падающая на пол. и ведь ни у кого ни капли сожаления в глазах. Одна неприязнь, один холод… ненависть.

И как же я была приятна удивлена, когда урок у шестого класса был сдвинут на час позже, сопоставляясь с нашим уроком физической подготовки.

Как и всегда, в команде нашего класса мне места не нашлось. И, как обычно, села я на подоконник и достала книжку “Землетрясения как подвид физической материальной неустойчивости”. Прочла около двух страниц, как заметила, что рядом со мной кто-то стоит…

— Привет, я Майр. У нас в команде не хватает одного игрока… — Он так мило мне улыбался, что отказать ему я не смогла бы, но хотелось поломать комедию.

— А во что играем? — Мне как бы, было лень, но и отказать парню, чуть старше меня, который мне так улыбался… не могу… это чудо, меня заметил хоть кто-то.

Парень заметно приуныл и тихо сказал:

— В футбол… — и лицо такое несчастное, а мне так не хотелось расстраивать Майра. — Наверное, я зря подошёл, вряд ли ты умеешь играть.

Он опустил голову, а я ни с того, ни с сего для самой себя, спрыгнула с подоконника, книга упала на деревянное покрытие спортзала. Быстро догнав Майра, я удержала его за запястье и громко сказала, обернувшись к практически моим ровесникам:

— Я в команде.

На меня посмотрели странно, или нет… боготворяще, что ли. А я, начала с быстрой скоростью вспоминать правила игры в футбол. Как вдруг за спиной послышались смешки от своих же одноклассников. Оборачиваться я не стала, и так доставалось от них досыта и больше. Началась разминка…

Глава 4 “из воспоминаний”

В спортзал вошёл тренер Генрих. Смешки прекратились мгновенно. Посмотрев на книгу, брошенную на пол мной у подоконника, учитель перевёл взгляд на меня.

— Эллен, я смотрю, вы будете играть на стороне проигравших? — Лучше промолчать, промолчать, только молчать.

Голос показал Майр:

— Да, тренер Генрих, Эллен согласилась встать на нашу сторону, так как нам не хватало игроков, а у наших соперников в команде она была лишней. — Я перевела взгляд, полный благодарности на парня. Майр расцвёл в улыбке, смотря в упор в мои глаза и только в мои глаза.

— Долго в гляделки играть будете? — Громко спросил учитель, что мы аж от неожиданности отскочили друг от друга где-то на шаг. Мерзкая ухмылка тренера Генриха доказывала, что запланированное явно удалось. — Вам ещё надо постараться, чтобы вас на поле не задавили за мячик. А вы тут, тьфу на вас, авторитет и так понижаете. — Я начала краснеть. Но не от смущения, а от полного возмущения. Ну всё, тренер, берегись.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.