Красный замок

Дуглас Кэрол Нельсон

Серия: Шерлок Холмс. Свободные продолжения [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красный замок (Дуглас Кэрол)* * *

Посвящается Дженнифер Уодделл, сначала моей поклоннице, а затем и ассистентке, но неизменно талантливой писательнице, прекрасной в любой роли, – с благодарностью за то, что сопровождала меня во всех путешествиях с Ирен и Луи

У нее железный характер. Да, да, лицо обаятельной женщины, а душа жестокого мужчины.

Артур Конан Дойл. Скандал в Богемии [1]

От редактора

С выходом настоящего издания мне наконец удалось преодолеть трудный этап в ходе моих продолжительных попыток собрать различные и запутанные исторические документы девятнадцатого века в единое целое.

Если читатели и ученое сообщество негодуют по поводу слишком долгого времени выполнения данной задачи, прошу их вспомнить, из скольких нитей соткан этот гобелен.

Я воссоединила не только новообретенные и обстоятельные дневники Пенелопы Хаксли, описывающие ее жизнь и приключения с Ирен Адлер – единственной женщиной, заслужившей уважение Шерлока Холмса, – но и «утерянные» отрывки из предполагаемых отчетов доктора Уотсона из шерлокианского канона, а также дополнительные загадочные вкрапления из тетради в желтой обложке, которые я прибавила к дневникам Хаксли, но которые, хоть и были найдены наряду с дневниками, представляют собой материалы иного рода.

Поскольку предметом описания в этих разрозненных документах является самый скандально известный преступник в истории – до сих пор достоверно не установленный серийный убийца женщин-проституток, известный как Джек-потрошитель, – моя задача лишь еще более усложнилась.

В предыдущем труде, который я озаглавила «Черная часовня», рассказывается о шокирующих открытиях, связанных с одним из многих подозреваемых в то время на роль уайтчепелского душегуба. Джеймс Келли, драпировщик по профессии, был обличен в убийстве жены, ускользнул из лечебницы вскоре после своего заключения и разгуливал на свободе в Уайтчепеле, перед тем как возобновились преступления Потрошителя. Еще более ужасно, что Келли покинул Лондон сразу после зверского убийства с нанесением увечий Мэри Джейн Келли, которое принято считать последним злодеянием Потрошителя. Безумец пробрался к побережью, где сел на корабль до Брюсселя, сойдя с которого, пешком отправился в Париж. Он оставался на воле в течение невероятно длительного срока в тридцать девять лет, до тех пор пока в преклонном возрасте и полном умопомешательстве не сдался британским властям и не закончил свои дни в лечебнице, как и было предначертано с самого начала его «карьеры».

В «Черной часовне» Ирен Адлер и ее компаньоны не только встречают Келли, но и сталкиваются с дьявольским ритуалом, к которому оказывается причастен безумный мебельщик. Расследование деяний группы маньяков подкреплено отрывками, добавленными мною из желтой тетради (написанной неизвестным, который, судя по всему, изучал демонический культ), попавшей в какой-то момент во владение Нелл Хаксли.

Сама Ирен Адлер благодаря дедуктивным способностям – по общему признанию, в своих расследованиях она в большей мере полагалась на инстинкт, в то время как Шерлок Холмс предпочитал научное обоснование, – пришла к заключению, что последние парижские нападения на женщин, преимущественно легкого поведения, носят скрытый богохульный характер. Она определила, что убийства случались в дни чествования святых и происходили в местах, соединение которых линиями на плане города дает очертания хризмы – древнего христианского символа, изображающего фигуру распятого на кресте Спасителя. Хризма выглядит как скрещенные «Х» и «Р», две начальные буквы имени Христа в греческом написании. Еще одним волнующим религиозным элементом расследования парижских убийств стало обнаружение пещеры, где проходили встречи сектантов. На стене человеческой кровью была написана по-французски фраза: «Евреи – это такие люди, что не будут обвиненными зазря», – практически повторяющая знаменитую надпись в Уайтчепеле, которая была мгновенно стерта полицией.

Хотя Нелл Хаксли и гордится своей приверженностью христианству, именно Ирен Адлер первой заметила комбинацию элементов иудаизма, католицизма и сатанизма, присутствующую в деле Потрошителя. Документы, с которыми я работаю, пока ничего мне не открыли относительно духовного воспитания или философии Адлер – за исключением того, что она, подобно многим натурам артистического склада, с подозрением относится к религиозным догматам. И несомненно, в сравнении с ее биографом Нелл Хаксли, она заметно проигрывает по части привычных внешних проявлений веры и набожности.

Вопрос религии в обсуждаемом деле чрезвычайно занимателен, учитывая неоднозначность надписи про евреев, украсившей место преступления в Уайтчепеле: она либо носит оправдательный характер, либо, напротив, обвиняет представителей этого народа в преступлениях Потрошителя.

Не следует забывать о яро антисемитских настроениях, свирепствующих в тот период в Британии и далее на восток вплоть до России, где случались жестокие погромы, вызвавшие массовую эмиграцию евреев в Западную Европу, в том числе и в район Уайтчепела, и в Америку, где семитских беженцев принимали даже более неохотно, чем ирландских. Можно сказать, в историко-социологическом контексте Гитлер появился вовсе не на пустом месте.

Принимая в расчет новые факторы, добавленные к многокомпонентному вареву, каковое представляет собой случай Джека-потрошителя, должна признаться, что приступала к очередному тому дневников Хаксли в крайне спутанном и тревожном состоянии. Однако даже я не ожидала такого поворота событий. Я приложила все старания, чтобы представить на суд истории данную работу и дополнительные материалы максимально адекватно и объективно, в их истинной хронологической последовательности.

Я сделала все, что было в моих силах. Пускай потомки решают, готовы ли они поверить потрясающим открытиям, описанным в объединяющем несколько источников повествовании. Без сомнения, заключения, к которым приходят все три рассказчика, каждый в своей индивидуальной манере, настолько поразительны, что почти невероятны. И, однако же, они исключительно логичны, хотя современного читателя может привести в замешательство перекличка разгадки с будущим исторических личностей и, в ретроспективном плане, с событиями нашего жестокого и кровавого прошлого.

Фиона Уизерспун, доктор наукАпрель 2002 года

Действующие лица

Ирен Адлер Нортон. Примадонна родом из Америки, единственная женщина, умудрившаяся обвести вокруг пальца самого Шерлока Холмса в рассказе Артура Конан Дойла «Скандал в Богемии». Главное действующее лицо серии книг, начинающейся романом «Доброй ночи, мистер Холмс!».

Шерлок Холмс. Всемирно известный лондонский сыщик-консультант, прославившийся своими способностями в области дедукции.

Годфри Нортон. Британский адвокат, ставший мужем Ирен незадолго до того, как они бежали в Париж, спасаясь от Холмса и короля Богемии.

Пенелопа (Нелл) Хаксли. Осиротевшая дочь английского приходского священника, спасенная Ирен от нищеты в Лондоне в 1881 году. В прошлом – гувернантка и машинистка; делила квартиру с Ирен и работала у Годфри, до того как пара поженилась. Сейчас проживает вместе с ними близ Парижа.

Квентин Стенхоуп. Дядя воспитанниц Нелл в пору ее службы гувернанткой; в настоящее время британский агент в Восточной Европе и на Среднем Востоке; вновь появляется в романе «Железная леди».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.