Не говори зла

Кей Мэрилин

Серия: Одаренные [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не говори зла (Кей Мэрилин)

Глава 1

Мальчик, известный как Картер Стрит, спал.

В его сне он находился в пустом месте. Место без окон, без света, но темно небыло, просто серо. Он стоял, потому что сесть было не на что, ни стула, ни дивана. На пол тоже сесть он не мог, казалось, его тоже не существовало. Может, это вообще не комната. Может он завис в воздухе. Или это просто его фантазия.

Комната, пространство, где он находился, оказалась не совсем пуста, там был телевизор и чья-то невидимая рука включила его.

То, что появилось на экране, было ему смутно знакомо, будто ты смотришь повторный выпуск вчерашней шоу. Мальчик, одиннадцати или двенадцати лет, катался на американских горках. По обе стороны от него сидели большие тени. Родители мальчика? Мальчик смеялся, подбрасывая руки вверх, когда проходили резкий спуск вниз.

Видение на экране растворилось и на его смену пришло другое. Тот же мальчик, те же темные фигуры, за обеденным столом. Мальчик плещется в бассейне. Мальчик бегает по бейсбольному полю. На этом моменте невидимая рука выключает телевизор и экран чернеет.

Он проснулся. Какое-то время он тихо лежал на кровати, изучая белый потолок. Тот мальчик во сне…он его знает? Возможно, а может и нет. Но связь была точно. Кем бы он ни был, его выключили, Картер Стрит больше не мог его коснуться.

Он сел и огляделся. В комнате небыло телевизора, так же как небыло темно и пусто. Через окна проникал свет. В комнате стоял стол, комод, раковина и зеркало над ней. Была даже маленькая картинка с коричневым щенком. У мальчика во сне есть собака? Нет, потому что у него аллергия на собачью шерсть.

Откуда он это знает? Значит, он знает того мальчика. В любом случае, это был просто сон. Попробовал потрясти головой, чтобы выкинуть из головы мысли про этого мальчика, но ничего не получилось.

Он не хотел запоминать сны и думать о них, он хотел жить настоящим. Например, на имени. Картер Стрит. По крайней мере, так его называли. То, где он находится…это не дом его приемной семьи. И это не класс одаренных в Мидоубрук. Тут он вспомнил, он находится в месте, под названием Дом Гармонии, специальное место для подростков, которые влипли в историю. Он что-то сделал? Он не помнил, и это его не беспокоило. Он точно знал, что опасность ему не грозит, это все что нужно. Он не замерзал, над головой была крыша, кровать, чтобы спать. Есть тоже не хотелось, если только немножко, и он знал, что в скором времени у него будет еда. Так что все в порядке.

Встав с постели, он подошел к раковине и налил воды в пластиковый стакан. Вместе со стаканом он подошел к подоконнику, где стоял горшок с цветком. Цветка небыло, когда он приехал сюда. Его прислала Мадам, с запиской «Мы по тебе скучаем».

Эти слова не имели ни какого-то значения. Как кто-то может по нему скучать? Даже когда физически он находился в классе, на самом деле его там небыло. Где бы он ни был, его практически не существовало. Он не общался в классе, поэтому на него никто не обращал внимания. Никто не заметил бы его отсутствия.

С цветком пришло еще одно письмо, инструкция как ухаживать за ним. Ему нужно держать цветок в теплом месте и поливать каждый день. У него были такие же потребности, только жилье и питание.

После полива растения он продолжил выполнять ежедневную рутину. Умылся, почистил зубы, оделся. Вышел из комнаты. Повернул на право, и зашел за угол. Другие мальчики двигались в том же направлении, он ни с кем не общался. Он не мог, даже если бы хотел. Спустился вниз по лестнице. На нужном этаже свернул налево и зашел в первую дверь. У входа был человек, он произнес с улыбкой — «Доброе утро, Картер». Это не было вопросом, поэтому отвечать Картеру не пришлось. Он прошел к столу обслуживания.

Присоединившись к очереди подростков с подносом, он получил свой завтрак, взял стул и сел за стол. За столом были и другие дети. Первое время, они говорили с ним, но после трех дней его молчания, забили на это. Он не хотел на них смотреть, но они сидели прямо под носом, тут помогли бы только закрытые глаза. Высокий парень, каштановые волосы, очки. У другого были темные волосы и зеленая рубашка. Девушка со светлыми волосами. У нее были крошечные сережки-гвоздики в ушах. Все это не важно. Он только подмечал детали. Они говорили, но слова ничего не значили для него. Только когда мальчик в зеленой рубашке обратился к нему, он отреагировал.

— «Можешь передать соль?»

Этот вопрос требовал действия. Он взял солонку и передал ее мальчику.

— «Спасибо», сказал тот.

Он понимал что это означает — парень выражал признательность за действие Картера. Но реплика не требовала никакого ответа, поэтому Картер вернулся к еде. Еда была важна. Он знал, что лежит на подносе — хлеб, молоко, фрукты, но и это было безразлично Картеру. Все, что имело значение, это факт, что после съедения этого не будет чувства голода.

Закончив есть, он остался на месте и молча смотрел на настенные часы. Когда стрелки показали нужное время, он поднялся, выкинул объедки в контейнер и вышел из столовой. В комнату вернуться он не мог. У него был прием.

Завернув за угол, он зашел в еще одну дверь. Женщина за столом обратилась к нему. — «Привет, Картер. Можешь проходить, доктор Пэли ждет тебя».

Картер открыл внутреннюю дверь.

— «Привет Картер», сказал доктор, — «Садись».

Картер сделал так, как сказали, и ждал, пока толстый, лысеющий мужчина установит и включит видеокамеру. На первом сеансе доктор спросил, имеет ли Картер какие-нибудь возражения по поводу съемки, Картер не выразил возражений. А зачем? Съемка не причиняла боль.

— «Как дела?», спросил доктор.

Картер был поставлен в тупик. Он не знал, как быть в таких ситуациях, как реагировать на такие вопросы. Разве после трех дней их встреч это человек не понял этого? Его приемная семья, Мадам, одноклассники, никто не задавал ему этот вопрос, потому что знали, что он не может на него ответить. А почему он должен? Визуально врач мог оценить его состояние, он живой, дышит, ему не больно, значит все нормально. Все так же как и всегда.

Когда ответа не последовало, доктор Пэли давить не стал, он просто продолжил говорить.

— «Я о тебе очень многого не знаю, Картер. Никто не знает. Поэтому и ты не знаешь, верно?»

Картер не отвечал, казалось, доктор и не ожидал ответа, просто продолжал говорить.

— «Главный вопрос, почему? Есть вероятность, что у тебя амнезия. Ты даже не помнишь своего имени».

Доктор перелистал бумаги на своем столе.

— «Согласно моим данным, тебя нашли в этом городе на улице Картер Стрит и доставили в больницу. Там власти должны были дать тебе индефикационное имя, видимо это все, что пришло им в голову».

Все это время Картер внимательно смотрел на доктора, молча ожидая приказа.

— «Нет никаких данных о наличии у тебя амнезии», продолжал доктор. Он взял другую папку.

— «Власти наконец прислали твою медицинскую карту, я просмотрел ее. Иногда амнезия возникает в случае сильного удара по голове, но рентген ничего не показал. Может ты перенес сильное заболевание, какой-нибудь вирус, что повредил часть памяти. Но анализы крови ничего не показали».

Он перевернул страницу и продолжил. — «Тебе давали блок тестов для определения уровня интеллекта и моторных навыков. Ты с ними справился. Так же тебе проверяли слух, и никаких отклонений не нашли». Он оторвал глаза от папки. — «Но ты не говоришь. Это немало озадачило экспертов, потому что они не смогли найти никаких проблем с голосовыми связками или гортанью».

Доктор Пэли внимательно изучал Картера. — «Но теперь нам известно, что говорить ты можешь. Одноклассники тому свидетели. Ты говорил с женщиной…», он обратился за подсказкой к бумаге. — «Сереной Хенкок».

Одно только упоминание этого имени заставляло Картера вздрогнуть. Серена…да. Она могла заставить его говорить. Он не знал, как ей это удавалось, но слова так легко слетали с его губ. Жаль, что он ничего не помнил из того, что говорил.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.