Покоритель джунглей

Жаколио Луи

Серия: Новая Библиотека Приключений [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Покоритель джунглей (Жаколио Луи)

Часть первая

Озеро Пантер

Глава I

Адамов пик. — Прибытие парохода. — Озеро Пантер. — Восстание сипаев.

Первые солнечные лучи начинали разгонять неясные тени с бескрайней глади Индийского океана, его спокойные и безмятежные воды едва морщило дуновение свежего утреннего ветерка. Древний Тапробан, Цейлон, волшебный остров, Земля наслаждений — Тео-Тенассерим, как называют его бирманцы, постепенно пробуждался, и свет заливал его остроконечные горные вершины, покрытые вечной зеленью, его тенистые долины, служившие убежищем для крупных хищников, его берега, изрезанные чудесными бухтами, где кокосовые пальмы, раскинув веером широкие листья, подступали к самой воде.

По всем тропинкам, стекавшимся к городу Пуант-де-Галль, легкой поступью сбегали сингальцы, неся на голове корзины с фруктами и овощами, циновки, глиняную посуду, шкуры тигров и пантер, а также местные сувениры, которые они собирались предложить многочисленным путешественникам, ожидавшимся в этот день пароходами из Европы.

Было начало мая 1858 года, самый разгар восстания Индии против английского владычества, и три корабля с солдатами и офицерами, чиновниками гражданских служб и иностранными добровольцами, а также французский почтовый корабль «Эриманта», о прибытии которых сообщалось накануне, ждали рассвета, чтобы по единственному и узкому проходу войти в гавань.

За несколько лье отсюда, на одном из высокогорных плато Соманта-Кунты, покрытом почти непроходимыми девственными лесами, на берегу маленького озера с прохладной, прозрачной водой, которое местные жители называли озером Пантер, двое мужчин, опершись на карабины, с морскими биноклями в руках, казалось, с неослабным вниманием и интересом наблюдали за прибытием кораблей. В нескольких шагах от них крепкого сложения индус-маратх с пышными усами, густыми и жесткими бровями разжигал валежник, чтобы приготовить на костре завтрак, ему помогал юноша-метис, малабарец лет двадцати.

Маратх был мужчина в расцвете сил, лет тридцати пяти, высокий, хорошо сложенный, с лицом умным и энергичным. Он сохранил все черты расы победителей и воинов, которая в течение 75 лет отчаянно сопротивлялась Ост-Индской компании. Унаследовав ненависть предков к угнетателям своего народа, он слышать не мог об англичанах, и всякий раз, как о них заходила речь, улыбка ненависти и бессильного гнева придавала его физиономии выражение особой жестокости.

Поэтому он был просто опьянен известием о восстании, которое ставило господство англичан на волосок от гибели. Восстанию этому он всячески содействовал с того самого дня, когда Нана-Сахиб призвал к мятежу полки сипаев в Дели и восстановил в королевских правах старого набоба, потомка Ауранг-Зеба.

При первых вестях о восстании он попросил у хозяина разрешения присоединиться к армии Наны, которая вела осаду Лакхнау, но тот ответил ему: «Нет, Нариндра! (Так звали маратха). Ты мне нужен. Кроме того, у тебя не раз еще будет возможность утолить свою ненависть к англичанам. Очень скоро мы будем у стен Лакхнау». Нариндра остался, и ему не пришлось раскаяться в своем повиновении.

Имя юного малабарца, который помогал Нариндре в его кулинарных хлопотах, было Ковинда-Сами, но по-дружески его называли обычно Сами. Он исполнял при хозяине обязанности его личного слуги, мы бы сказали — камердинера, если бы это слово не звучало слишком претенциозно в глуши индостанских джунглей.

Что касается двух особ, которые у подножия последнего отрога Адамова пика, возвышавшегося более чем на 2000 метров, наблюдали за прибытием в Пуант-де-Галль французского и английских кораблей, казавшихся им, учитывая расстояние, всего лишь черными точками на лазурной скатерти, то они заслуживают более подробного разговора, так как именно в них и состоит главный интерес нашего повествования.

Несмотря на бронзовый загар, которым долгая и бурная жизнь, полная приключений и проведенная под тропическим солнцем, словно патиной, покрыла их лица, с первого взгляда было ясно, что принадлежат они к белой расе. Старший, лет сорока, роста значительно выше среднего, был стройный, могучий, подвижный человек без малейшего намека на полноту. С непринужденностью и лихостью, свойственной военным, он носил типичный костюм всех настоящих охотников и путешественников, исследующих бесконечные леса Азии и обеих Америк или африканские пустыни: на нем были брюки с гетрами, доходившими до колен, охотничья куртка, подпоясанная широким ремнем, на котором висели револьверы, охотничий нож, служивший при необходимости штыком, и патронташ. Голову защищал шлем, сделанный из сердцевины алоэ и обвитый переплетенной кисеей, которая должна была уменьшать палящий жар солнца.

Внешность этого искателя приключений отличалась аристократическим изяществом, лицо его украшали тонкие, шелковистые усы, закрученные на кончиках кверху; темно-голубые глаза и хорошо очерченный насмешливый рот привлекали к себе внимание. Все черты его волевого лица невольно заставляли вспомнить о типе французского офицера кавалерии, сделавшемся известным благодаря рисункам Детайя.

Наш герой действительно принадлежал к этой национальности и какое-то время служил в армии. Благородство его манер, тщательность, с которой он заботился о своей персоне, несмотря на беспокойную жизнь, которую ему приходилось вести, изысканные выражения, которыми он пересыпал речь, — все указывало на то, что он не принадлежал к породе обычных авантюристов, выброшенных на чужеземные берега из-за прискорбных недоразумений с правосудием собственной страны. Но каково было его прошлое? Чем он занимался до приезда в Индию? Семью, друзей, родину не покидают без серьезных на то причин и без надежды на возвращение. Когда прибыл он на Землю лотоса? Никто не мог ответить на эти вопросы, даже его спутник, с которым мы вскоре познакомимся ближе.

В течение уже многих лет он странствовал по Индостанскому полуострову — от Цейлона и мыса Кумари до вершин Гималаев и истоков Инда, до границ с Тибетом и Китаем. Его сопровождал верный Нариндра, к которому присоединился юный Сами. Произошло это в ту пору, когда его нынешний спутник стал делить с ним тяготы жизни в джунглях, полной таинственных приключений. Но никогда, даже в минуты грусти и одиночества, когда человек ищет дружеское сердце, чтобы излить перед ним воспоминания о прошлом, не вырвалось у него ни единого слова, ни малейшего признания, которые имели бы хоть какое-то отношение к его прежней жизни и причинам, заставившим его покинуть родину.

Неизвестно было даже его имя — ни подлинное, ни вымышленное. Индусы звали его Белатти-Срадхана, что буквально означает «чужеземец, покоритель джунглей», для слуг он был просто сахиб или Сердар, что означает повелитель или командир.

Своему спутнику, которого француз встретил случайно у крепостных стен Бомбея, где расстреливали сипаев, их жен и детей, и с которым его сблизила их общая жажда мести по отношению к англичанам, он кратко представился так:

— В детстве меня звали Фредерик. В память о тех счастливых временах зовите меня Фред.

— All right! [1] Отлично, мастер Фред, — ответил его собеседник.

Это было все, что его новому товарищу удалось узнать. Сам же он, напротив, рассказал свою историю во всех подробностях.

Боб Барнетт — так его звали — родился в Балтиморе и происходил из старинной американской семьи. Как истый янки, он испробовал все профессии, которые допускались приличиями. В нежной юности он пас индюков и коров, затем был зубным врачом и школьным учителем, журналистом, адвокатом и политиком. Кончил он тем, что записался добровольцем в армию генерала Скотта во время мексиканской кампании 1846 года и заслужил эполеты полковника федеральной армии.

Алфавит

Похожие книги

Новая Библиотека Приключений

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.