Нищета доктрины потребительства

Жировов Борис Васильевич

Серия: За фасадом буржуазных теорий [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нищета доктрины потребительства (Жировов Борис)

НИЩЕТА ДОКТРИНЫ ПОТРЕБИТЕЛЬСТВА

В разоряющуюся фирму, торгующую холодильниками, является никому не ведомый предприимчивый человек со странным именем Квота. Он предлагает новый метод торговли: любым способом, ничем не брезгуя, заманивать в магазин покупателя и заставлять его сделать покупку, другими словами — превратить каждого прохожего в покупателя.

Но планы Квоты не ограничиваются тем, чтобы заставлять каждого жителя приобретать холодильник: необходимо вызвать у людей неуемную жажду потреб­ления, сделать их обладателями вещей, которые им совсем не нужны.

Среди новинок — счетная линейка, отыскивающая в Библии для каждого конкретного случая текст; чер­ный кружевной гарнитур против сексуальной робо­сти; отороченное норкой сиденье унитаза с центральным отоплением; чудо радиоэлектроники — устройство, имитирующее смех и оживленный рокот голосов; флюоресцирующий крем для изменения выражения лиц покойников, чтобы они во время похоронной цере­монии не выглядели такими печальными. И прочее и прочее.

Покупайте сегодня, уплатите завтра. В рассрочку. В кредит. Кое-что за ничто. Но покупайте в обязатель­ном порядке. Не будете покупать — обеднеете.

Лихорадка потребительства постепенно охватывает всех жителей захудалой латиноамериканской респуб­лики Тагуальпа, которая начинает превращаться в «общество потребления». Жители республики — подлинные рабы вещей, придаток к вещам, которые они даже не в состоянии использовать по назначению. Олицетво­рением бессмысленности потребительства, на службу которой поставлена вся экономика страны, предстает тагуальпец Эстебака, увешанный всевозможными ча­сами, транзисторами, имеющий про запас ванны и умывальники, бесполезные музыкальные инструменты загромождающие его квартиру. Такова картина «удру­чающего благосостояния».

Страну Тагуальпу не найти на политической карте мира, она не значится также в энциклопедиях и слова­рях. Такой страны нет: ее придумали авторы сатири­ческого романа-памфлета «Квота, или «Сторонники изобилия»» французские писатели Веркор и Коронель. Эта вымышленная страна понадобилась авторам для того, чтобы разоблачить бесчеловечность капиталисти­ческого общества, именуемого «обществом потребле­ния». Тагуальпа — своего рода модель такого общества.

В глобальной стратегии империализма, направлен­ной против мирового революционного движения, кон­цепция «потребительского общества» преследует впол­не определенные политические и идеологические цели. Она выдвигает для народов капиталистических стран антиреволюционную перспективу, противопоставляе­мую программе революционного преобразования об­щества, возможность якобы решения всех коренных социально-экономических проблем без уничтожения основ капитализма. Для народов стран социалистиче­ского содружества эта концепция таит в себе опасность их идеологического разоружения.

В условиях разрядки международной напряжен­ности, достигнутой благодаря самоотверженной борь­бе Советского Союза, других социалистических стран и всех миролюбивых сил, инструменты воздействия на умы людей — печать, телевидение, радио в капитали­стических странах мобилизованы, в частности, на то, чтобы попытаться навязать социалистическому обще­ству буржуазный образ жизни. Особенно большое вни­мание уделяется пропаганде «американского образа жизни», культа потребительства. В этих условиях важное значение приобретает критический анализ кон­цепции «общества массового потребления», глубокое и всестороннее рассмотрение ее истоков, содержания и основных аргументов.

1. У истоков доктрины

Сущность концепции «общества массового потребления», как и лю­бой другой социальной теории, легче понять, выяснив прежде всего условия, в которых она возникла. С этой целью совершим небольшой экскурс в историю.

...Двадцатые годы. Соединенные Штаты Америки — ведущая страна капиталистического мира — достигли высокого уровня индустриального развития. Множест­во товаров различных марок, моделей, фасонов пере­полняет магазины, дразнит воображение покупателей. Щедрая на посулы реклама обещает осчастливить каж­дого, кто купит вот эту машину или вон то средство для ращения волос...

В течение жизни одного только поколения амери­канцев ассортимент потребительских товаров и услуг изменился настолько значительно, насколько, по-види­мому, он не менялся за сотни лет. Еще живы были люди, которые помнили мир без электричества, авто­мобилей, телефона. И эти же люди — американские ра­бочие, фермеры, служащие — если, конечно, имели постоянную и сносно оплачиваемую работу, получили возможность покупать эти товары. Но все дело в том, что даже в период так называемого «процветания» далеко не все из них имели работу. Безработица сопут­ствовала росту капиталистической экономики. Вот по­чему повсюду бросались в глаза груды товаров при отсутствии покупателей, способных за них платить.

Америка, изобилующая товарами широкого пот­ребления и не ликвидировавшая нищеты. Почему именно здесь раньше, чем в других развитых странах капитализма, началось становление нового стереоти­па потребления, ставшего отправным пунктом для создания буржуазного мифа о «потребительском обще­стве»?

Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, в каких условиях развивалась экономика США в 20-е годы. Первая мировая война, охватившая почти все европей­ские страны, совершенно не затронула Американский континент. Более того, американские толстосумы вос­пользовались сложившейся ситуацией для своего обо­гащения. Выступив в роли поставщиков военных ма­териалов воюющим странам, они получили баснослов­ные доходы. Общая чистая прибыль американских монополий составила 33,6 млрд. долларов.

Громадные средства, оказавшиеся в распоряжении монополий, обеспечили новые крупные вложения в американскую промышленность. Начавшийся на этой основе промышленный подъем еще более увеличил удельный вес США в мировом производстве. К 1920 г. они давали около половины мировой добычи каменно­го угля, три пятых производства чугуна и стали, две трети добычи нефти.

Особенно быстро развивались новые отрасли амери­канской промышленности, оборудованные по послед­нему слову науки и техники. Наиболее яркий пример такого рода — автомобильная промышленность. Если в 1913 г. было произведено 485 тыс., а в 1921 г.— 1,6 млн. автомобилей, то в 1929 г.—уже 5,4 млн., что примерно в 11 раз превысило довоенный уровень.

Быстрый рост автомобилестроения был обусловлен в существенной мере коренными изменениями в техно­логии изготовления продукции. Создание конвейера, придавшего производству скорость и непрерывность и сделавшее его для капиталистов еще более прибыль­ным, позволило перевести на поток изготовление ав­томобилей.

Развитие автомобильной промышленности в США связано в первую очередь с именем Генри Форда. О карьере основателя одной из гигантских автомобиль­ных империй в мировой литературе написано немало. В этом человеке сочетались талант крупного конструк­тора и волчья хватка капиталистического хищника, удачливость азартного игрока и недюжинные органи­заторские способности, пренебрежение к моральным нормам и политическая демагогия. Небезынтересно, что Форд в масштабах своей фирмы попытался рань­ше других осуществить эксперимент создания «потре­бительского общества», что сделало фордизм своего рода новым евангелием для буржуазии.

Американский автомобильный король одним из первых подметил возможность наживы за счет трудя­щихся как покупателей в дополнение к их эксплуата­ции в качестве производителей. Для реализации этой возможности было необходимо наладить массовое про­изводство относительно дешевых товаров длительного пользования. Форд начал с идеи создания недорогого автомобиля.

В то время, когда вынашивалась эта идея, т. е. в первые два десятилетия XX века, автомобиль был атрибутом богатства и социального престижа. В экипа­жах без лошади, как тогда именовали автомобиль, ездили короли и министры, промышленники и лати­фундисты, генералы и банкиры — словом, все, зани­мавшие привилегированные позиции на высших ступе­нях социальной лестницы. Обогащаться за счет такого покупателя было сравнительно просто. Более того, что­бы угодить его вкусу, было выгодно производить доро­гие, роскошные лимузины.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.