Черный снег на белом поле

Воробьевский Юрий Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Черный снег на белом поле (Воробьевский Юрий)

ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ

После всего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе...

(От. 4, 1)

Кажется, стоит только написать — «тайна», и она исчезает. Стоит упомянуть о заговоре — и нет его. Что-то неуловимое метнулось и тут же ушло в другое, невидимое место. Опять не рассмотришь, что это было. Только смех звучит как эхо. Заговор? Жидо-масонский? Ха-ха-ха! Смеются едва ли не все. И уже не помнят, какой смехотворен начал первым.

Друзья! Главный, фундаментальный заговор против человечества — Открытый. Он назван и описан самими создателями. Его суть положена на видное место. Поэтому почти никто не видит его... Результат этого заговора — массовый идиотизм.

Когда-то античный философ Анаксагор утверждал, что снег — черный. Никто не верил ему. Прошли века, и некто сказал: мы промоем мозги так, что поверят и этому. Не улыбайтесь: зачастую наведенная глупость — высокохудожественный и наукоемкий продукт...

Макет, оформление серии Б. Швырева.

В оформлении использованы фотографии В. Ходакова.

ЧЕРНЫЙ СНЕГ на белом поле

Посмертная маска знаменитого художника и поэта Уильяма Блейка. Это он написал: «Если двери восприятия чисты, вещи видятся такими, какие они есть». Что он имел в виду? Об этом — речь впереди, но пока скажем, что для нынешней осатаневшей культуры Блейк — фигура ключевая. Действительно, он, как ключ, отпер двери, через которые прошли впоследствии Алистер Кроули, Олдос Хаксли, Джим Моррисон и многие другие...

Маска оставляет жутковатое впечатление. Чувствуете? Тело после смерти еще не изменилось, но души в нем уже нет. Скоро на воздушных мытарствах душа встретит «неприятные неожиданности». И, беспомощная, уже ничего не в состоянии будет изменить. Лишенная тела, душа не может покаяться. Поздно. Не в те двери надо было стучаться.

ОТВЕТ ГЛУХОГО

Этимологическое предисловие

Бесконечное зияющее пространство...

Великая глубь...

Беспорядочная, клокочущая материя...

Нечто изначальное...

Древнейший из богов...

Хаос.

Хаосом все начиналось и все должно закончиться. Так считали греки. Это мировая дверь, добавили римляне. По-латыни дверь — ianus. Янус — бог всякого начала. Первый месяц в годуянварь — посвящен именно ему. Впрочем, Янус не только открывает, но и закрывает. В одной руке у него палка — для непрошенных гостей. В другой — ключ.

Если ваша воля постучится в эту дверь, Янус непременно откроет. Но хорошенько подумайте, прежде чем стучать. Вас ждут опасные объятия. Больно! Холодно! Страшно! Теперь поздно кричать. Хаос вас не понимает. Или не слышит ? Что он, глухой, что ли ?

Разговаривать с ним бесполезно. Это как в старой шутке. Рассказать?

— Здравствуй, кума.

— На базаре была.

— Никак, глуха ?

— Купила петуха...

Абсурд! Когда вас не слышат, получается то, что римляне называли absurdum — обращение к глухому.

* * *

«Жил один рыжий человек, у которого не было глаз и ушей. У него не было и волос, так что рыжим его называли условно.

Говорить он не мог, так как у него не было рта. Носа тоже у него не было. У него не было даже рук и ног. И живота у него не было, и спины у него не было, и хребта у него не было, и никаких внутренностей у него не было. Ничего не было! Так что не понятно, о ком идет речь.

Уж лучше мы о нем не будем больше говорить».

Развоплощение смысла достигает здесь крайней точки. Нуля... Об этой точке Даниил Хармс размышлял много. Написал даже несколько псевдофилософских трактатов.

Янус двулик. Он смотрит в будущее и в прошлое. Сзади — бесконечность уже несуществующего. Впереди, кажется, тоже бесконечность. Пока не наступившее время. Значит, идол Януса стоит в той единственной точке настоящего, где все и происходит. Где — вся бесконечность мира...

Впервые попав в тюрьму, Хармс вдруг понял, что мгновение настоящегоэто ноль. Пустота. Смерть. В эту бездну провалились все его милые, хотя и странные, детские стихи. Творчество полностью захватил абсурд. Из текстов исчезли причинно-следственные связи.

Абсурд — констатация бессилия обнаружить в мире организующее начало. Когда человек не видит Бога, начинается сумасшествие. А там, где нет своего ума, за вас думает дух безумия. Уж не инфернален ли тот самый рыжий человек (дай является ли человеком эта пустота?), у которого не было ни ушей, ни головы ? Спаситель ведь назвал демона глухим и немым: Душе немый и глухий, Аз ти повелеваю: изыди из него. (Лк. 11, 14).

Сатана глух к состраданию. Он появился — и из харм-совских окон полетели старухи. Увы, они не птицыразбились о мостовую.

Смешно? Однако вот с чем можно согласиться: «...чем больше смеется человечество, тем страшней становится жить. Частота взрывов смеха точно соответствует частоте других взрывов, но не всякому внятна их таинственно-трагическая связь». [ 19].

Слышите? Что-то опять грохнуло. Сурдопереводчик нужен?

«Абсурдизм всегда имеет (и не может не иметь) богоборческий характер. Важнейший принцип абсурдизмаиррационализм; абсурдист всегда пытается заглянуть в самую глубину, в бездну иррационального, то есть в инфернальную тьму. Он способен этого не сознавать, но не ощущать не может. А знаком того, что он это ощущает, становится состояние, в котором он пребывает.

Даниил Хармс в дневниковой записи от 23 октября 1937года взывает: «Боже, у меня теперь единственная просьба к Тебе: уничтожь меня, разбей меня окончательно, ввергни в ад, не останавливай меня на полпути, но лиши меня надежды и быстро уничтожь во веки веков. Даниил». 16ноября... он пишет: «Вруце Твори, Господи Иисусе Христе, предаю дух мой. Ты мя сохрани, Ты мя помилуй и живот вечный даруй мне. Аминь. Я ничего не могу делать, Я не хочу жить». [1]

* * *

Вы все же решились ? Щёлк! Петли скрипнули.

Пошли!Хаос ждет.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.