7 дней жизни

Серия: Дневники [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
7 дней жизни ( )

От автора

Прочитав на днях, рассказ «50 дней до моего самоубийства», я была буквально тронута беспечностью американцев, которые на произвол оставляют своих детей, и дети не получая поддержки от своих родителей пускаются во все тяжкие. Находясь под впечатлением от данного рассказа, я решила написать свой рассказ, но не про беспечную Америку, а про полную ей противоположность Японию, где детей воспитывают в любви и заботе, но это не про современную страну, а про ту, которая была в период второй мировой войны.

Вступление

Её зовут Аи – Любовь, она обычная японская девочка – жительница города Нагасаки: отличница в школе и гордость родителей. Обычную девичью юность перечеркнула вторая мировая война. Аи скоро исполниться 15 лет, и она пытается не думать о войне и жить обычной жизнью, вот только по злой иронии судьбы она родилась 9 августа и все её детским надеждам и мечтам не суждено сбыться.

1-Nichi-me (Сон)

- Аи, подойди сюда, - сказала мама. Я гордо подхожу к маме, она оглядывает меня с ног до головы.

- А где папа и Нана, они успеют?
- спрашиваю я.

- Твой отец договаривается с водителем, - отвечает мама.
- Сегодня важный для нас день, наша семья идёт на приём к императору. Дело в том, что мой отец - военный врач, и он ещё до войны лечил императора. По-видимому, император решил его, а заодно и нас отблагодарить.

Дорогой Дневник, я ни разу не была на приёме Его Величества, вся страна считает императора Акихито – Солнцем, и скоро я приближусь к этому солнцу. Боги, Будда, как я нервничаю. Отец машет нам руками, показывая, что всё в порядке. Мы идём и садимся в такси, я и мама, моя сестра Нана сидит на заднем сидении, и смотрит в окно. Я подхожу к окну и стучу пальцем, Нана повторяет за мной.

- Скоро ты увидишь нашего императора, я хочу, чтобы ты запомнила этот день на всю жизнь, сказала я сестре.

- Ну, ты садиться будешь, или пешком пойдёшь? Спрашивает отец. Я сажусь рядом с сестрой и беру её на руки, ей всего три года, она появилась в эти тяжёлые военные дни, и не видела ничего, кроме собственного дома, я надеюсь, что она, когда ей станет столько лет, сколько и мне, война закончится, и все мы будем жить счастливо.

Я смотрю в окно, на улицах ни души, люди либо дома сидят, либо в бомбоубежищах, только немногочисленные солдаты ходят по улицам, да и полицейские. Дорога была долгой, ведь дворец Императора находится не в Нагасаки, а в Токио, но мы на удивление эту дорогу проскочили быстро. Наконец нас встречает один из слуг императора, и проводит во дворец. Но вдруг я замечаю пустые стены императорского дворца, и коридоры наполняются звуками предупредительной сирены, всё вокруг превращается в картину, на которую по случайности пролили ведро воды. Не сдержать страх, я начинаю кричать. Дорогой дневник, это был просто ужасный сон, и я проснулась. На крик прибежал отец.

- Аи, в чём дело, что ты кричишь? Спросил он.

- Мне приснился страшный сон, - отвечаю я. Отец прижимает меня к своей груди, а затем говорит, чтобы я вставала и шла завтракать.

- Хорошо, - отвечаю я. Медленно встаю с кровати и иду в ванную комнату. Сегодня воскресенье, это хорошо, не надо идти в школу. Конечно, я люблю школу и всё такое, но она превратилась в школу для девочек, всех моих одноклассников призвали в армию, и это наводит на грустные мысли. Мама готовит на кухне мне и сестре еду, отец пытается настроить радио, чтобы услышать, как обстоят дела на фронте, и надо ли сегодня идти в военный госпиталь. В Нагасаки нет военных баз, но военные госпитали развёрнуты по всей стране. По радио передают о храбрых подвигах наших солдат за океаном.

- Мам, пап, мы с кем воюем?
- Спрашиваю я. Родители удивлённо посмотрели на меня, и я понимаю, что я опозорилась, но, дорогой дневник, я ничего не знаю о наших противниках.

- Мы всего лишь защищаем наших людей в Китае, - сказал отец.

- И не только, наши союзники говорят, что американцы наши враги, - сказала мама.

- Союзники, это кто, Гитлер, но ему не нужна наша помощь, к тому же мы для него, тоже самое, что и евреи, - сказала я.

- Ни какой не Гитлер, Аи, запомни, мы никого не слушаем кроме императора, - сказал отец.

Отца вызвали в госпиталь, он находился в 5 километрах от нашего дома. Отец решил меня взять собой, чтобы я помогла ему с перевязкой раненых, я согласилась, во-первых, если я останусь дома, я сойду с ума, а во-вторых, в военное время лучше быть сестрой милосердия, тем более я же знаю, как перевязывать раны. При входе в госпиталь мы все надеваем специальную одежду, отец отдаёт мне свободный халат, я надеваю его.

- Это что?
- Спрашивает отец указывая на дневник.

- Дневник, что бы было что запомнить, - ответила я. Отец улыбается, и пропускает меня вперёд, я рассказываю ему, что наша учительница, сказала, что теперь все девочки должны вести дневник.

- Но это не обязательно сейчас, вот увидишь, война закончится, и будешь писать про счастливую жизнь, - говорит отец.

Дорогой дневник, сегодня 3 августа, 1945 года. В больницу к моему отцу поступил наш сосед, точнее он был соседом до войны, теперь он военный разведчик. Он серьёзно ранен, и врачи трудятся над тем, что бы ему помочь. Я подхожу к отцу и спрашиваю, что случилось с Отошимо - так зовут этого смелого солдата.

- Стычка с китайскими бандитами, скорее всего, - отвечает отец. Он явно нервничает, и я начинаю подозревать, что кроме нашего Отошимо, из Китая больше никого не привезут, и что мы как всегда плетёмся в самом конце этой войны. Отец идёт к телефону, и я слышу, как он начинает связываться с кем-то из главнокомандующих в Токио.

- Что случилось?
- Спрашиваю я.

- Дело серьёзное, но ты не беспокойся, мы всё уладим, говорит отец. Я должна выяснить, что произошло и почему мой отец так нервничает. Для этого я незаметно выхожу из палаты и иду к операционному отделению, операция как раз закончилась, и врачи ушли.

- Мистер Отошимо?
- Тихо спрашиваю я.

- А это же наша Аи, - господин Отошимо пытается улыбнуться сквозь боль, какое мужество, а ведь до этого он был простым почтальоном.

- Что произошло?
- Спросила я у господина Отошимо.

- Плохо дело Аи, нас русские вытеснили из Китая, в живых остался только я, - ответил он.

Честно признаться, эта новость шокировала меня. Война велась на два фронта, в Китае мы защищали своих граждан и свои интересы, а теперь, когда ни одного солдата там не осталось, нашим гражданам там придётся совсем плохо. Я выхожу из палаты, меня всю колотит от безысходности, я даже не заметила, как столкнулась в отцом в коридоре. Я рассказала ему всё, что мне рассказал Отошимо.

- Я знаю дочка, - отец обнял меня, ему самому было плохо от этой новости.

- Может, маме не будем рассказывать про этот позорный проигрыш?
- Спрашиваю я.

- Ну, во-первых, это не позорный проигрыш, наши солдаты старались, как могли, просто китайские бандиты оказались сильнее и хитрее нас, и если бы мы не вели войну с Соединёнными Штатами Америки, то наверняка бы с Китаем не промахнулись, - сказал отец. Второе я уже знала и так, радио, которое мы слушаем у себя дома, там наверняка скажут о событиях на фронте. Теперь я в дневник записываю каждое слово, которое услышу в госпитале. Военные сюда больше не поступали, однако врачи заметно нервничали, и это понятно почему, мы ни чего не знали о судьбе наших солдат за океаном, как там они, может капиталистские врачи откажутся их лечить, и они умрут там.

Я окончательно сникла, и даже уснула, сидя на стуле в госпитале отца. Но нормальный сон так и не приходил, только кошмары снились, опять опустевший императорский дворец и размытая картина. Кто-то дотронулся до моего плеча, я вздрогнула и выронила дневник из рук. Это был отец.

Алфавит

Похожие книги

Дневники

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.