Мистики, розенкрейцеры, тамплиеры в Советской России

Никитин Андрей Леонидович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Никитин А. Л.

Мистики, розенкрейцеры, тамплиеры в Советской России

Исследования и материалы

МОСКВА

Аграф

2000

В книгу вошли работы по истории мистических обществ и орденов - тамплиеров, масонов,

розенкрейцеров, анархо-мистиков, существовавших в 20-30-х гг. нашего века в советской России.

Опираясь на материалы следственных дел ОГПУ-НКВД и собственные разыскания, автор

рассматривает персональный состав организаций, учение и программы, символику и обрядность, а

также исторические связи мистиков XX столетия с гностиками и рыцарскими орденами

средневековья. Публикуются тексты орденских легенд, следственные документы и малоизвестные

материалы по данной теме.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Внутренняя жизнь мистических обществ и орденов, как правило, остается тайной не

только для их современников, но и для последующих поколений, а если случайно

приоткрывается, то ровно настолько, чтобы вызывать догадки и предположения, лишь

усугубляющие атмосферу таинственности. Обнародование отдельных документов, по

каким-либо причинам ускользнувшим от уничтожения посвященными, воспоминаний,

полных недомолвок, и слухов, питающих беспочвенные фантазии, - вот все, что обычно

приходится на долю исследователя. Таково положение дел на Западе и, в еще большей

степени, - в России, где до недавнего времени конец существования мистических обществ

определяли 20-ми годами XIX века, а возрожденное в начале нынешнего века масонство

рассматривали исключительно как форму политической оппозиции самодержавию.

Сейчас многое изменилось. Уже первое выборочное знакомство с делами,

хранящимися в Центральном архиве ФСБ РФ - бывшем архиве ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ,

показало наличие в 30-30-х годах нашего века в России разнообразных мистических

групп, обществ и организаций, члены которых пополняли ряды заключенных ГУЛАГа и

секретных сотрудников ОГПУ-НКВД. Как документы инквизиционных процессов в

Европе позволяют историку представить картину духовных движений, уклоняющихся, а

порою прямо альтернативных догмам господствующей церкви, так и документы архивов

коммунистической тайной полиции хранят драгоценные для историка, социолога и

религиоведа сведения о людях и их мыслях, влиявших на гораздо больший круг своих

современников, чем то можно было бы предполагать.

Появившиеся в последние время публикации документов и воспоминаний

рассказывают о существовании различных ветвей духовного масонства<1>, о теософах и

антропософах<2>, чьи легальные организации одними из первых были закрыты советской

властью, о розенкрейцерах<3> и тамплиерах<4>. Члены этих “лож”, “орденов”, групп и

обществ, носивших различные названия, часто были знакомы друг с другом, вращались в

одних и тех же кругах, встречались по службе и пользовались одними книгами и

рукописным “самиздатом”. В результате, различие между течениями оказывалось скорее

формальным, чем по существу идей, оплодотворяемых одними и теми же источниками.

Если же представить количество лиц, не получивших посвящения, однако

пользовавшихся орденской литературой и принимавших участие в различного рода

коллективных мероприятиях (легальные и полулегальные лекции, вечера, концерты и пр.),

то за всеми этими мистическими движениями придется признать достаточно серьезное

общественное значение.

Занимаясь в течение ряда лет судьбой московских тамплиеров, представлявших как бы

“головную” организацию для многих периферийных обществ и орденов России, а вместе с

тем и другими группами и орденами, которые оказывались с тамплиерами так или иначе

связаны, я мог видеть, что ни одна из этих организаций не была сколько-нибудь четким

образованием, сравнимым с организациями такого же характера в Западной Европе или

Америке.

Российские мистические “ордена” носили самодеятельный характер, не обладая

организационными связями с подобными зарубежными центрами. Если в XVIII веке

русские масонские ложи открывались с разрешения лож европейских, следивших за

точным соблюдением уставов и орденским делопроизводством (акты, дипломы, переписка

и т.п.), то в первые два десятилетия XX века и особенно в советское время мистические

образования России имели вполне автономный характер, не вступая в организационные

контакты с подобными же образованиями Старого и Нового Света.

Последнее объясняется, как мне кажется, не столько жесткостью и

всепроникновенностью политического сыска коммунистического режима в стране,

сколько невозможностью таких контактов и стремлением к ничем не контролируемой

свободе собственного духовного становления. В последнем немаловажную роль сыграли

государственные гонения на религию вообще и на духовенство и верующих в частности.

Под запретом оказалось не только отправление религиозных обрядов и сама церковь, но и

вообще духовная мысль, как таковая. Если первое в какой-то мере отвечало прежним

чаяниям образованных слоев общества, относившегося на протяжении предшествующего

столетия все более оппозиционно к официозной церкви и к духовенству, находившемуся

на положении государственных чиновников по “ведомству религиозных культов”, то

возникший в среде интеллектуальной жизни вакуум никоим образом не мог быть

заполнен “диалектическим материализмом”.

Место упраздненной религии должно было занять нечто новое, не порвавшее

окончательно с традицией, но стремящееся к тому, чтобы его положения не вставали в

явное противоречие с развитием современной науки, как то было с прежней религией.

О том, как происходил этот синтез науки, традиций, духовности и политики в первые

десятилетия становления коммунистического государства, я рассказал в ряде очерков и

публикаций, увидевших свет в некоторых малотиражных и труднодоступных даже для

специалиста изданиях. В предлагаемой читателю книге собраны наиболее важные из них,

дающие представление об уже известном материале и в своей совокупности

представляющие определенный итог взглядов автора на данный сюжет. Здесь

представлена точка зрения автора на возможность мистического (интуитивного) пути

познания и его месте в совокупности позитивного (научного) и религиозного познания

мира, краткий обзор направлений мистических движений 20-30-х годов, взаимоотношения

между мистиками и анархистами, отразившиеся в конфликте вокруг Музея

П.А.Кропоткина в Москве, первые сведения о попытках возрождения магического

розенкрейцерства, однако главенствующим сюжетом остается история Ордена

тамплиеров и его филиаций в России, вопросы его символики, исторических корней,

содержания учения и пр.

Сложность заключается в том, что, будучи написаны в разное время и по разным

поводам, эти очерки, с одной стороны, не всегда совпадают по высказанным в них

догадкам и предположениям, отражая эволюцию мысли автора на разных стадиях его

работы, а с другой - в них повторяются некоторые пассажи, опирающиеся на одни и те же

документы. Последнее относится и к перечням имен, почерпнутых из документов.

Рассматривая все это как безусловный недостаток книги в целом и в ряде случаев

счастливо избежав подобного дублирования текстов, тем не менее я считаю подобные

повторы неизбежными для такого сборника, представляющего читателю не итог, а всего

только отчет о проделанной, и, главное, продолжающейся, отнюдь не законченной работе,

позволяющей в дальнейшем автору многие его предположения уточнить и даже

радикально пересмотреть в свете новых сопоставлений и открытий.

Вместе с тем я посчитал необходимым дополнить эти работы публикацией ряда

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.