Пустошь

Зейман Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пустошь (Зейман Наталья)

Легкий бриз развевает мои тонкие светлые волосы. Да, сегодня мне захотелось быть именно такой: блондинкой с бледной кожей и блеклыми голубыми глазами. Быть подобной девушкам холодных северных стран, ведь моей душой владеет зимняя стужа.

Потоки ветра играют в салки с сухой травой, запуская плавные волны по полю. Наступающий вечер приходит с первым веянием прохлады, и воздух уже не так горяч, не опаляет горло при каждом вдохе. Вокруг разносится многоголосие трав и редких цветов. Они тихо перешептываются о перипетиях прошедшего дня, пересказывают друг другу новости и слухи, что принесли в нашу пустошь нечастые гости - пчелы и бабочки. Кто-то вспоминает о накануне заглянувших сюда, в столь дикие края, кроте и жабе. Похоже, это главная тема для обсуждения на ближайшие недели, до появления следующих невиданных пришельцев.

Я люблю слушать этот эльфийский речитатив полевых жителей - тихий шелест, который успокаивает и помогает обрести ускользающую гармонию. Именно в такие моменты моего существования, бесконечного и опустошающего, когда кажется, что земля уходит из-под ног, когда даже при всей своей волшебной силе ощущаешь себя обыкновенной звездной пылью, прихотью сил судьбы швыряемой из угла в угол, я прихожу сюда, в Пустошь Одинокой Луны.

И до сих пор не понять, то ли в насмешку, то ли для того, чтобы милостиво даровать моменты передышки, Повелитель оставил доступным это место. Место, являющееся источником силы для не одного поколения ведьм в моем роду. Место, где я родилась, где познакомилась со своим суженным и впервые познала вкус страсти. И в каком бы из миров, подвластных Эсгригалу, я ни перерождалась, обретя свою память, могу вернуться в эти мертвые земли и быть самой собой.

Погружаю пальцы в серую землю, сухие комочки моментально рассыпаются. Загребаю горсть в ладонь, поднимаю вверх и пересыпаю в другую ладонь, сложенную чашечкой. Ветер подхватывает этот поток серых пылинок и уносит его прочь. За одной горстью следует другая, еще и еще, а я наблюдаю за тем, как струится земляная змейка, все больше погружаясь в свои мрачные мысли.

Сегодня точно в назначенный срок, ровно в восьмой день месяца Гроз, мы снова встретились с Андриганом, и воспоминания тонкими ручейками начинают наполнять свои русла, постепенно превращаясь в мощные реки, овладевая сознанием. Все: с самого дня моего рождения до дня нашего изгнания из Ингиреи - и дальше по потокам времен. Каждый день каждой новой ипостаси, закручиваясь в завитки моментов, выстраивается в четком порядке.

Пыль давно развеялась по ветру, лишь ладони все еще украшает серая пудра, причудливо очертившая пальцы. Играя с песчинками взглядом, вывожу магией свой собственный ажур, пытаясь хоть в этом утвердить свое могущество, раз уж с моей судьбой так легко разделался Повелитель.

В окна моего дома, что примостился на самом краю Пустоши Одинокой Луны, заглядывал раскаленный диск полуденного солнца. Рыжие шары перекати-поля одиноко и лениво колесили по сухой земле, оставляя после себя зависшие облачка серой пыли. Я экспериментировала с новым снадобьем, подчиняющим драконью волю человеческой, когда в воздухе, сверкая огненными искрами и переливаясь тихим звоном, материализовалась птица Плахти - посыльный Эсгригала, Повелителя Ингиреи и ближних Пленей.

Отложив в сторону черпак, смахнув с рукавов приставшие травинки, я обратила свое внимание на Плахти и, не торопясь, зная ее своенравный характер, медленно приблизилась к ней забрать свиток из ярко-ализариновых когтей. На концах ее широких изогнутых крыльев догорали последние огоньки перемещения, длинный клюв был немного приоткрыт, и тонкая трель все еще разносилась по дому.

“Зюкерия Вульсевуя, Вам надлежит явиться в замок династии Прау в два часа пополудни восьмого дня месяца Гроз,” - гласило послание.

Содержание послания ничуть не удивило меня. Еще на прошлой аудиенции его величество прямо сказал мне, что наши со старшем принцем отношения неприемлемы и для наследника уже выбрана невеста. А в случае неповиновения вся ответственность ляжет на мои плечи, не смотря на трехсотлетний контракт правящей династии с ведьмами моей семьи.

Но Андриган отмахнулся от предупреждений отца, для него трон никогда не имел большого значения, а управление Ингиреей не вызывало никого интереса. Для человека, чья кровь так слита с драконьей, он был на удивление не амбициозен. Он всегда желал жить в гармонии с самим собой и окружающим, этому завету и следовал постоянно. Но, как и любой дракон, он был до невероятного вспыльчив и импульсивен, и принципиален. Именно поэтому Андриган не мог так легко согласиться с отцовским выбором вектора его жизненного пути, к которому не лежало его горящее сердце.

Насколько мне известно, в последние месяцы дворец периодически сотрясался от грома их ссор. Несколько раз наследник Ингиреи отказывался от трона, порывался уйти из-под сильного крыла отца, но всегда бывал остановлен даже в малейшей попытке совершить побег. Однажды их спор зашел так далеко, что оба перешли в боевую ипостась. Успокоить их смогла лишь королева, ибо Эсгригал, узнав о нас с Андриганом, тотчас запретил мне всякое общение с его семьей, закрыв глаза на все возможные для него последствия, вплоть до утраты контроля над драконом в себе.

Резкий и отрывистый стук донесся от входной двери, но пришедший не стал дожидаться моего ответа - я услышала, как скрипнули петли. Похоже, Андригану тоже пришла весть от отца.

- Зюкерия!
- его медный сильный голос наполнил пространство всего дома.

Принц остался стоять на пороге, ни сделав ни шагу в глубь гостиной. Замерев у входа в комнату, я смотрела на него. Глаза цвета первой травы сияли гневным ледяным блеском. На узком овале лица не было привычной живой и открытой улыбки, губы будто срослись в тонкую нить, подбородок выдавался вперед, сдерживаемая злость сильнее выделяла острые углы его скул. Волосы цвета красной охры были заплетены в могучую косу, а выбившиеся из нее волоски сверкали подобно искрам на крыльях птицы Плахти после перемещения. Мой взгляд опустился на его руки, стиснутые в кулаки, четкий рельеф напряженных мышц уходил под закатанные до локтей рукава его темно-синей рубахи, ноги словно бы вросли в пол. В снопе лучей дневного светила, проникающих в оставшуюся настежь распахнутой дверь, Андриган представлял собой неподвижную скульптуру.

Нет, он совсем не был воином, как его отец или младшие братья. И строением тела, и привычкой к мечтаниям, отвлеченным размышлениям он пошел в мать, дочь посла какого захолустья на задворках вселенной. Большую часть свободного времени он проводил за изучением магии драконов, практиковал и экспериментировал, чаще всего сам являясь подопытным в своих изысканиях. Но сейчас в нем говорили, нет, кричали инстинкты дракона, главный из которых - защищать свою самку.

- Все будет хорошо, - Андриган притянул меня в свои объятия, как только я оказалась рядом, и его горячее дыхание опалило макушку.
- Чем бы он ни угрожал, что бы ни предложил, не соглашайся ни на что, - его слова прерывались легкими поцелуями в мой лоб, виски.
- Еще лучше - просто молчи. Я знаю, как для тебя это будет сложно и невыносимо, но это лучшая стратегия с отцом. Разреши мне вести с ним диалог, пожалуйста, доверься мне.

Я приподнялась на мысочках и осторожно прикоснулась к его обветренным, слегка влажным губам, вложив в этот краткий поцелуй ответ на его просьбу. Ведь никому и никогда в своей жизни я не доверяла так, как Андригану.

Постепенно, осторожно он преодолел частокол предубеждений и стену отчуждения, что были возведены мною за годы одиночества. Своим ярким внутренним светом и теплотой с изящной легкостью факира сумел осветить, отогреть черную душу злой и холодной ведьмы, вытеснил своим постоянным присутствием пустоту, долгие годы печатью лежавшую на моей жизни. Только для Андригана я отпускала свой защитный кокон заклинаний, полностью отдавая себя под защиту моего огненного дракона.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.