Андрей Кончаловский. Никто не знает...

Филимонов Виктор Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Андрей Кончаловский. Никто не знает... (Филимонов Виктор)

Виктор Петрович Филимонов

«Андрей Кончаловский. Никто не знает...»

М.: Эксмо, 2012. — 528 с. (Кончаловский Андрей). ISBN: 978-5-699-59494-8 (в пер.).

Виктор Петрович Филимонов: ««Андрей Кончаловский. Никто не знает. .»»

2

Аннотация

Имя А.С. Кончаловского известно и в России, и далеко за ее пределами. Но и сам он, и его деятельность не

поддаются окончательным «приговорам» ни СМИ, ни широкой общественности. На поверхности остаются

противоречивые, часто полярные, а иногда растерянные оценки. Как явление режиссер остается загадкой и для его

почитателей, и для хулителей. Автор книги попытался загадку разгадать…

Виктор Петрович Филимонов: ««Андрей Кончаловский. Никто не знает. .»»

3

ПАМЯТИ ОТЦА

С благодарностью родным и друзьям за

сочувствие и добрые советы.

…Никто не знает настоящей правды», — думал Лаевский,

поднимая воротник своего пальто и засовывая руки в рукава».

А.П. Чехов. «Дуэль»…

Счастливый Несчастливцев? ВМесто пролога

Интересно, вы не знаете, почему все-таки кому-то счастливое и

благополучное детство прощается (скажем, лорду Спенсеру), а кому-то

— ни за что и никогда?

Андрей Кончаловский

…Как человека забудь меня — частного,

Но как поэта — суди…

Николай Некрасов

«О, счастливчик!» — воскликнешь невольно, с удивлением и завистью наблюдая этого

человека со стороны. Разве не успешно и ладно складывается его жизненный и творческий

путь? И, заметьте, едва ли не со дня рождения!

«Родившись в год самого страшного сталинского террора, — пишет он о себе, — могу

сказать, что мне повезло появиться на свет. Немалая часть этого везения — семья, в которой я

родился, по линии матери в особенности, да и по линии отца».

Еще бы не повезло, если в почве твоего происхождения древние дворянские корни! А к

ним — неукротимая натура потомка казацкого рода великого Василия Сурикова, яркие

дарования семьи Кончаловских плюс общественно-политический авторитет отца, С.В.

Михалкова, который в 1937 году (как раз в год рождения

Андрея) стал членом Союза советских писателей, а пару лет спустя был награжден

орденом Ленина.

Кстати говоря, одно из наиболее употребляемых слов в автобиографических

повествованиях Сергея Владимировича — «повезло». Так озвучивается, наверное,

благодарность судьбе за то, что не только пощадила, но и одарила. Любит это слово и старший

сын поэта.

Да и на других представителях семьи Михалковых лежит печать удачливости и везения.

«В народе» на этот счет слагаются легенды, по-своему разоблачающие «тайны» почти

сказочной успешности семьи. В них нетрудно расслышать испоконвечную нашу зависть и

основанную на ней неприязнь к тем, у кого жизнь складывалась и талантливее, и здоровее, и

богаче, чем у многих из нас.

Неприязнь к «счастливцу» Кончаловскому носит классовую окраску. Может быть, оттого,

что ему никогда не приходилось унижаться ради куска хлеба, он никогда не скрывал, что у него

счастливый темперамент, и не боялся говорить о своих недостатках и неудачах открыто.

Что ж, легенды легендами… Но, согласитесь, любые материальные ценности, даже

Виктор Петрович Филимонов: ««Андрей Кончаловский. Никто не знает. .»»

4

подарок судьбы в виде мощной родословной, высокодуховного окружения в ранние периоды

становления — не решают дела. Эти дары еще не обеспечивают жизненной и, главное,

творческой удачливости, а только закладывают основание, которое таковым и останется без

возведенного на нем СВОЕГО, образно говоря, ДОМА.

Пользование дарами судьбы обеспечивают талант и умение его употребить, создавая в

натуре образ, произведение своей жизни. Как выразился однажды коллега моего героя по

кинематографическому цеху Владимир Наумов, «режиссер — это биография». И добавил: «У

Кончаловского сложная биография, со столькими перипетиями, со столькими поворотами,

столькими ситуациями…»

Во всей захватывающей драматургии жизни и творчества Андрея видна не только рука

судьбы, но и его авторский «монтажный жест», компонующий реальную, на глазах, так сказать,

изумленной публики слагающуюся повесть.

Талант у него большой и разносторонний — талант художника и талант творческой

самореализации в текучке повседневности.

Чуть не начальная фраза второй из его мемуарных книг «Возвышающий обман» такова:

«Я люблю себя… Наверное, за то, что я умный, талантливый, красивый…» Слышите усмешку

самоиронии? Но ведь и вправду умный, несомненно, с лихвой одаренный и т. д., чему

убедительное свидетельство прежде всего его творчество!

Первые же сценарии и картины ввели Кончаловского в пантеон классиков отечественного

кино. Позднее режиссера не очень щадила (и не щадит доныне) либеральная критика, но его это

обстоятельство как будто не слишком задевает. Главное — не забывают. Он неискоренимой

занозой беспокоит разношерстную нашу публику то жизненным, то творческим поступком.

Кончаловскому по-настоящему везет в молодой увлеченности своим делом. Проекты

сменяют друг друга, друг на друга наслаиваются. Еще не закончена работа над одним, а в голове

роятся новые и возрожденные старые замыслы, беспокойно ждущие воплощения. Не только

кинематограф, но и театральная (драматическая и оперная) сцена увлекает его. Он пишет

сценарии, издает мемуарные и публицистические книги, пользуется непрестанным вниманием

СМИ, желанный гость, участник, член жюри отечественных и международных кинофестивалей.

Объездил полмира, в его знакомых, приятелях и друзьях были и остаются поныне известнейшие

люди, художники, политические и общественные деятели. Широко известно также, что его

никогда не обделяли вниманием женщины. Напротив. Среди тех, с кем романы Кончаловского

стали достоянием общественности, и знаменитые красавицы из числа мировых

кинематографических звезд. Его любили и любят. А он отвечал и отвечает тем же.

Сегодня его пятая супруга — милая женщина в расцвете своей зрелой красоты,

талантливая актриса, заботливая мать для двух его детей и любящая, просто обожающая своего

умного, талантливого, знаменитого мужа жена. И это не мешает ему поддерживать дружеский

контакт со своими прошлыми спутницами жизни, помогать другим своим детям (а всего их у

него — семь), любить их, тепло встречаться с ними.

Счастливчик, просто счастливчик, несмотря ни на что! И, что самое интересное, он не

стесняется быть счастливым. И это в стране, где издавна сложилась привычка скорее

несчастного приветить и пожалеть, а счастливого — завистливо попинать, да еще и нагадить

ему вдобавок. Он не только не стесняется быть счастливым, но и публично утверждает это как

свою жизненную установку.

«Будь я алкоголик, нищий, сын диссидента, — писал он в конце 1990-х, — к моим

картинам относились бы много лучше. Да, все-таки я слишком благополучный человек, чтобы

коллеги считали меня заслуживающим внимания художником. Поменял ли бы я свою судьбу,

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.