Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства, 1914–1920 гг. Книга 1.

Михайловский Георгий Николаевич

Серия: Россия в мемуарах дипломатов [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства, 1914–1920 гг. Книга 1. (Михайловский Георгий)

Предисловие

Отечественная история сегодня всё более привлекает внимание читателей. Особый интерес, безусловно, представляет то, что долгое время оставалось недоступным, пряталось в закрытых хранилищах или подчас пылилось на архивных полках. И вот кто-то из работников архива вдруг наталкивается на папку, тетрадь или листки, которые открывают доселе неизвестные страницы российской истории, рассказывают об интереснейших её периодах, причём увлекательно, приводя множество неизвестных фактов, помогая узнать и понять то, о чём мы порой даже не догадывались или имели искажённое представление.

Примером тому служат недавно обнаруженные в Архиве внешней политики Российской империи МИД РФ личные записки Георгия Николаевича Михайловского — русского дипломата, юриста-международника, сына известного писателя Николая Георгиевича Гарина-Михайловского. В подлиннике «Записки» представляют собой четыре толстые тетради, в которые сброшюрован первый экземпляр машинописного текста. На тетрадях — штампы: «Русский заграничный исторический архив, Прага», «Центральный Государственный архив Октябрьской революции». Каждая тетрадь подписана автором и носит следы, по-видимому, его же собственноручной правки. Но очевидно, что Г.Н. Михайловский делал записки для себя, специально для печати их не готовил…

В мидовский архив записки Михайловского попали в 1946 г. По всей очевидности, они были переданы в Москву из так называемого русского Пражского архива, история которого ещё ждёт своих исследователей. С тех пор — с 1946 г. — записки лежали в архиве МИД на Большой Серпуховской улице, к ним так никто и не притронулся.

Родился Георгий Николаевич в 1890 г. Его отец, потомственный дворянин, был, кроме всего прочего, крестником императора Николая I; мать, Надежда Валерьевна, урождённая Чарыкова, — дочь минского губернатора. Г.Н. Михайловский состоял в родстве с Н.В. Чарыковым, товарищем министра иностранных дел и российским послом в Константинополе, а также с посланником в Вашингтоне Ю.П. Бахметевым и другими влиятельными лицами.

В 1911 г. Михайловский с отличием оканчивает юридический факультет Петербургского университета. Его оставляют на кафедре международного права «для подготовления к профессорскому званию», а затем командируют за границу для научной работы. По возвращении в 1914 г. в Россию он был приглашён на службу в Министерство иностранных дел. Незаурядные способности и глубокие профессиональные знания юриста-международника дали Михайловскому возможность исключительно быстро продвинуться по служебной лестнице. За год с небольшим он занял в министерстве весьма высокое положение. Будучи принятым на должность секретаря по юрисконсультской части, он вскоре становится помощником начальника этого подразделения, а затем и начальником Международно-правового отдела, одновременно исполняет обязанности юрисконсульта министерства и члена Высшего призового суда.

Обстоятельства сложились так, что с самого начала работы в МИД Михайловскому пришлось заниматься широким кругом вопросов, связанных как с международно-правовыми, так и внутригосударственными юридическими проблемами, участвовать в работе различных межведомственных комиссий, готовить материалы для Совета министров и других российских государственных учреждений, а зачастую непосредственно для министра иностранных дел и его ближайших помощников.

Такое положение позволило молодому дипломату непосредственно наблюдать за основными государственными мероприятиями, проводившимися последними царскими министрами, а затем и деятелями Временного правительства. Позднее, в годы гражданской войны, ему довелось встречаться со многими государственными и политическими деятелями: российскими — белыми и красными — и зарубежными.

«Записки» ценны и тем, что в них много места отведено деятельности российского Министерства иностранных дел как в царский период, так и в период Временного правительства и при белогвардейских правительствах Деникина и Врангеля. Здесь содержится много фактов и сведений о структуре министерства, функциях его отдельных подразделений, персональном составе, об организации работы центрального аппарата и взаимоотношениях с верховной властью, о технике подготовки и осуществления различных внешнеполитических акций, об истории составления ряда хорошо известных политико-дипломатических документов.

Приехав во Францию после врангелевской эвакуации, Г.Н. Михайловский официально уходит с дипломатической службы, решительно отвергнув предложенное ему обеспеченное существование под крышей русского посольства в Париже; он отказался участвовать в том, что называл «загробной жизнью дипломатического ведомства».

В 1921 г. след Г.Н. Михайловского теряется, сведений о его дальнейшей судьбе, к сожалению, пока найти не удалось.

Рукопись, состоящая из трёх частей, названия которых говорят сами за себя — «Три года дипломатической службы при царском правительстве (август 1914 г. — февраль 1917 г.)», «Дипломатическая служба при Временном правительстве (март — октябрь 1917 г.)», «Дипломатическое ведомство и белое движение (октябрь 1917 г. — ноябрь 1920 г.)», — воспроизводится впервые в предлагаемой вниманию читателя книге полностью, без каких-либо изъятий и сокращений. Издательство лишь сделало краткие подзаголовки на полях, позволяющие лучше ориентироваться в богатом материале, собранном в этих «Записках».

Можно надеяться, что труд Георгия Николаевича Михайловского поможет современному читателю в постижении сути нашей трагической и героической истории, вызовет у него глубокие размышления о судьбах великой России.

В. Филатов, Чрезвычайный и Полномочный Посол

Заметки на полях рукописи, найденной в архиве…

Ещё два-три года назад, даже в перестроечное время, трудно было рассчитывать на то, что, наткнувшись в архивах на эти «Записки» очевидца и участника роковых для России событий конца второго десятилетия нашего века, их можно будет издать целиком, без купюр и многословных разъяснений. И не потому только, что составлены они в явно антибольшевистском, антисоветском, как принято было ещё совсем недавно выражаться, духе. И не потому, что автор «Записок» закончил свою дипломатическую карьеру в администрации белого движения.

Вся сложность и, пожалуй, даже деликатность положения состояла в том, что и в строках и между строк воспоминаний Г.Н. Михайловского слишком много горькой, какой-то оголённой, колючей, неуютной правды. Причём правды не столько о характере и механизме политической и общественной жизни России в годы и месяцы первой мировой войны и двух революций, приведших к братоубийству, сколько о людях — государственных деятелях, политиках, чиновниках, офицерах, литераторах — словом, о российских интеллигентах, тех самых людях, чья сила и бессилие, чьи взгляды, позиции и предрассудки, иллюзии и надежды, недальновидность и недостаточная политическая культура, нетерпимость и нетерпение, утопизм и равнодушное, отвлечённое «народопоклонство», фанатизм и циничный скепсис в совокупности своей тоже толкали и подтолкнули Россию и её народ к социальной и национальной катастрофе. Тема непростая, непривычная, немодная.

Не стоит обманываться скромно-рутинным заглавием этой книги. «Записки» Г.Н. Михайловского — более чем просто «воспоминания из прошлого». Шесть с лишним лет — с августа 1914-го по декабрь 1920-го — их автор прослужил в российском дипломатическом ведомстве: сначала при Николае II, затем, с февраля по октябрь 1917-го, в МИД Временного правительства и, наконец, в администрации Деникина и Врангеля.

Молодого человека, двадцати четырёх лет от роду, выпускника Петербургского университета, собирающегося посвятить себя исследованию проблем и практики морского права, весть о начале первой мировой войны застаёт в Париже. Через Лондон он возвращается в российскую столицу и по стечению обстоятельств попадает служить на Дворцовую площадь — там в непосредственном соседстве с Генеральным штабом располагалось российское Министерство иностранных дел. Это — завязка «Записок», развязка же наступает спустя шесть лет, тоже в Париже, куда тридцатилетний, но беспощадно потрёпанный и умудрённый жизнью, во многом разочаровавшийся чиновник добирается после врангелевского «исхода» из Крыма. Таковы хронологические рамки этой книги — шесть лет, в которые вместилась целая эпоха.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.