Мисс несчастный случай

Луганцева Татьяна Игоревна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мисс несчастный случай (Луганцева Татьяна)

Глава 1

Все-таки люди бывают странными в своих мечтах, ожиданиях, а зачастую и поступках. Например, в ожидании ребенка некоторые мамаши, поглаживая живот, обращаются к малышу «Леночка» или «Вовочка», абсолютно не зная, какого пола ребенок у них родится. По большому счету это иногда просто опасно. Ученые давно доказали, что малыш уже в чреве матери чувствует ее мысли – желанный он или нет, читает все ее переживания. И в будущем это может повлиять на него.

Ирина Николаевна и Борис Борисович Малоярцевы мечтали только о сыне. Может быть, потому, что оба привыкли к дисциплине, к преодолению себя, к тренировкам тела и духа и обладали сильными, энергичными характерами. Борис Борисович был военным, вышел в отставку в ранге подполковника, а Ирина Николаевна была профессиональной спортсменкой, дослужилась до мастера спорта по пятиборью. В семнадцать лет подающую большие надежды Ирину позвали в сборную Советского Союза, но почти в это же время Ира познакомилась с курсантом военного училища Борисом Малоярцевым, и ей пришлось выбирать. Будущему военному была нужна верная подруга, а не мифическая спортсменка, которая вечно разъезжает по соревнованиям и сборам, а муж наблюдает за ней по телевизору. И Ира, махнув на спортивную карьеру рукой, выбрала любовь, своего Бореньку. А дальше частые переезды из города в город, бытовые проблемы, отсутствие собственного жилья и другие тяготы и лишения – все они прошли вместе. Борис зарабатывал повышение по службе, меняя звездочки на погонах, но и Ира тоже не сидела без дела. Она занималась хозяйством и как могла создавала мужу домашний уют, а если была возможность работать, то не отказывалась и от этого. Она работала учительницей физкультуры в школе, вела спортивные секции у детей дошколят и кружок здоровья для лиц пожилого возраста – впрочем, это было ей близко, но не гнушалась Ирина и работать санитаркой при медчасти или посудомойкой на кухне. В общем, жили Малоярцевы дружно и вполне мирно. Не хватало в этой семье только ребенка, и как Ирина с Борисом над этим ни бились, ничего у них не получалось.

– Ерунда какая-то… Я здоров как бык, ты, вообще, спортсменка. Человек, ведущий здоровый образ жизни! У всех женатых друзей уже дети, а у меня все еще нет сына! – сокрушался Борис.

– Ты меня в чем-то обвиняешь? – сразу же насторожилась, как все женщины, Ирина.

– Нет, конечно, но…

– Что «но»? Ты думаешь, я ребенка не хочу?! Да с моей энергией меня на троих детей хватило бы! Почему такое недоверие? – спрашивала она уже со слезами на глазах.

– Нет, что ты, дорогая! Я тебя люблю! Я просто беспокоюсь, – ретировался Борис.

– Я таскаюсь с тобой по таким местам, где иногда и туалет на улице.

– Не утрируй, Ирочка!

– Я не утрирую! Я говорю о том, что поблизости нет не то чтобы хорошей больницы, а даже вшивого медпункта! Как я тебе обследуюсь на бесплодие?!

– Не нервничай! Мы все равно будем вместе, и ты родишь мне сына! – успокаивал жену Борис.

Конечно, когда через три года Ириине удалось забеременеть, их радости не было предела.

– Скоро у нас появится сын! Я с ним буду играть в футбол! Я с ним пойду на рыбалку! – буквально зомбировал жену Борис.

Были куплены синие ползунки, синяя коляска… И когда родилась девочка, оба родителя опешили.

– Дочь?! Шутишь? Как дочь? Что же нам делать?.. – растерялся Борис.

И еще много-много лет Малоярцевы не могли оправиться от такого «подвоха» судьбы.

Девочку назвали Елизаветой, Лизой.

– Мы с тобой тяжело жили, пусть хоть ей повезет и наша дочь поживет как в раю. А царское имя ей в этом поможет, – решила Ирина Николаевна.

Но воспитывали они свою дочь такой, какими были сами. Без баловства и женских капризов, в строгости и железной дисциплине. Борис играл с дочерью в футбол и ходил с ней не только на рыбалку, но и на охоту. А мать взялась за ее спортивное воспитание. Почему-то Ирина решила, что Елизавете это необходимо. Посещать спортивные школы у Лизы не было возможности, да это было и ни к чему, когда родная мать – мастер спорта. Тренировки проходили каждый день утром и вечером, и ничто не могло их отменить. Ни дождь, ни снег, ни жара, ни лютые морозы. Елизавета бегала по нескольку километров, плавала, скакала на лошадях, стреляла по договоренности с командирами частей из боевого оружия… Ну и, конечно, училась, ведь школу никто не отменял.

«Знание – это сила!» – не уставал повторять отец, и дочь его не разочаровывала. Несмотря на частую смену школ, каждый раз Лиза доказывала, что она – лучшая. Чего ей это стоило, знала только она сама и ее подушка…

Маленькая девочка словно не отдавала себе отчета, что завоевывает свое «место под солнцем», место в сердце родителей, она будто извинялась перед ними за то, что родилась не долгожданным сыном. Впрочем, супруги Малоярцевы были настолько зациклены на своей мечте о сыне, что даже не скрывали от Лизы, что хотели мальчика. Хотя она должна была стать последним человеком, кому следовало об этом знать. Не удивительно, что Лиза выросла жесткой, нетерпимой к людским слабостям и заточенной на свое дальнейшее самосовершенствование.

Такой характер совершенно не вязался с ее весьма женственной внешностью. Лиза была чуть ниже среднего роста, с длинными темно-каштановыми волосами и нежной, почти фарфоровой кожей. Глядя на ее милое личико с аккуратным носиком и светлыми глазами в обрамлении длинных черных ресниц, никто бы и не подумал, что эта девушка способна за себя серьезно постоять.

Когда Лизе исполнилось шестнадцать и она перешла в десятый класс, отец вышел на пенсию и семье дали квартиру в Москве. То, что даже выпускной класс она закончит так скомканно, Елизавету не беспокоило. Она к этому привыкла. Не волновало ее и то, что ей придется учиться в «мажорной» школе, в которой она никогда не станет своей. Ведь под хрупкой оболочкой скрывался железный, волевой характер. Но когда она увидела мать, которая не могла найти в себе силы, чтобы войти в новую квартиру, Лиза разрыдалась. Ирина Николаевна всегда была такая сильная, а тут растерялась и стала напоминать маленькую девочку. Когда она ощупывала каждую стену, каждый угол, каждый выключатель, ее руки тряслись.

– Наша… Наша квартира, Боря! Дочь! Как долго мы к этому шли! Двадцать лет!

Тогда Лиза поняла, что, даже если ей не понравится жить в Москве, она уже никогда отсюда не уедет, потому что не сможет лишить маму такой радости и счастья. Ирина Николаевна наконец-то обрела покой и свой постоянный дом. И Лиза сделала все, чтобы полюбить столицу и пробиться в ней, потому что, как известно, слезам Москва не верила.

Елизавета поступила в юридический институт и закончила его с красным дипломом. Параллельно с учебой сдала все нормативы в школе олимпийского резерва и защитила степень мастера спорта по многоборью, как и мама. В сборную ее, конечно, не пригласили, но предложили стать тренером в детском спортивном клубе. Лиза отказалась, так как учеба в институте отнимала много времени. Она была весьма активной девушкой с разносторонними интересами – ходила в бассейн, занималась экстремальным вождением и даже совершила несколько прыжков с парашютом.

Когда Елизавета училась на третьем курсе, случилось несчастье – внезапно от сердечного приступа скончался отец. Словно не смог жить тихой, размеренной жизнью пенсионера. Он все время ворчал, был недоволен. Ирина Николаевна ругалась и все думала, что муж успокоится. А он, видимо, тяжело переживал свою отставку и даже никому не жаловался, что у него болит сердце и скачет давление. Так и ушел… Конечно, Ирина Николаевна сразу же сдала, как-то потерялась. Лиза частенько заставала ее плачущей. Да еще обострились хронические заболевания, которые она заработала, скитаясь с мужем по гарнизонам. Елизавета тяжело переживала потерю отца, но она понимала, что должна взять себя в руки и позаботиться о матери, ведь теперь Лиза фактически стала главой семьи.

Наступили лихие девяностые, и специалисты с красным дипломом оказались никому не нужны. А жить-то на что-то было нужно. И Лиза стала ездить в Польшу за вещами и торговать ими на рынке. Только спартанское воспитание помогло ей тогда существовать. Натренированная спина с каркасом из мышц не сломалась под тяжестью огромных сумок, которые то пропадали, то рвались, и она теряла товар и оставалась еще всем должна денег… Эти клетчатые сумки снились ей потом несколько лет.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.