Правило двух. С исключениями

Захарова Наталья Анатольевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог.

Посвящается всем достойным продолжателям дела Штирлица, берегущим просторы нашей Родины.

Наши дни.

Виктор неторопливо собирался. Спешить ему было некуда, да и незачем. К тому же, торопить его было некому: подчиненные (уже бывшие) на такую глупость не отважатся, а начальники, все, как один, в курсе ситуации.

Убрав рабочее место, Виктор принялся складывать документы в сейф. Заперев дверцу, он открыл шкаф и достал пальто, шарф и перчатки. Одевшись, мужчина оглядел себя в зеркале, щелчком пальцев сбросил с плеча приставшую пушинку и медленно, с чувством собственного достоинства, направился к выходу.

Пора домой.

Пожилой мужчина, лет пятидесяти на вид (хотя был старше), элегантно, строго одетый, неторопливо шел по коридору, стуча тростью. С ним вежливо прощались, он кивал в ответ и отвечал, а на душе было грустно. Сегодня был последний рабочий день в этом кабинете.

Отставка...

Виктор Александрович неторопливо прошел к лифту, нажал на кнопку, но сделал это машинально. Как ни крути, а он практически всю свою жизнь посвятил разведке, причем, задолго до того, как получил заветную корочку.

Виктор родился в семье офицера госбезопасности, и это не могло не наложить на него свой отпечаток. Подписок на отце было больше, чем блох на бродячей собаке, он постоянно разъезжал, причем, чаще всего с семьей, это не так подозрительно.

Детство маленького Вити прошло в бесконечных поездках за рубежом, а если учитывать железный занавес и советскую паранойю... мальчик мечтал, что когда он вырастет, он тоже пойдет служить на благо родины, вот только немного не сложилось.

Слабое здоровье, которое лечили и поправляли везде, где только можно (и нельзя) не оставляло надежд на активную беготню за шпионами, и бравое размахивание оружием. Казалось, это поставит крест на его не успевшей начаться карьере, но не тут то было!

Парнишка оказался великолепным аналитиком. Острый ум, наблюдательность, великолепная память и развитая интуиция с лихвой компенсировали телесную немощность. Что с того, что он не может ударом руки разбить кирпич, а боевое самбо остается несбыточной мечтой?

У него есть разум, и Виктор быстро вошел в привилегированную касту УМНЫХ людей, даже не закончив школу. Разъезды продолжались, отец гордился, мать не могла нарадоваться... а в 1977 году произошло то, что полностью перевернуло мировоззрение тогда тринадцатилетнего школьника.

Лукас выпустил первый фильм посвященный "Звездным войнам".

Семья тогда как раз была в Америке, изображая итальянских туристов и, естественно, они не смогли пройти мимо кинотеатра.

Виктор был в шоке. Логичный ум был потрясен нелогичностью вселенной и мощью Силы.

Особенно Темной ее стороны.

История просто потрясла Виктора. Он был очень умным мальчиком, с не по годам развитым умом, видел и знал он также гораздо больше того, что позволялось простым смертным. Работа отца, с которой быстро стерлась позолота красивых лозунгов, прекрасно показывала неприглядную изнанку жизни и лубочных картинок, изображающих советскую реальность.

Мальчик прекрасно понял подоплеку разворачивающейся на экране истории, которую не мог скрыть даже фантастический антураж.

Невзирая на обрывки информации, предоставленные в фильме, Виктор нутром чуял, что не все так просто. Джедаи, ситхи... знакомая до дрожи действительность в новой обертке. Наглое и неприкрытое манипулирование, откровенная наивность главного героя, странные намеки, отсылающие к туманному прошлому и непонятному будущему.

Виктор нстолько впечатлился, что тут же принялся искать дополнительные материалы. Вышедшие на волне грандиозного успеха комиксы и книги только подлили масла в разгорающийся костер зародившегося интереса, раскрывая понемногу суть интриги и знакомя с персонажами, которых не было в фильме, но про которых упоминали, например, с императором.

Также, давалась более развернутая история Ордена джедаев, и чем больше мальчик про них узнавал, тем больше они ему нравились. Джедаи, Рыцари... исполнительные пешки, которых используют настоящие игроки, аналогии с реальной жизнью прослеживались невооруженным взглядом. А вот ситхи... это был взрыв мозга и полное потрясение.

Вертеть всеми, не вставая с кресла... Император молниеносно стал кумиром Виктора, обретя в его лице верного последователя и продолжателя дела ситхизма.

Вот это ВЛАСТЬ! Это СИЛА! Вот к чему надо стремиться!

Обдумав все увиденное и прочитанное, Виктор поставил себе цель: физическое развитие, умственное развитие и... изучение того, что он, как правоверный советский гражданин до этого совершенно не воспринимал - метафизика.

Первые два пункта исполнить было легко: среди знакомых отца нашелся мастер Айкидо, которое прекрасно подходило для слабого мальчика, ум тренировался книгами, головоломками и прочим... а вот с третьим пунктом было сложнее. Но и его тоже можно было воплотить.

Как оказалось, проблема экстрасенсорики давно и плотно была окучена Органами. Связи отца помогли прояснить положение дел, нашлись должники, предоставившие специалистов и информацию... и понеслась.

Темный лорд Ситхов Виктор встал на путь своего самосовершенствования.

Шли годы. Каждый выходящий на экраны фильм добавлял дров в костер жажды силы, карьера шла на ура, здоровье удалось немного поправить, а в руках Виктора теперь постоянно находилась одна интересная вещь.

Политические потрясения обошли его стороной, ведь такие специалисты нужны всем, не хватало только одного.

Семьи.

Невозможность иметь детей поставила на нем клеймо холостяка, единственной отдушиной стали дети двоюродной сестры, обожающие своего дядю, который сходил с ума от "Звездных войн". С течением времени появился у детишек и новый кумир, впрочем, в этой истории ум Виктора обнаружил крайне много параллелей с милыми сердцу "Войнами".

Повальное увлечение Поттером не обошло и его стороной: читал Виктор с выражением, а дети так просили... Сами книги заставили его рассмеяться: неприкрытое манипулирование, присыпанное облупившейся позолотой Общего блага, вызвали брезгливое хмыканье и восхищение всеобщим идиотизмом, взвалившим на ребенка то, что должны делать властные структуры.

Дети подросли, научившись читать между строк, у них появились новые увлечения, а Виктор все так же шел по пути Ситха. Единственное, о чем он иногда жалел, это что у него нет своего сына и того, кого он мог бы с полным правом назвать Учеником.

Были просто ученики, но того, единственного, в которого он смог бы вложить все свои знания и устремления, не было...

Погруженный в размышления мужчина вышел из здания, сел в машину и поехал домой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.