Повесть о золотой рыбке

Герчик Михаил Наумович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Повесть о золотой рыбке (Герчик Михаил)

СУМАТРА И СУМАТРАНУСЫ

(Вместо предисловия)

По ночам, когда на земле гаснут огни, а в небе зажигаются звезды, когда даже самые отчаянные зубрилы, зевая, откладывают учебники и полусонные бредут к своим постелям, в города и поселки, в деревни и горные аулы приходят сны. Разные. Не похожие друг на друга, как люди.

Бесшумно пробираются сны в дома и залезают под ребячьи подушки. И тогда мечтателям и фантазерам снятся космические ракеты и тугие паруса бригантин, взмывающих на крутой волне; двоечникам — обыкновенные шпаргалки и необыкновенные электронные машины, которые, словно семечки, щелкают самые трудные задачи... А может, наоборот? Может, как раз мечтателям, не успевшим подготовиться к урокам, снятся спасительные шпаргалки? Попробуй загляни в чужие сны...

А что, если попробовать?!

Вот Юрка Бариканов. Разметался на постели, колечки волос ко лбу прилипли, бормочет что-то...

Что тебе снится, Юрка? Может, облаченный в подводный скафандр, ты сражаешься с морскими чудовищами, приплывшими в твой сон из книг Жюля Верна? Или летишь на лыжах с Чижевского трамплина, откуда не отважится скатиться ни один мальчишка из 7 «Б»? Или, холодея от волнения, готовишься нажать на стартовую кнопку звездолета, который унесет тебя с товарищами к бесконечно далеким мирам?..

Тихо в небольшой квартире на Кленовой улице, только старенький будильник старательно и неутомимо отсчитывает секунды, приближая рассвет. А мальчишке снится далекий и таинственный остров Суматра.

Кажется, ну какое Юрке дело до неведомого острова, что лежит где-то на самом краю земли?! Ведь только глянешь на карту, где толстой зеленой рыбиной с желтовато-коричневым брюхом дремлет на беспредельной сини Индийского океана эта самая Суматра, да прикинешь на глазок, сколько до нее километров,— страшно становится. Hа Луну, наверно, легче попасть, чем туда.

В самом деле, много ли найдется в Белоруссии людей которые могут похвастаться, что побывали на острова) Малайского архипелага? Разве что какой-нибудь «морской волк», бросивший под старость якорь в родных сухопутных местах! А о мальчишках и говорить нечего: в таких дальних краях они пока могут очутиться только во сне.

Во сне — это просто! Юрка, например, едва смежил глаза — и вот он уже на Суматре. Глухо шумят под влажньм ветром непроходимые джунгли: ни человек, ни зверь не продерется сквозь чащобу. На ветвях деревьев покачиваются павлины, их длинные хвосты похожи на радужные веера. Бредут друг за другом на водопой слоны. Осторожно шуршат в высокой — с головой спрячешься! — траве, выискивая добычу, очковые змеи. А с гнилых болот поднимается ядовитый туман. Цепляясь за веера королевских пальм, за шары-кроны камфорных деревьев, туман стелется над полноводной рекой Муси, и даже яркие солнечные лучи не силах его разогнать.

Река Муси начинается высоко в горах, где-то возле вулкана Керанчи, и, перерезая всю Суматру, несет в океан cвoи желтоватые от ила воды. В тихих заводях этой реки живут удивительные рыбки — барбусы. Сплюснутые с боков, с крупной розовато-золотистой чешуей, с четырьмя широкими угольно-черными полосками, вишнево-красными плавничками и тоненькими нитями-усами, барбусы похожи на осколки радуги, омытой теплым летним дождем.

Бесшумно, словно в космической невесомости, стайками скользят рыбки меж подводных стеблей, отыскивая корм. Почуяв опасность, они молнией взлетают к поверхности воды и замирают среди водорослей. В тени, отбрасываемой прибрежными мангровыми зарослями, черные полоски и красные плавнички барбусов сливаются с цветом травы, и никакой хищной рыбе их уже не заметить.

Но вот опасность миновала, и барбусы снова весело резвятся в воде, стремительные и неуловимые, как солнечный луч, или, заплыв в затененные места, часами стоят неподвижно, словно хотят рассмотреть что-то на дне сквозь толщу воды.

Вот из-за этих-то рыбок, которых называют не просто барбусами, а барбусами суматранусами, потому что на воле они водятся только на Суматре, и снится по ночам Юрке Бариканову далекий остров Малайского архипелага.

Ах, как мечтал Юрка не во сне, а наяву вдруг оказаться у тихой заводи на реке Муси, где живут барбусы суматранусы! Будьте уверены, уж он нашел бы способ поймать солнечный луч, он не вернулся бы домой с пустыми руками!

И до того отчетливо видится Юрке, как он ловит барбусов, что его просто в жар бросает.

Вот он притаился с аквалангом за большим черным камнем, обросшим бородатым зеленым мхом. Сквозь призрачное стекло маски Юрка видит, как совсем рядом — протяни руку, и можно схватить! — проплывает стайка рыбок. Как пронзительно горят черные полоски на их боках, каким зеленоватым металлическим блеском отливают чешуйки. Будто полыхающий закат залил огнем барбусов, и красивее их нет сейчас рыбок во всех реках и океанах мира.

Рыбки приближаются к Юрке и даже не замечают тончайшей, как паутинка, капроновой сети, которую он раскинул у них на пути. Еще мгновение — и Юрка затянет сеть, а потом осторожно пересадит барбусов в большие широкие бидоны — канны, где они будут жить, пока стремительный ТУ-114 не перенесет удачливого рыболова домой.

И тогда настанет час Юркиного торжества. Рано утром он пересадит штук двадцать — тридцать барбусов суматранусов в две стеклянные банки и понесет на рынок. Он понесет своих рыбок, и жаркое солнце будет дробиться и плавиться на круглых боках банок, а барбусы будут сверкать под его лучами. Все мальчишки в городе будут глядеть в них с завистью и восхищением, и Юрка сделает вид, что не замечает их жадных, изумленных взглядов.

Окруженный нетерпеливой толпой, он придет на рынок, отыщет взглядом Сашку Короля и дядю Васю и станет рядом с ними. И Сашка ахнет, вытаращит глаза и облизнет губы, а дядя Вася посереет от зависти. И Юрка насмешливо посмотрит на них — надо же насладиться своим торжеством! — а затем, набрав побольше воздуха, как перед прыжком в воду, громко, на весь рынок, закричит:

— Кому нужны барбусы, барбусы суматранусы?! Прекрасные барбусы, только вчера выловленные в реке Муса на далеком острове Суматра!

И вокруг него закипит людской водоворот, и все будут наперебой спрашивать, как он попал на Суматру и почем барбусы, и совать ему помятые рубли, а дядя Вася посмотрит на Сашку, и они оба удовлетворенно улыбнутся — совсем не этого они ждали и боялись. «Молодец! — будут говорить их взгляды.— Выходит, не зря мы тебя, дурака, уму-разуму учили. А доходом ты с нами поделишься, на этот счет мы спокойны, с нами все делятся, кто начинает рыбками торговать».

И тогда Юрка ошарашит их ликующим возгласом: — А нипочем барбусы! Просто так, бесплатно! Да вы не толкайтесь, кому не хватит, пойдем ко мне, дома дам. У меня их штук пятьсот еще дома, сроду у нас таких барбусов не было! Вот тут-то и расколется земля под ногами у дяди Васи и Сашки и провалятся они ко всем чертям, потому что никак им не перенести, чтобы кто-то за здорово живешь роздал рыбок, за которых сами они содрали бы по полтора рубля за штучку. Пятьсот рыбок по полтора рубля — ой сколько денег, даже считать не хочется! Да и к чему это Юрке — считать! Он просто возьмет маленький сачок и начнет вылавливать рыбок с вишнево-красными плавничками и осторожно выдувать их в подставленные банки и баночки водой. И в первую очередь самыми лучшими барбусами он, конечно, наделит мальчишек, которые, как и сам Юрка когда-то, каждое воскресенье отдают дяде Васе и Сашке Королю до копеечки все деньги, что удается выпросить у мамы и сэкономить на завтраках, на кино и трамвае. Больше мальчишки не понесут дяде Васе и Сашке рубли и полтинники, потому что Юрка даст им здоровых, крепких рыб и научит выводить мальков. А потом этих мальков можно будет обменять на любых других рыбок. Потому что как ни красивы барбусы суматранусы, а в настоящем аквариуме должны быть и неоновые рыбки, и скалярии, и тетрагоноптерус, которых продают Сашка, дядя Вася да еще Анна Михайловна.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.