Запоздавшее свидание

Третьякова Наталья Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Запоздавшее свидание (Третьякова Наталья)

ЗАПОЗДАВШЕЕ СВИДАНИЕ.

ОН – человек немолодой. Состоявшийся, как говорит о таких молва, крепко стоящий на ногах, занимающийся своим любимым делом, которое приносит не только моральное удовлетворение, но и прибыль в русских рублях. Крепкая семья, трое детей, которых он уже выпустил в свет.

ОНА – дама в годах, в самом что ни на есть ягодном периоде, моложавая, подтянутая, но с грустинкой в глазах, так как жизнь у нее легкой не была, но, слава Богу, вырастила двоих детей, одного выучила на специалиста, младший же был отрадой, ее звездочкой. Учился хорошо и был ласковым ребенком.

Сидят эти двое за столиком маленького уютного кафе и нежатся взглядами, а сами недоумевают, почему так затянулся шаг навстречу друг к другу. Может, и не нужна была эта встреча? Каждый живет своей устоявшейся жизнью, не обременяя себя лишними эмоциями. Но . . . все же, почему незримая нить, протянутая от сердца к сердцу, трепещет, звучит и не отпускает состояние первой влюбленности, как в далекой, уже позабытой юности. Два взрослых человека, а страдают такой шальной глупостью – придумали себе ЛЮБОВЬ и, вопреки здравому смыслу, хотят прожить этот день на пределе возможности, как будто завтра не будет уже ничего и как будто это – последний шанс, который упустить невозможно, иначе потом будешь сожалеть об этом всю жизнь. Так просто - ПРОСТО погреться в лучах сердечных волн и тепла. Им многого не надо, только тонуть в голубых глазах друг друга, в полуулыбках, в полуприкосновениях. Руки, ах, дрожат, в горле свербит от трудно скрываемого волнения. Так много хочется сказать друг другу, так о многом поговорить, ведь за последние два года так много произошло событий. Нет, они не любовники, нельзя их назвать и друзьями: редкие поздравления с праздниками, еще более редкие звонки:

- Привет, как живешь?

- Спасибо, все хорошо.

- Как семья? Как дети?

- Прекрасно. Как у тебя?

- Чудесно.

Но и эти редкие звонки наполняют грудь трепетом, потому что стоит между ними преграда: возможного и невозможного. Он – женат, она – год как разведена, они люди старой закалки, которые тысячу раз подумают о моральной стороне греха. Но . . . почему же их так влечет друг к другу, вопреки логике, здравому смыслу и устоям? Наверное, это известно только одному Господу Богу. Почему в буднях серых однообразных дней столкнулись два одиночества, две страдающие души, и теперь не могут, не хотят отпустить друг друга? Странно. Не понятно.

Они сидят в маленьком зале кафе. Одни. И хорошо, что больше нет посетителей. И даже бармен тактично убрался из поля зрения. Ощущение, что эти стены только для них. Тепло горячего чая не только согревает холодные руки, но и растворяет внутреннюю дрожь от волнения, что они встретились, видят друг друга и говорят: губами, глазами, нежными касаниями, от которых волнами бежит нега по телу и не находит выхода. Свивается в спирали, бродит, будоражит. Кровь кипит. Но . . . правила приличия не позволяют сделать последний, крайний шаг навстречу друг другу.

«Как ты красива и молода! Какое счастье, что я вижу тебя!» - говорит его взгляд, лучистый, светлый. А ей кажется, что у такого, в миру сурового человека, бизнесмена, просто априори не может быть этих добрых глаз, ласковой блуждающей улыбки, так как он привык руководить людьми, которые слушаются его с полуслова, выполняют любые требования начальника, иногда дрожат, боясь опростоволоситься.

Ее же взгляд другой: испуганный, говорящий, что она растеряна, обескуражена, но . . . ОЧЕНЬ, даже слишком рада видеть его, как будто и не было этих двух лет, прожитых вдали друг от друга.

И магнетизм двух душ невозможно преодолеть, радость сердца не остановить, притяжение нельзя разорвать. А надо. . . Или не нужно насиловать природу и просто броситься в объятия друг к другу, чтобы замереть на вечность, чтобы слиться в едином дыхании, чтобы просто позволить друг друга любить? Любить! Какое страшное в этом возрасте слово. Давно уже позабыты светлые чувства, свойственные юности. Заматерели. Покрылись оболочками бытия. «О какой любви может идти речь?» - спросите Вы. И окажетесь абсолютно правы. ОН – женат, ОНА – свободна, но не желает отнимать то, что не принадлежит ей по праву. Но . . . почему сердечко так сладко бьется в груди от того, что ОН на расстоянии вытянутой руки.

Вернемся в прошлое. Посмотрим, что же произошло в их жизни такое, что они теперь вынуждены умирать от бессилия и борьбы со своими моральными правилами?

ОНА расставалась с мужем, бежала от него, куда глаза глядят, потому что не было сил видеть, жить с этим человеком, который по-настоящему не был ЕЙ близок никогда. Это был ее второй брак, по расчету, как принято говорить, но расчет у нее был не материального плана, а в том, что надо было рожать детей, которых она очень любила, что единственный сын постоянно просил братика или сестричку, так как не хотел быть единственным у мамы.

- Солнышко мое! Давай, мы сначала хотя бы папу найдем, а потом и о детях подумаем.

- А где нам найти папу? – наивно спрашивал сын.

А она только пожимала плечами. Действительно, в этот непростой век, ГДЕ НАЙТИ МУЖА, ОТЦА для себя и сына? Но, коллега, давно запавший на видную сотрудницу, однажды сделал предложение руки и сердца:

- Алена Николаевна! А не согласились бы Вы стать моей женой?

Недоуменный взгляд на коллегу. Она этого человека в офисе видела редко, так как по делам фирмы не пересекались, а тут такое.

- Валерий Петрович, а с какого перепугу я должна за Вас замуж выходить?

- Алена Николаевна! Вы мне давно нравитесь. Я – человек немолодой. Женат не был. Вы – для меня идеал жены. И ребенка Вашего я буду любить, и воспитывать, как своего.

- А как же любовь, Валерий Петрович? Ведь, без нее, как известно, никуда!

- Стерпится – слюбится, Алена Николаевна. Главное в семье – уважение.

- Спасибо, я подумаю над Вашим предложением.

Я вижу, читатель смеется над этой комедией положений, но и такое тоже в жизни бывает. Да, да. В нашей жизни бывает все, и не удивляйтесь!

Она хорошо подумала. Взвесив все ЗА и ПРОТИВ, дала согласие на свадьбу.

Прожили семь лет. Не слюбилось. Не стерпелось. Жили. Родили сына. Но тепла в сердцах не было. Да, и откуда ему-то было появиться? Обыденно все. Беспросветно.

И вот ОНА решила поставить точку в таком странном браке, когда в квартире живут два разных человека. Спят в разных постелях. И выполняют супружеский долг раз в месяц, потому что и НЕ НАДО. Нет чувств, нет страсти. Есть только уважение.

ОНА просто больше не могла ТАК жить. Отправив детей на летние каникулы к бабушке, ОНА просто напросто сбежала из семьи на юг, на море, потянулась, как птица, в теплые края, где люди живут красиво, где музыка на каждом шагу, где каждый день у счастливых отдыхающих людей – праздник.

Нет, ОНА не поехала отдыхать. ОНА поехала работать. Куда-нибудь, лишь бы дальше от дома, в котором жила безысходность. И ей, квалифицированному специалисту, находящемуся на хорошем счету в процветающей компании, было плевать, где работать, лишь бы убежать. От себя. От мужа. От судьбы.

По протекции знакомых ОНА устроилась продавцом в сувенирную лавку в одном черноморском поселке. Знакомый привел ее в эти стены, познакомил с девушкой, которая собралась уезжать, и дабы скорее освободиться, бывшая реализатор товаров начала передавать ей секреты дела: улыбаться отдыхающим, разговаривать с ними и стараться убедить приобрести сувенирную продукцию.

ОНА быстро ухватила суть. И лавка ее привлекла всевозможными рамками, ракушками, поделками, посудой керамической и бокалами . Огромными восточными веерами. Зонтиками и шляпками. Магнитами, которые должны были напоминать отдыхающим о прекрасно проведенном лете. И множеством других милых безделушек, которые она брала в руки, рассматривала и осторожно ставила на полку, боясь разбить, так как все вещи ей казались хрупкими и изящными.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.