Вселенная не по размеру

Барбуца Евгения Васильевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вселенная не по размеру (Барбуца Евгения)

Моим первым воспоминанием был красный цвет. Именно алым горели глаза во тьме. Они были прекрасны в своей ненависти и алчущем голоде. Я никогда не забуду цвет крови, полыхающий в кромешной черноте. Никому не дано забыть свою смерть. Эти глаза были моей смертью.

Должны были стать ею.

Но стали — началом.

— Ина, вставай, — подбежала ко мне Мэла.

— Курсантка Аэро, подняла свою задницу и побежала! — проорал тан Муэл.

Мой ошалевший взгляд метнулся в сторону преподавателя, потом пробежался по синему лицу Мэлы, и лишь потом я удосужилась взглянуть на то, что являлось причиной собственного возлежания в пыли.

Двухметровый сорг несся прямо на нас. До этого тот же самый сорг активно долбил лобастой головой отвесную стену трассы. Додолбился, поздравляю! Я упала.

Вообще-то соргам подобное поведение не свойственно. В доисторические времена обитатели этой планеты использовали животных в качестве боевых единиц, поскольку их массивные тела, покрытые бронированными шкурами, затруднительно пробить, а три рога на морде еще и выделяют яд. Проблема в другом. Сорги в нормальном состоянии бегут по прямой, а не бросаются на стены и курсантов. Они всегда бегут только прямо!

Понимая, что взобраться на стену мы с Мэлой уже не успеваем, я сделала единственное, что пришло в голову. Дернула Мэл за руку на себя, после чего ногами подкинула ее на стену, где она рефлекторно уцепилась за крепления. Впрочем, это неудивительно: шерги всегда отличались быстротой реакции, конечно, если не упоминать о вредном характере.

Чувствуя усиливающуюся дрожь земли и видя, как сорг поднимает вокруг себя огромную тучу пыли, взрывая сухую почву лапами-колоннами, я решила рискнуть.

Кувырок, еще, еще один!

И в спину врезался поток воздуха, смешанного с песком.

Кажется, я жива.

— Отставить прохождение трассы! Открыть пятый отсек! — проорал тан Муэл. — Аэро! Тупая самка сорга!

До тана наконец дошло.

Пятый отсек — это хорошо, это загон для соргов, он как раз на пути животного. Туда зверь и побежит.

Если раньше соргов использовали как оружие в местных конфликтах, то сейчас это живые тренажеры в академии. Взять бы того умника, который такое придумал, да насадить на рога этому тренажеру. Рога, кстати, сочились ядовитой слизью. Не смертельно, конечно, но на сутки парализует. А там, глядишь, умника раздавит собственной многотонной идеей.

— Курсантка Ина Аэро, я искренне надеюсь, что ты сейчас лежишь со сломанной шей, испуская последний дух, — рычал тан Муэл.

И столько надежды звучало в его голосе, столько веры в чудо, что не могла я его разочаровать. Не могла!

В общем, промолчала, устраиваясь поудобнее на земле. Все равно в этом пылевом облаке моих ухищрений никто не увидит.

— Ина, — тихо позвали меня сверху. — Отзовись. Хуже будет.

Я бы ответила, но рот был забит пылью и песком, только и оставалось, что отплевываться и откашливаться.

— Аэро, чтоб тебя космос покарал, ты жива?! — настороженно вопрошал тан.

При всем его желании меня прибить… хоть раз… сейчас он подобной возможности не радовался. А все потому, что количество покалеченных курсантов на его занятиях превышало допустимую по уставу норму. А за это санкции применяют, между прочим. Например, зарплаты лишают… на месяц. И если вспомнить, какие тут зарплаты, то озабоченность тана моим здоровьем можно понять.

— Курсантка, слизней тебе на завтрак, подать признаки жизни!

Этого я уже стерпеть не могла. Завтрак — святое!

— Так точно, тан Муэл, — отозвалась, заметив, что пыль начала оседать.

— Зараза мелкая, покажись! — взревел уважаемый преподаватель.

Вообще-то Муэл мужик нормальный… когда спит зубами к стенке. Не старый еще вояка, вышедший в тираж после повреждения глазного нерва. Если глаза можно заменить имплантатами, то нервы медицина Союзников восстановить не способна. Нет у них подобной технологии. И делиться никто не собирается.

Тана Муэла пригласили в академию консультантом по физической подготовке, основываясь на его заслугах. Судя по всему, заслуги были весомыми, поскольку в академии преподавали лучшие из лучших.

— Курсантка Аэро! — рявкнул тан Муэл над моим ухом.

Вздрогнув, подскочила на ноги и встала по стойке «смирно», преданно глядя в единственный сохранившийся глаз тана.

Вообще со списанием данного экземпляра военные явно опоздали: правая нога, левая рука, нижняя челюсть были заменены механическими протезами. И кто его знает, что там у него с внутренностями. А ведь он человек, пусть и усовершенствованный имплантатами.

— Какого макроса ты забыла под лапами у сорга?!

И что ему на это ответить?

— Разрешите обратиться, тан Муэл? — рухнула рядом Мэла.

— Я надеюсь, у тебя имеется веская причина перебивать меня, Красное Пламя? — ядовито прошипел уважаемый преподаватель.

— Так точно, тан Муэл, — стукнула себя в грудь Мэла.

— Докладывай.

— Заткнись, — зашипела я.

— Здоровье курсантки Ины Аэро в данный момент не соответствует требованиям устава, — сдала меня соседка.

Оставшиеся без дела курсанты обступили нашу троицу неплотным кольцом.

— И какого же бракованного имплантата курсантка Аэро не сообщила мне об этом перед прохождением трассы? — ядовито вопросил тан преподаватель, глядя на меня здоровым глазом.

— Разрешите объясниться? — устало вздохнула я.

— Попробуй.

— У меня нет проблем со здоровьем.

— Аэро! — рявкнул Муэл. — В медотсек. Остальные на трассу, живо!

— Разрешите сопровождать курсантку Аэро? — вклинилась Мэла.

— Разрешаю, — махнул рукой тан Муэл.

Стукнув себя в грудь, я развернулась и зашагала в сторону жилых отсеков, не глядя на окружающих.

— Ина, — догнала меня красноволосая шерга.

— Кто тебя за язык тянул? — накинулась на нее.

— Третий раз за декаду! Третий! Ина, это ненормально, — рыкнула Мэла.

Я пыталась объяснить Мэл, что рык шерга — не самый приятный звук для нервной системы. Особенно — ночью. Особенно — когда я сплю. Но кто меня, мелкую, слушать будет?

— Это еще ни о чем не говорит, — отмахнулась, невольно поморщившись.

— Потеря сознания? — возмутилась Мэла.

На самом деле она права. Отключиться три раза за декаду — это постараться надо. И я проверюсь, обязательно проверюсь, но не в стенах академии. Не сейчас.

— Лучше тебе об этом не распространяться, — посмотрела на соседку исподлобья.

Уже не знаю, что хуже, шерг-враг или шерг-друг.

Я с ностальгией вспоминаю те времена, когда Мэла меня терпеть не могла. Казармы в академии удобствами не отличаются, так же, как и большим количеством комнат. Курсантов здесь селят по несколько тел в комнату. Так вышло, что в момент моего зачисления с Мэл, благодаря ее же усилиям, никто не жил. Только за первые полстандарта у нее три раза горели волосы, а я раза два ломала ребра. И, естественно, все это было по чистой случайности, ибо над доносчиками и ябедами в академии издевались даже преподаватели.

— Ина, куда ты? — окликнула меня соседка по несчастью. Это я про совместное проживание.

— В душ, распорядок дня еще никто не отменял.

— Ты ослушаешься приказа? — округлила глаза Мэла.

— Как и ты, — пожала я плечами.

— В отличие от тебя, я мечтаю отсюда вылететь.

Мэла — дочь главнокомандующего шергского флота. Ее отцу до макроса надоело разгребать дипломатические скандалы с участием его любвеобильной дочурки, и он недолго думая засунул ее в самое закрытое и труднодоступное заведение в галактике.

Данная академия основана Союзом Наемников, у которого врагов больше, чем желающих записаться в друзья, потому попасть сюда нереально трудно. Впрочем, сбежать вообще невозможно. А все потому, что в последнее время у сильных мира сего появилась мода воспитывать себе достойную замену.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.