Принцесса и Гоблин (др.перевод)

МакДональд Джордж

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Принцесса и Гоблин (др.перевод) (МакДональд Джордж)

Джордж Макдональд

ПРИНЦЕССА И ГОБЛИН

1. Почему появился этот рассказ о принцессе

Жила некогда одна маленькая принцесса, отец которой был королём обширной страны, полной гор и долин. Даже его дворец был выстроен на вершине одной из гор — дворец очень большой и красивый. Принцесса — а звали её Айрин — именно в этом дворце и родилась, однако из-за того, что мать её была слишком слаба после рождения принцессы, слугам пришлось сразу же перенести Айрин в отдельный большой дом, нечто среднее между замком и фермой, располагавшийся на склоне другой горы примерно на полпути от её подножия к вершине.

Принцесса была прелестным ребёнком, и к тому времени как начинается мой рассказ, ей, помнится мне, исполнилось восемь лет, и она очень быстро взрослела. Личико её было ясным и милым, а глазки на нём — словно два кусочка вечернего неба, каждое со звёздочкой, растворённой в синеве. Вы бы наверняка решили, что эти глаза и сами догадываются о своём небесном происхождении, столь часто их взгляд устремлялся кверху. Потолок её детской был голубым, с рассыпанными по нему звёздами, и настолько походил на небо, насколько это вообще возможно. Только я сомневаюсь, видела ли когда-нибудь принцесса настоящее звёздное небо — и причину тому я лучше сразу открою.

Те горы были пронизаны подземными пустотами — обширными пещерами и запутанными ходами; по некоторым из них бежали подземные воды, другие же озарялись всеми цветами радуги, стоило только посветить в них фонарём. Вряд ли бы кто догадался о существовании этих подземных пустот, не будь те горы богаты разнообразнейшими рудами, в поисках которых рудокопы понаделали там копей и глубоких шахт с разбегающимися от них в разные стороны галереями и коридорами. Углубляясь в недра гор, рудокопы частенько встречали такие естественные пещеры. Некоторые из этих пещер имели отдалённые выходы на склонах гор или в ущельях.

В этих запрятанных глубоко под землёй пещерах обитало племя странных существ, называемых то гномами, то кобольдами, то гоблинами. В стране бытовала легенда о том, что некогда они жили на поверхности земли и ничем не отличались от людей. Но по какой-то причине, относительно которой существовали различные предположения — то ли король обложил их данью, которую они посчитали слишком уж тяжёлой, то ли он навязал им какие-то обычаи, которые пришлись им не по нраву, а может просто ввёл чрезмерно суровые законы — короче говоря, в результате они всем скопом исчезли с лица земли. Однако, как гласила легенда, они нашли прибежище в подземных пещерах, откуда выходили только по ночам; они очень редко показывались кому-либо из людей на глаза, а чтобы их видели одновременно двое или трое человек — такого и не случалось. Говорили, что даже ночью гоблины собирались на открытом воздухе лишь в самых редко посещаемых и труднодоступных горных районах. Очевидцы же, то есть люди, которым удавалось хоть глазком взглянуть на кого-либо из подземных жителей, рассказывали, что за протёкшие столетия те разительно изменились; но это и не удивительно, если вспомнить, что жили они без солнечного света, в холоде и сырости подземного мрака. И выглядели они теперь не просто безобразно, но совершенно отвратительно, лицом и телосложением являя нелепую карикатуру. Самая необузданная фантазия, настаивали очевидцы, не смогла бы изобразить словом или кистью нечто более необычное с виду. Я, правда, подозреваю, что те, кто так говорил, по ошибке приняли за самих гоблинов каких-то ручных подземных животных, которые сопровождали своих хозяев во время ночных вылазок. Сами же гоблины вопреки подобным рассказам не так уж далеко ушли от людей. Но если различия в облике и не были столь велики, зато знаниями и умениями гоблины значительно превзошли своих недругов; за прошедшие столетия они научились таким вещам, о которых ни один смертный и не слыхивал. Но по мере того, как возрастала сноровка гоблинов, возрастал и производимый ими вред, ведь наибольшим удовольствием для них было придумывать разные каверзы, чтобы досадить людям, живущим над ними на открытых солнцу склонах гор. Со своими сородичами гоблины обходились вполне дружелюбно — они не сделались ещё совершенно безжалостными ради одной только жестокости ко всем и каждому, но всё-таки они испытывали столь глубокую и древнюю неприязнь к тем, кто завладел исконно принадлежащими им землями — и особенно к потомкам короля, вынудившего их на изгнание, что искали любой возможности им навредить, а уж способы порою были столь же причудливы, как и сами их изобретатели; и хоть гоблины имели вид бесформенных карликов, зато их физическая сила не уступала их лукавству. Со временем они тоже завели у себя короля и парламент, главной обязанностью которых, помимо обычных дел правления, было планирование неприятностей наземным соседям. Вот теперь-то и становится ясно, почему маленькая принцесса никогда не видела настоящего ночного неба. Её воспитатели слишком боялись гоблинов, чтобы позволить ей покидать дом вечерней порой — даже в сопровождении многочисленных слуг, — и они были совершенно правы, как мы вскорости убедимся.

2. Принцесса заблудилась

Я уже говорил, что к началу моего рассказа принцессе исполнилось восемь лет. А началось всё так.

Стоял хмурый, ненастный день. Гору окутывал густой туман, в котором то и дело зарождались дождевые капли; они стекали вниз по скатам крыши большого старого дома, а затем водяной чёлкой опадали со свесов. В этот день принцесса, конечно же, не могла и думать выйти погулять. Она сильно скучала, так сильно, что даже игрушки её уже не развлекали. Вы бы этому не поверили, если бы я потратил время и принялся перечислять её игрушки хотя бы до половины. Только всё равно ведь от этого у вас те игрушки не появятся, а это большая разница — не может же надоесть то, чего у вас пока нет. Вот было бы здорово, имей вы перед взором такую картину: принцесса сидит в своей детской с потолком как звёздное небо, а перед ней стол, весь заставленный игрушками. Однако захоти художник такое нарисовать, я посоветую ему не связываться с игрушками. Я и то даже подумать боюсь, чтобы описать их, и художнику лучше не пытаться их изобразить. Уж вы мне поверьте. Художник, конечно, умеет тысячу вещей, которых я не умею, но мне кажется, что он не смог бы нарисовать такие игрушки. Но зато сама принцесса — просто загляденье, хоть она и вправду очень несчастна: такая печально сгорбившаяся на стуле девочка, которая подпёрла голову рукой, облокоченной о колено, и она сама себе не может объяснить, чего же ей хочется, кроме как выйти во двор, совершенно вымокнуть и схватить премиленькую простуду, чтобы отправиться в постель да ещё нагоняй получить. Представили? А теперь добавьте-ка ещё и няню, которая как раз в эту минуту покидает комнату.

Няня вышла из комнаты? Хоть какое-то разнообразие! Принцесса оживляется и взглядывает вокруг себя. Затем она соскакивает со стула и выбегает в дверь, но не в ту дверь, через которую вышла няня, а в ту, за которой начинается ведущая куда-то наверх таинственная древняя лестница из точёного червями дуба, такая заброшенная, словно по ней вообще никогда не ходили. Сама-то принцесса как-то раз взбиралась по ней ступенек на шесть, и это уже достаточная причина, особенно в такой день, чтобы попытаться выяснить, что же всё-таки там наверху.

Итак, принцесса начала взбираться всё выше и выше, пока — ну и длиннющий же получился путь! — не миновала три пролёта. Тут она оказалась на лестничной площадке, от которой начинался длинный-длинный коридор. По нему принцесса и побежала. С каждой стороны коридора было полным-полно дверей. Их было так много, что принцесса ими даже не заинтересовалась, а побежала в самый конец, где свернула в другой коридор, тоже полный дверей. Когда она свернула ещё пару раз, а вокруг неё мелькали всё двери и двери, она немного испугалась. Здесь было так тихо! А за всеми этими дверями, возможно, находятся комнаты, в которых никого нет! Это же ужас! И дождь так сильно барабанит по крыше. Принцесса повернула назад и припустила в полный дух, так что эхо её лёгких шагов сливалось со стуком дождя, — она спешила к лестнице, которая вела в её безопасную детскую. Так думала принцесса, только она давно уже потерялась. Правда, из этого ещё не следует, что девочка потеряла себя, но всё-таки она потерялась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.