Город и лес у моря (сборник)

Бианки Виталий Валентинович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Город и лес у моря (сборник) (Бианки Виталий)* * *

Виталий Бианки. 1916, Петроград

Предисловие дочери

Вторую книгу нового собрания сочинений моего отца Виталия Бианки мы посвящаем написанным на материале его детства и юности рассказам и повестям, а в предисловии я расскажу о начале его творческой работы в 1920-е годы. На самом деле это третий этап его жизни, но о втором – годах Гражданской войны, которые отец провел в Поволжье, Казахстане и Южной Сибири, на Алтае, – я расскажу отдельно.

Взрослая жизнь для Виталия Бианки наступила с запозданием – отец только в 21 год закончил гимназию. Год начался трагически – в мае 1915-го умерла мама, Клара Андреевна. Летом отец, Валентин Львович, увез всех троих сыновей на Кавказ, в имение Шелковникова в районе станции Евлах. Там он с Виталием занимался птицами, Лев коллекционировал насекомых, Анатолий собирал гербарий и фотографировал. Это был конец общей жизни семьи.

Осенью Виталий поступил в университет на то же естественное отделение физико-математического факультета, что раньше его закончил старший брат Лев.

Последнее лето в Лебяжьем. Справа налево: Валентин Львович, Лев, Виталий, Зинаида Захаревич (невеста Виталия), Анатолий и Мелания Громова, горничная

Но учиться почти не пришлось. Вся обстановка того времени не способствовала получению образования, да и сам Виталий уделял ему мало внимания. Казалось, что сейчас это не главное, учиться можно будет и позже. Виталий увлекся «новыми знакомствами» (дома были уверены, что он состоит в эсерской боевой дружине) и почти не бывал дома. Совершенно неожиданным для близких стало решение Виталия жениться. «На ком же? Давно ли знакомы?» – «Недавно. На Зине Захаревич». Просьбы родных хотя бы отложить женитьбу не изменили решения. Свадьба состоялась, молодые поселились на квартире Валентина Львовича. Могу заметить, что брак этот не был ни счастливым, ни длительным, а семья и вообще считала, что отец женился по решению партии. Зина была беременна; появившийся вскоре ребенок был вовсе не от Виталия.

В начале второго курса университета, осенью 1916 года, Виталия мобилизовали – ведь давно шла Первая мировая – и как студента направили в Артиллерийское училище.

Виталий у телескопа. Лебяжье. Это не курс физики Краевича, по которому надо сдавать экзамен, – это интересно. Фотография А. В. Бианки, 1910-е годы

В начале 1917 года он был выпущен прапорщиком в 1-й батальон 1-го дивизиона 1-й Запасной тяжелой артиллерийской бригады, стоявшей в Царском Селе. Получив маленькую квартирку, он поселился там с женой и Сашенькой – служившей с 1906 года в семье его родителей молодой горничной, Александрой Ефимовной Кольцовой (подробнее о ней расскажу позже). Батарея, в которой служил Виталий Бианки, была в 1918 году переведена на Волгу. Некоторое время родные не имели от него вестей, он находился далеко от Петрограда, да и дневники того времени, если и были, не сохранились. У отца есть такая краткая запись: «Я уехал из Петрограда в начале 1918-го и отсутствовал четыре года. Побывал на Волге, на Урале, в Омске, в Томске, пересек Казахстан от Аральского моря через степи до Атбасара, Кокчетава и Петропавловска, затем долго жил в Бийске, а летом ездил в горный Алтай». В июле 1918 года у Зины и Виталия родился сын Михаил.

Записанная история началась в Бийске на Алтае. О жизни в Бийске будет рассказано в предисловии к книге «Нехожеными тропами», а о местах, где отец побывал проездом или жил какое-то время в годы Гражданской войны, ничего не известно. Он мне не рассказывал, а листочек с этой записью я нашла случайно. Годы-то какие были – Гражданская война! Тут не до дневников, да и позже вспоминать пережитое было тяжело и небезопасно.

Курсант Артиллерийского училища в увольнительной дома, в Академии наук. 1916, Петроград

* * *

В родной Петроград отец вернулся осенью 1922 года уже с новой женой Верой Николаевной (в девичестве Клюжевой) и маленькой дочерью, то есть со мною.

Я вернулся в мой город, знакомый до слез,До прожилок, до детских припухших желез…

Эти записанные отцом строки О. Э. Мандельштама, тогда еще не опубликованные, могут служить эпиграфом к дальнейшему рассказу.

Уже не было в живых Валентина Львовича. В январе 1920 года, возвращаясь из Павловска, он простудился в поезде и заболел воспалением легких. Ослабленный голодом организм не справился с болезнью. Его похоронили в Петербурге на Шуваловском кладбище, рядом с могилами старшего брата Иво Львовича, жены и скончавшихся маленькими детей, Сони и Валентина.

Валентин Львович на даче друзей Франке под Петроградом летом 1917 года. Политические иллюзии уже кончились, и он взял в руки газету, только когда сын Анатолий снимал.

Отцу моему надо было устраивать жизнь заново. Все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось из Бийска. Да и просто жить было негде – квартира Валентина Львовича считалась служебной, после его смерти пришлось ее освободить. Хорошо, что помог брат Лев – устроил Виталия за городом, в Саблино, на экскурсионной базе университета, которой тогда заведовал. Найти постоянную работу в Зоологическом музее, предложив свои знания птиц Алтая, не удалось. Заведующий орнитологическим отделением П. П. Сушкин сам занимался этой темой и не нуждался в молодом сотруднике, а тем более – сыне В. Л. Бианки. Отец перебивался случайными заработками то тут, то там, по мелочам – за статейку или рассказец в журнале. Братья помогали материально, сколько могли, но это не меняло положения. В таких условиях отец не мог и мечтать о том, чтобы вернуться к занятиям в университете. «Приходится ставить крест на своей научной карьере», – жалуется он в письме другу-зоологу.

Обстоятельства помешали отцу стать ученым. Возможно, преодолеть их не удалось еще и потому, что его все больше тянуло к другому. Весной следующего года в письме к тому же другу уже нет сожалений: «Я, брат, далек от науки. Искусство гораздо ближе мне. В скором времени выйдет моя первая книжка. Книжка для детей про птиц, про всякую лесную нечисть. Что поделаешь, брат: осознал, что всю долгую жизнь свою делал не то, к чему всегда чувствовал призвание… Люблю я птиц, люблю лес, но разве все мои „экспедиции“ и „музеи“ это наука, а не чистая поэзия?..» Интерес к биологии остался у отца на всю жизнь, но в нем слились взгляды ученого и поэта-романтика, соединились противоположности: стремление к точной, даже сухой регистрации фактов, привитое всей атмосферой родительского дома, и поэтическое видение, образное восприятие, присущее ему самому с рождения и развитое любовью к литературе.

Последняя фотография Валентина Львовича – заседание Ученого совета Зоопарка в конце 1919 года. В начале следующего года, совсем истощенный, он скончался от воспаления легких.

По возвращении определился отец и с выбором постоянного места жительства. Еще недавно он колебался между желаниями поселиться в лесной глуши или в большом городе. Всегда, до последних дней, он стремился весной из городских стен под открытое небо, к воде, лесу, траве под ногами. И все же – город, любимый Питер, стал его основным местом жительства. Тут были общение с близкими по духу людьми, издательские дела и связи, музеи, библиотеки, не говоря уже о музыке – концерты в филармонии и опера! Ведь со своим роялем в лес не переедешь. Конечно, отец мой оставался петербуржцем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.