Как отказать красивому мужчине (Оливия Джоулз, или пылкое воображение) (др. перевод)

Филдинг Хелен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как отказать красивому мужчине (Оливия Джоулз, или пылкое воображение) (др. перевод) (Филдинг Хелен)

Глава 1

Лондон

– Вся беда в том, Оливия, что у тебя слишком буйное воображение.

– Вовсе нет, – с искренним возмущением в голосе произнесла Оливия Джоулз.

Барри Уилкинсон, редактор международного отдела газеты «Sunday Times», откинулся на спинку кресла, старательно втягивая наметившийся животик, и уставился поверх полукруглых очков на изящную фигурку сидящей перед ним девушки, которая просто кипела от негодования. «К тому же считаешь себя самой умной», – добавил он про себя.

– А как насчет той самой истории про полчища гигантской саранчи с клыками, обрушившиеся на Эфиопию? Черное облако, затмившее солнце? – ехидно напомнил редактор.

– Вообще-то это случилось в Судане.

Барри издал тяжкий вздох.

– Мы послали тебя туда за счет газеты, а ты вернулась с парой кузнечиков в полиэтиленовом пакетике.

– Но облако саранчи – это не выдумка. Просто к тому времени вредители уже улетели в сторону Чада. Они там гнездятся, понимаете? И к тому же я ведь привезла вам отличную историю про животных, умирающих в зоопарке от голода, не так ли?

– Если мне не изменяет память, Оливия, речь шла об одном-единственном бородавочнике, да и тот, на мой взгляд, выглядел довольно упитанным.

– Я практически договорилась об интервью со сторонницей исламского фундаментализма и жертвой вооруженного конфликта – инвалидом без рук и ног, но тут вы отозвали меня обратно!

– Но это еще не все проколы – как насчет репортажа в прямом эфире на телеканале BSkyB по поводу рождения ребенка у Пош и Бекса? [1]

– Это была далеко не самая важная новость.

– Вот и слава богу!

– На самом деле я тогда ничего не придумала.

– Разумеется. Просто первые десять секунд ты молчала. Стояла как истукан, но зато ветер красиво развевал твои волосы, а потом вдруг возопила: «Малыш еще не появился на свет, но мы все просто сгораем от нетерпения. А теперь возвращаемся в студию».

– А я-то тут при чем? Ассистентка не подала мне сигнала, потому что в кадр все время лез какой-то тип с надписью «Дитя королевской любви» на голом пузе.

С выражением полной обреченности на лице Барри пролистал пачку пресс-релизов на столе.

– Послушай, дорогуша… – Оливию передернуло от такой фамильярности. Ну ничего, как-нибудь она тоже обратится к нему «зайчик» или «котик». Посмотрим, как он взовьется! – …У тебя неплохой слог, ты очень наблюдательна, тебе не откажешь в интуиции, а уж воображение, как я уже отметил, просто зашкаливает. В «Sunday Times» такие качества больше подходят для рубрики «Стиль жизни», а не для колонки новостей. К тому же ты ведь внештатный сотрудник.

– То есть вы имеете в виду, что мой удел – писать обо всякой ерунде и не касаться важных тем, требующих глубокого осмысления?

– Писать о стиле жизни знаменитостей тоже надо с умом, детка.

С губ Оливии сорвался смешок.

– Ушам своим не верю! Неужели это говорите вы?

Барри тоже не удержался от смеха.

– Послушай, – произнес он, выуживая из кипы бумаг пресс-релиз косметической компании. – Если тебе не сидится на месте, на следующей неделе в Майами состоится банкет с кучей знаменитостей в честь презентации… кажется, духов?.. а, нет, нового крема для лица.

– Банкет по поводу крема? Всего-то? – произнесла Оливия с явно разочарованным видом.

– Ожидаются Джей-Ло, П. Бинни и эта, как ее – а, вот – Деворе… А это еще что за птица?

– Белая рэперша, а по совместительству – модель и актриса.

– Ну вот и прекрасно. Если ты еще сможешь уболтать какой-нибудь журнал, чтобы он разделил с нами расходы, то можешь ехать и делать репортаж по поводу этого чудодейственного крема для рубрики «Стиль жизни». Как тебе такая идея?

– Ну хорошо, – с сомнением в голосе сказала Оливия. – А если я найду там интересный материал для раздела новостей, могу я этим заняться?

– Ну разумеется, дорогуша, – усмехнулся Барри.

Глава 2

Саут-бич, Майами

Холл гостиницы «Делано» выглядел как плод больной фантазии буйнопомешанного дизайнера, сдвинувшегося на «Алисе в стране чудес». Пропорции были причудливым образом искажены – все вокруг казалось либо слишком маленьким, либо слишком большим, либо какого-то дикого цвета и явно не на своем месте. Перед стойкой регистрации с потолка свешивалась люстра с абажуром трехметрового диаметра. Муслиновые занавески метров двадцать в длину колыхались на ветру у стены, утыканной миниатюрными настенными светильниками, а рядом красовался бильярдный стол, покрытый бежевым сукном, на котором в живописном беспорядке лежали шары грязно-бежевого цвета. По соседству со столом, в прозрачном пластиковом кресле, подозрительно смахивающем на унитаз, сидел темноволосый мужчина, поглощенный чтением газеты. Он поднял голову, когда в холл вплыла стройная девушка со светлыми волосами до плеч. Незнакомец опустил газету, наблюдая, как она оглядывается вокруг с легкой игривой улыбкой на губах – отражением каких-то одной ей ведомых мыслей, словно затевает какую-нибудь шалость, – а затем направляется к стойке регистрации. На ней были джинсы и легкий черный топ, а в руках – спортивная сумка из дорогой кожи песочного цвета. За собой она волочила потрепанный чемоданчик бежевого цвета с оливковыми вставками.

– Какая интересная фамилия, – произнес администратор, сидящий за стойкой регистрации. – Вы, наверное, бесценный бриллиант от Тиффани? [2]

– Ошибаетесь. Диктую по буквам: Д-Ж-О-У-Л-З. Надеюсь, вам знакома единица измерения энергии? – не без гордости произнесла девушка.

– Подумать только! А, вот – нашел, – сказал администратор. – Пошлю портье, чтобы он отнес ваш багаж в номер.

– Не стоит беспокоиться. Собственно, это вся моя поклажа.

Темноволосый человек весьма заинтересованным взглядом проводил изящную фигурку, решительным шагом направившуюся в сторону лифтов.

Оливия ошарашенным взглядом уставилась на двери лифта, видимо, сделанные из гофрированной стали. Они уже почти закрылись, когда гламурного вида портье в белоснежной футболке и шортах просунул руку межу ними и вскочил в лифт, настаивая на том, что непременно должен донести до номера скудный багаж новой гостьи.

Комната слепила своей навязчивой белизной: белый потолок, белые стены, белое покрывало на постели, белый стол, белое кресло и пуфик и в довершение всего – белая подзорная труба, направленная на окно, закрытое белыми же жалюзи. Смазливый юнец в белом поднял жалюзи, распахнул окно, и в комнату ворвались аквамариновая синева и запах бензина, сливаясь в единую симфонию Майами-Бич – словно картина, написанная в голубых и синих тонах, в массивной белой раме.

– Н-да… Прямо как в больничной палате… – пробормотала себе под нос Оливия.

– Ну, надеюсь, у нас все-таки поуютнее, мэм. Что привело вас в Майами?

Его кожа – настоящая реклама молодости – была гладкой и бархатистой, словно персик, выращенный в какой-нибудь теплице на витаминной подкормке.

– Да так, просто путешествую, – ответила она, а затем подошла к окну и принялась изучать окрестности – ряды зонтиков и шезлонгов на белом песке, пастельного цвета павильоны пляжных спасателей и нереально синее море, испещренное яхтами и скользящими по волнам фигурками серферов, а вдали, на горизонте, – цепочка больших океанских кораблей, плывущих друг за другом, как утки в тире.

– О боже, а это еще что такое?

Один из кораблей был раза в три больше остальных, словно неуклюжий пеликан, затесавшийся в стаю уток.

– А это «Океан-отель», – с гордым видом произнес портье, словно он был владельцем внушительного сооружения, и не только его, но и прекрасного города Майами, и всего океана. – Настоящий большой отель, только плавучий. А вы здесь по делу или так, развлекаться приехали?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.