Из тени в свет...

Армстронг Вера

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Из тени в свет... (Армстронг Вера)

1

Среди ночи в комнате Кена Рэнсома резко зазвонил телефон. Кен начал нащупывать его левой рукой, опрокинул лампу и чертыхнулся. Телефон снова звякнул, но рука Кена уже накрыла его. Он рывком поднял трубку и хрипло сказал:

— Алло! — Ответа не было. — Алло? — снова произнес он, раздражаясь, оттого что на другом конце провода молчали. — Кто это? Что вам нужно?

Послышался приглушенный звук, словно кто-то с трудом что-то проглотил. Затем прозвучал приятный женский голос, слегка искаженный расстоянием:

— Хм… Это Кен Рэнсом?

Кену это показалось забавным. У его сестры Джанет, кажется, не все в порядке с головой. Она подыскала ему квартиру в доме, где жило много ее излишне внимательных знакомых, по преимуществу одиноких. Когда Джанет бывала в отъезде, в его дверь в любое время дня звонили женщины-соседки. Они приносили ему пироги, пирожные, печенье, тащили какие-то кастрюльки с единственной целью: поддержать его, присмотреть за ним и так далее. Если теперь к тому же они начнут названивать ему всю ночь напролет, то дела его плохи. Джанет все-таки нужно проучить.

Кен согласился здесь поселиться, чтобы отдохнуть, поразмышлять и, если это будет возможно, немного подлечиться. Но ему мешали: приходилось постоянно открывать дверь разным посетителям, а теперь вот еще и отвечать по телефону.

— Кто его спрашивает? — осторожно поинтересовался он.

— Хм… мама, — ответила собеседница. А может, ему это только показалось.

— Мама?.. Вы не моя мама. Этого просто не может быть… Так что не стоит меня обманывать.

— Извините, — сказала она, и он услышал, что в ее голосе прозвучали насмешливые нотки. — Я вовсе не претендую на роль вашей мамы. Меня зовут Ингрид Бьернсен. Такова моя не совсем обычная манера выражаться: я стараюсь не выводить собеседника из равновесия. Мне необходимо было выждать несколько секунд, потому что у меня был занят рот.

— И что же было у вас во рту?

Его вопрос насторожил Ингрид, и она выдавила из себя:

— Яблоко. — Прямота Кена смутила Ингрид, и она начала бессвязно бормотать: — Понимаете, я не ожидала, что вы сразу мне ответите… А я люблю «гольден», и ем эти яблоки не торопясь… Мне нужно было прожевать яблоко, прежде чем ответить вам… И по правде говоря, я не была уверена, что вы вообще мне ответите… Так что не воспринимайте все это как неуважение к вам… Просто я сначала откусила яблоко, а потом уже набрала номер…

— Вы позвонили мне, — сказал Кен довольно резко, когда Ингрид остановилась перевести дыхание, — значит, все же надеялись, что я вам отвечу?..

Ингрид понимала, что попала в глупое положение. Лучше сделать вид, будто она ошиблась номером, и повесить трубку. Она так бы и поступила, не будь Кен братом Джанет. Ясно, что он не слишком обрадован столь позднему звонку, и ей, вероятно, не следовало звонить в такое время. Но так уж Джанет действовала на людей. Когда она просила что-то сделать, они это делали. В силу этого она стала незаменимым сотрудником бюро благотворительной помощи.

— Мне вообще казалось, что я буду беседовать с автоответчиком, — заметила собеседница.

— А попали на меня. Вероятно, вы очень разочарованы.

— Вовсе нет. Ведь вы — Кен Рэнсом?

— Да, это я. Чем могу быть вам полезен?

— Скорее всего, ничем. Надеюсь, ваша сестра объяснила вам, что я должна кое-что для вас сделать. Я работаю в благотворительной организации «Живые голоса» и приношу извинения за то, что не смогла вам сразу все толком объяснить. Буду рада, если вы простите меня за слишком поздний звонок. Ваша сестра сказала мне, что вы, как и я сама, относитесь к совам.

Ингрид смолкла, ожидая, что он скажет. Кен не отвечал, и Ингрид вдруг осенило.

— Вы же ничего обо мне не знаете и понятия не имеете, о чем я говорю! — сказала она. — Извините! Я сейчас как помешанная. Да и голос у меня, наверное, ненормальный.

— Нет, голос у вас ангельский. Правда, немного возбужденный, да и говорите вы загадками… Но все это нормально. Мне нравится вас слушать.

Ингрид снова издала стон.

— Извините меня за беспокойство, мистер Рэнсом. Я бы не позвонила вам, не будучи уверена, что вы этого хотите. Это… досадно, черт возьми. Обещаю вас больше не беспокоить.

— Подождите! — Кену вдруг захотелось продолжить разговор. — Значит, вы из благотворительной организации? И кому же вы помогаете?

Ему было все равно, что она ответит. На все их предложения он мог с легкостью ответить отказом. Возможно, он и согласится, но только для того, чтобы снова услышать красивый голос Ингрид Бьернсен.

— У меня есть список лиц, с которыми я держу постоянную связь.

Кен нахмурился, ощутив во лбу, между бровями, очередной приступ боли.

— Но… вы же меня совершенно не знаете. Зачем вам включать меня в список людей, с которыми вы постоянно контактируете? У вас такая привычка — звонить незнакомым людям?

— Представьте себе, да. Я хочу сказать, что для того и существует организация «Живые голоса». Мы звоним одиноким людям и беседуем с ними.

— В самом деле?

Инициатором этого звонка была его сестра, и потому женщина на другом конце провода могла быть кем угодно — и монахиней и проституткой. Среди друзей Джанет были и те и другие. И самое время выяснить, с кем же он разговаривает.

— Значит, это что-то вроде телефонного секса? — попытался уточнить он. — А что вы предпринимаете, если люди отказываются быть в этом списке? Звоните наугад, пока не попадаете на человека, который не прочь побеседовать с вами на какие-нибудь скользкие темы? Я не возражаю. Кто начнет?

Было очевидно, что Ингрид нисколько не оскорбилась. Она лишь рассмеялась, и Кен почувствовал, будто его захлестывает какая-то теплая волна. Ласкающие звуки ее голоса продолжали звучать в ушах даже после того, как она замолчала. Ощущение тепла возникло у него в нижней части живота и начало распространяться по всему телу.

— Если бы речь шла о телефонном сексе, то это бы был новый, до сих пор не применявшийся прием. Но мой звонок не случайный, и к сексу не имеет никакого отношения. Просто ваша сестра сказала, что вы будете рады время от времени с кем-нибудь побеседовать. Желательно в вечернее время.

— Моя сестра — кладезь разнообразных идей. В последние годы я убедился, что у нее всегда есть какая-то определенная цель, хотя прямо об этом она предпочитает не говорить. Полагаю, и на этот раз у нее была причина просить вас позвонить мне.

— Мне тоже так показалось.

Кен был уверен, что Ингрид произнесла последние слова сквозь стиснутые зубы.

— Джанет, — сказала Ингрид, словно та находилась рядом. — Ты мне за это ответишь.

Кена охватило странное чувство. Ему вдруг захотелось смеяться, чего с ним не случалось уже несколько месяцев.

— И я не раз говорил то же самое, — рассмеялся Кен. — Вам не кажется, что Джанет просто решила нас познакомить?

— Именно так! — недовольно проворчала Ингрид.

Кен вдруг представил ее себе в виде взъерошенного котенка и улыбнулся.

— Чего она все-таки добивается, как по-вашему? — спросил он главным образом для того, чтобы продолжить разговор. Он вовсе не шутил, сказав, что у нее ангельский голос. Он мог бы слушать его всю ночь. Голос напоминал журчание ручейка среди камней. Он снова рассмеялся. — Если, конечно, вам понятны ее планы…

Смех Кена Рэнсома был приятен Ингрид. Ей нравилось и то, как он выглядит. Перед ней на столе лежала фотография Кена размером восемь на десять сантиметров. Предусмотрительная Джанет заранее вручила ее Ингрид.

Она с трудом сделала глотательное движение. Кен в самом деле ей очень нравился.

У него были густые каштановые волосы, которые слегка прикрывали кончики ушей, чисто выбритое лицо. Энергичный квадратный подбородок хорошо сочетался с широким, гладким лбом. На фотографии Кен не улыбался — выражение лица было холодным и немного вызывающим. Но несмотря на это, чувствовалось, что ему отнюдь не чуждо чувство юмора.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.