Нам знать не дано, как слово наше отзовется

Жанр: Православие  Религия и эзотерика    2015 год   Автор: Кэн Гурд   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Нам знать не дано, как слово наше отзовется.

Введение.

Вот уж чего я никак не ожидал, так это того, что мне после публикации статьи «В шаге от помойки истории» придется писать статью апологетического содержания. Однако на одном из интернет ресурсов к статье была предъявлена претензия, которую можно выразить так: «Да как вы вообще можете всерьез относится к Библии, ведь в ней описываются такие несимпатичные, безнравственные персонажи как Лот и Авраам! Первый имел детей от собственных дочерей, второй был женат на сестре, имел детей не только от нее, но и от служанки, в общем – кошмар!»

Что ж... Такие люди в Библии действительно описаны. И даже названы праведниками. И это может удивлять тех, кто пытается судить о людях, живших в ветхозаветную пору, по меркам Нового Завета. Для того, чтобы прояснить ситуацию, нужно разобраться в вопросе, и желательно – с самого начала. Предупреждаю – ни о политике, ни о революциях, ни об России с Украиной, ни о демографии, ни даже об абортах в этой статье не будет сказано ни слова. Только христианская апологетика, только разбор библейских текстов. Кому не интересно, может дальше не читать.

Нравственность и святость.

«Христианская культура построена на чувстве вины. Грешить плохо, потому, что потом будешь терзаться раскаянием»

Борис Акунин. «Левиафан».

Знаете, я не согласен с Акуниным. Причина, по которой христианин старается не грешить, лежит значительно глубже.

Христианин старается не грешить для того, чтобы построить нормальные отношения с Богом. В основе этих отношений лежит любовь. Ради любви к человеку Господь создал мир, создал людей, постоянно подает нам все нужное для жизни. Более того, когда человек попал в беду – согрешил и стал смертным – Господь Сам стал Человеком и пошел на мучительную смерть на кресте, чтобы каждый из людей (из тех, кто захочет, конечно), смог наследовать жизнь вечную.

Ну, а человек как может выразить свою любовь к Богу? Ведь Бог ни в чем не нуждается – что можем мы Ему, Вечному и Всемогущему, дать? Ответ найдем в «Евангелии от Иоанна»: «Кто любит Меня, тот соблюдает слово Мое» (Ин. 14, 23).

То есть тот, кто любит Бога, старается соблюдать Его слово, жить по Его заповедям. И среди заповедей есть вот такая: «Будьте святы, потому что Я свят» (Лев. 11, 45).

Итак, стремление к святой жизни для христианина нормально – именно такой жизни ждет от нас Господь.

Разберемся – что же такое святость? У этого слова есть несколько значений.

Первое значение никакого отношения к нравственности не имеет. Оно - синоним слов «отдельный, отделенный». Мне приходилось читать о «святых блудницах», которые были при языческих капищах. Разумеется, эти дамы высоконравственными не были, а слово «святые» в данном случае просто означает, что они были отделены от других своих соплеменниц, специально для храмовой проституции.

Для данной статьи это значение слова «святой» не интересно, и больше мы вспоминать о нем не будем.

Второе значение слова «святые» - это синоним слова «верные». Именно в этом значении апостол Павел часто называет христиан «святыми» в своих посланиях. В этом значении святым может считаться каждый христианин в те периоды своей жизни, когда он всерьез старается быть верным Богу. Ну, а в период духовной усталости (а это у каждого бывает), когда христианина «несет» и он всячески «куролесит», святым он считаться не может.

И третье значение – то, которое употребляется чаще всего. «Святой» в значении «высоконравственный», «праведный», «живущий по правде».

Собственно, такими мы, христиане и должны быть – верными, высоконравственными, живущими по правде. Более того – мы хотим быть такими. Но «хотеть» и «суметь» далеко не одно и то же.

Этот трагический зазор между тем, кем мы хотим быть и тем, кем мы являемся, апостол Павел выразил такими горькими словами: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное – того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу – делаю» (Рим. 7, 18-19).

В общем, не простая это штука – святость. Запомним это и пойдем дальше.

Все, кто хоть иногда заходит в православный Храм субботним вечером, знают дивное по красоте песнопение, которое начинается такими словами:

Воскресение Христово видивше

Поклонимся Святому Господу Иисусу

Единому Безгрешному

Как видите, Православная Церковь во все времена считала, что по-настоящему свят только Господь, и безгрешный человек жил на Земле лишь однажды, и был этим Человеком Воплотившийся Бог Иисус Христос.

В то же время, все знают, что в Православной Церкви почитаются святыми немало людей – святой Георгий Победоносец, святой Николай Мирликийский Чудотворец, святой Сергий Радонежский, святой Серафим Саровский... Много людей, тысячи имен...

Нужно понимать, что Церковь никогда не считала этих людей безгрешными, ангелоподобными. Да и сами они себя таковыми не считали. «Все мы много согрешаем» - говорил апостол Иаков (Иак. 3, 2). Интересно то, что говорил это человек очень чистой жизни, которого считали праведником даже враги христианства - не принявшие Христа иудеи!

Разберемся – а зачем он вообще нужен, институт святых? Ответ на поверхности - для того, чтобы мы, обычные люди, могли у них учиться. В этом нет ничего странного. Во все времена начинающему нужен учитель, причем желательно – учитель хороший. Если человек хочет научиться столярному делу, он учится у лучших столяров. Если врачебному искусству – учится у лучших врачей. А христианской жизни мы учимся у лучших христиан.

«Подражайте мне, как я Христу» - говорил апостол Павел (1 Кор. 4, 16). Люди, почитаемые Церковью как святые – это те, кто не только захотел, но и смог быть христианином. У них есть чему поучиться.

Причем, как у любого человека, у святого что-то получалось лучше, а что-то хуже. Разумеется, лучшему мы учимся, а худшему – нет. Такой-то святой почитается как великий постник, и у него мы учимся тому, как правильно поститься. Другой святой был великим молитвенником, и именно молитве мы у него учимся.

У знаменитой Марии Египетской мы учимся тому, как нужно по-настоящему каяться. Дело в том, что слово «покаяние» (в переводе с греческого «метанойя») в буквальном переводе означает «перемена ума». То есть покаяться – это не только сказать перед священником «отче, я согрешил». Покаяться – это измениться, стать другим.

Мария Египетская в молодости была обычной шлюхой. Разумеется, этому мы у нее не учимся. Но однажды она осознала, что такой образ жизни приведет ее в ад (как это случилось, каждый может прочесть в ее житии). Тогда она ушла в пустыню, и постом и молитвой вычищала греховную грязь со своей души. Семнадцать лет ее терзали нечистые помыслы. Семнадцать лет дьявол гнал ее назад, в портовые города, к прежней разгульной жизни. Но Мария была тверда. Она осталась в пустыне, и дьявол отступил. Это – пример великой битвы против греха, пример чистой победы, настоящего покаяния. Канонизирована святая Мария Египетская не зря, и у нее есть чему поучиться.

Последний византийский император Константин І Драгаш незадолго до смерти заключил с Католическим Римом унию, которая глубоко возмутила многих православных людей того времени. Я не стану рассуждать о том, возможна ли вообще нормальная уния между православием и католицизмом, такая уния, которая устроила бы всех. Скажу лишь, что уния, заключенная Константином Драгашем была не хороша. И, тем не менее, мы почитаем этого человека святым. За эту унию? Нет, конечно.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.